rus/eng

Косой переулок

До сих пор впечатляют не спектакли, а среда — не знаю, как для остальных, а для меня было неожиданностью, насколько само место идёт в ногу с фестивалем. С одной стороны, никаких сомнений, что Авиньон, такой, какой он есть без карнавальной раскраски, стремится к театру. Готическая церковная архитектура — ясли, в которых западный театр родился во второй раз; память об этом подсказала мысль о фестивале. Спектакли здесь до сих пор играются в папском дворце, монастырях и храмах. Но с другой стороны, если когда-то пространство продиктовало фестиваль, то сегодня, спустя более полувека, театр в свою очередь переделывает его. За афишами программы off (спектаклей, которые французские театры везут сюда своими силами) не видно улиц. Хлопанье цветного картона на ветру — главный мотив здешнего городского шума, как, скажем, гудки пароходов и чайки в портах. По бульварам шатаются комедианты, которые рекламируют свои постановки — мимо меня дважды проехал очень высокий винтажный велосипед с фортепьяно на прицепе; много масок и ряженых (в тоги или в лагерную форму, например). На главной площади ходила процессия под чёрными зонтами — актёры ловили прохожих, приставляли к их ушам длинные чёрные трубки и шептали что-то очень личное. Словом, Авиньон в эти месяцы — нечто похожее на Косой переулок из «Гарри Поттера», за неимением более изысканной ассоциации (просто ссылаться на «Детей райка» было бы банальностью). Тем не менее, флаг фестиваля на всех его площадках, вопреки пестроте бульваров, сдержан и строг (простые буквы по белому полю): это же святая святых города. Выходит — два лица, две ипостаси: храм и площадь, on и off. Очень средневековое деление.

Комментарии: