rus/eng

Архитектор и пчела

Фото: Институт театра

Фото: Институт Театра

В начале мая в пространстве Боярских палат прошли показы «Лаборатории ВЕСНА» — результата совместной работы Мастерской новых форм танца СОТА, курса театрального дизайна Британской высшей школы дизайна и молодых композиторов. Кураторами СОТА стали Дина Хусейн, Галя Солодовникова, Полина Бахтина и Дмитрий Курляндский. СОТА — лаборатория Института Театра, совместного проекта фестиваля «Золотая Маска» и Центра им. Вс. Мейерхольда. Мы попросили Антона Флёрова, курирующего проект со стороны Института Театра, прокомментировать результаты.

Идея открытой, подвижной исследовательской и образовательной институции в области театра витала в воздухе. В профессиональном сообществе разговор о том, что система театрального образования не справляется с актуальным процессом, стал общим местом. Театру, как и знанию о нём, стало тесно в существующих «учреждениях культуры».

Ситуация могла бы быть не такой уж проблематичной — практика всегда вырастает из преодоления академического знания — если бы не два обстоятельства. Первое заключается в том, что некоторые новые — не новые, впрочем, тоже — театральные жанры полностью выпадают из системы образования либо существуют там в каких-то превращенных формах. Прежде всего это касается теорий и практик современного танца. И Второе обстоятельство — актуальное профессиональное знание часто остается на уровне частного опыта отдельных талантов и не попадает в публичное поле, не становится предметом осмысления. Отсюда тенденция создавать магистратуры — в первую очередь, режиссерские — непосредственно в театрах, в которых работают режиссёры носители актуального знания.

Попытку преодолеть эту ситуацию три года назад предприняли фестиваль «Золотая Маска» и Центр им. Вс. Мейерхольда, создав Институт Театра. Попытка удалась, и в этом году в Институте Театра случился настоящий прорыв — мы запустили пять мощных лабораторий, и эти проекты стали катализаторами самых актуальных театральных процессов и вызвали самую оживленную, и, что еще важнее, не только умиленно-комплиментарную реакцию. Мы начали формировать долгосрочные планы, ввели общее кураторское начало и стали координировать деятельность различных подразделений, чтобы усилить общий эффект.

Фото: Институт Театра

Фото: Институт Театра

Предметом этого текста является Мастерская новых форм танца СОТА, но небольшая вводка про Институт Театра необходима, чтобы понимать, что результаты СОТА могли бы быть иными, если бы она не стала частью общего дела.

Обратить внимание на современный танец пришлось — чего уж тут скрывать — из личных предпочтений и вкусов, но еще из-за достаточно безрадостного российского танцевального ландшафта. СОТА сформировалась как платформа для исследования новых движенческих практик, как коллективная сила, которая объединила творческие импульсы наиболее интересных на сегодняшний день профессионалов в современном танце, академической музыке и театральном дизайне — список кураторов и преподавателей СОТА можно смело использовать как рекомендацию в отношении того, за кем следует пристально следить в российском театре. Исследовательская работа в СОТА сочетается с педагогической.

Курировать СОТА мы пригласили Дину Хусейн, что стало стопроцентным попаданием — Хусейн владеет как российским, так и международным контекстом и в области танцевальных практик, и в области образовательных программ. А еще и обладает менторским, педагогическим талантом, что ничуть не менее важно для такой интенсивной работы, когда участники практически живут вместе на протяжении двух месяцев.

Принципиальным моментом стало то обстоятельство, что деятельность СОТА не была связана никакими институциональными и административными требованиями и рамками. Не «количество часов» определяло наполнение, а идеи и фантазии. Этот принцип проводился в жизнь почти с маниакальным упорством, исключались заранее установленные критерии при отборе участников, все процессы доводились до конца, несмотря на временные ограничения, активно использовались неконвенциональные методы обмена информацией и обсуждения.

Фото: Институт Театра

Фото: Институт Театра

Еще одним принципом СОТА стало объединение современного танца, перформанса, современной музыки и театрального дизайна в пространстве общего художественного процесса. Выбравшись из жанровых гетто эти искусства оказались в новом для себя контексте. СОТА готовила, в первую очередь, художников, а уж затем сценографов, танцовщиков и композиторов. Мастерство и профессионализм оставались необходимыми условиями работы, но перестали быть целью. Они лишь средства для реализации идей и фантазий. Этот принцип позволил участникам СОТА понять общие процессы и тенденции и активно включаться в художественные практики, расширяя территорию театра до бесконечности.

Результаты СОТА еще требуют общего разговора. Отметим лишь некоторые. Важнейшим мне представляется то, что в нескольких театральных профессиях появилась группа молодых, способных на творческую работу и художественно состоятельный результат. Они уже демонстрируют ту уверенность в себе, которую им еще только предстоит доказывать. Но при этом они задорны, готовы к кропотливому труду, обладают авторской смелостью и умеют выстраивать коммуникацию с аудиторией. И они вместе, а поэтому могут работать честно, а не только обслуживать своими телами интересы рынка.

Оставлю обсуждение художественного результата работы СОТА — «Лаборатории ВЕСНА» — сторонним экспертам. С точки зрения куратора, отмечу умение мобилизоваться для достижения художественного результата, преодолеть противоречия, качество проработки темы, профессионализм исполнения. И удовольствие от участия.

В работе СОТА этого года акцент был сделан на междисциплинарности. Сотрудничество хореографов и композиторов проходило вполне комфортно – кажется, они достаточно быстро нашли общий язык. Новая форма работы с партитурой – установление определенных правил формирования звукового ряда вместо привычной жесткой нотной записи – сближает фигуру композитора и хореографа. Это некоторая праформа творческого процесса, как заметил Дмитрий Курляндский.  

Сотрудничество со сценографами шло сложнее, было связано с достаточно продолжительным периодом взаимной адаптации и поиска общего языка. Причин такого несовпадения множество – разный материал для творчества, разные представления о профессии, разная степень телесной вовлеченности в процесс, разное отношение к персональному авторству. Все эти вопросы обсуждались, сценографы искали подходы к менее уловимому материалу, которым является человеческое тело.  Танцовщики также учились работать в беспокойном пространстве, заполненном вещами, материальными объектами. Все они постоянно сталкивались с дилеммой между персональным и коллективным результатом, между группой и своим эго. Мы старались выявить причины несогласованности. А в результате участники научились работать вместе, и к набору профессиональных качестве добавили крайне важную в современном театре способность взаимодействовать на площадке.

Фото: Институт Театра

Фото: Институт Театра

Кураторы СОТА уделяли максимальное внимание исследовательскому процессу, не экономили время для разговоров и дискуссий. Одним из результатов такой дотошности стало то, что участники приобрели навык не только размышлять и концептуализировать, но четко формулировать свои идеи и фантазии. Это стало очевидно в ходе нескольких опытов общения СОТА с публикой. Коммуникация как внутри группы, так и за её пределами, вряд ли станет для участников лаборатории фактором, ограничивающим творческие задачи.

Мы очень довольны еще и тем, что у СОТА обнаружился потенциал международного сотрудничества. Оказалось, что взаимодействие между образовательными институциями разных стран может генерировать очень любопытные процесс, которые кураторы СОТА намерены исследовать в дальнейшем. Совместно с Электротеатом «Станиславский» мы провели в рамках СОТА круглый стол, на котором обсудили проблемы и перспективы образования в области современного танца. В нем приняли участие представители финских танцевальных институций. Сейчас обсуждаются планы практического сотрудничества.

Наконец, еще один, отчасти неожиданный для нас самих, результат деятельности СОТА: мастерская стала настоящим катализатором для процессов в области современного танца и перформанса, постоянным возбудителем спокойствия и агентом внимания к этому жанру в театральном сообществе и шире — в художественном процессе.

У нас очень много вопросов в связи с работой СОТА. Но нам очень любопытно разобраться и работать дальше. И кажется, есть чем гордиться.

Комментарии: