Филипп Гуревич ставит в Тверском ТЮЗе трагедию взросления

Фрагмент афиши спектакля "Хлебзавод". Фото предоставлено организаторами.

21, 22 и 23 мая в Тверском ТЮЗе пройдёт премьера спектакля Филиппа Гуревича «Хлебзавод» (12+) по одноимённой пьесе Алексея Олейникова.

Напомним, «Хлебзавод» Алексея Олейникова — пьеса-участница «Любимовки-2018», метафорическая история о «школьной экскурсии», состоящая из ритмизованных монологов и диалогов подростков. Олейников — учитель литературы и русского языка в Лицее «Ковчег XXI», с 2019 года также преподаватель литературы в Школе-студии МХАТ. В версии Тверского ТЮЗа «Хлебзавод» будет разложен на десять актёрских «голосов» и дополнен вербатимами. Жанр премьерного спектакля обозначен как «взросление в девяти эпизодах».

О том, что такое «Хлебзавод» и как многослойная пьеса Олейникова соотносится со взрослым опытом и античной трагедией, режиссёр Филипп Гуревич рассказал журналу ТЕАТР.: «Четыре из десяти участников спектакля — пожилые артисты, они рассказчики — Пепельные люди, которые населяют пространство этого Хлебзавода. Они в основном и читают монологи подростков. А шесть молодых артистов играют шесть базовых характеров подростков. На них такие криповые маски детей, по форме напоминающие дельартовские: надевают капюшоны, и маска создаёт „человечка“. Пепельные люди вводят „подростков“ в ситуации Хлебзавода, тех начинает „триггерить“, и они уже со-переживают этой истории. А рассказчики говорят со стороны своего опыта, но не так, как часто поступают родители, — не берут за шкирку со словами „сюда не ходи и того не делай“. Они лишь „подбрасывают мячик“: посмотри, вот так с тобой будет. Сам Хлебзавод — это почти античный, неминуемый рок взросления, герои буквально проходят девять кругов ада. И в этом смысле „пепельные“ персонажи у нас — как Вергилий для Данте в аду. Вергилий ведь не говорит: „Не иди туда“, — он плывёт с Данте и поясняет: вот грешники в унынии… А тот уже сам решает, как быть.

Герои-подростки говорят: мы не хотим взрослеть, потому что знаем — это сопряжено с потерей друзей, разочарованием первой любви, с пониманием, что смерть рядом, она может случиться и с моим другом, что дружба тоже уходит… Или: не хочу повторять путь своих родителей и верить в то, во что верят они. Внутри спектакля разбросаны шесть вербатимов, которые читают как раз те, кто играет „подростков“, снимая маски. Вербатимы актёры брали у взрослых 35-58 лет — у тех людей, про которых с позиции 15-летнего подростка спрашивающий подумал бы: вот таким я точно не хочу быть, когда вырасту. Участковый, домохозяйка, бизнес-тренер… Очень важно было сбить привычные паттерны восприятия: например, обнаружить, что „домохозяйка“ не значит „курица“, что это тоже путь, который заслуживает и сопереживания, и уважения.

Мы искали ход, чтобы артисты ни в коем случае не играли подростков. Есть поэтичный текст Олейникова — звонкий, чуть болезненный, очень нежный, — и если 35-летний артист станет „притворяться“, то сразу будет понятно, что это „шляпа“, неправда, я не подключусь к этому. Каждый кусок пьесы написан своим стихотворным размером, абсолютно бытовые ситуации обрамлены в метафизические „предлагаемые обстоятельства“. При этом и „Хлебзавод“, и „Соня из 7 „Буээ“. Трагедия в восьми уроках“ Олейникова — тексты удивительно правдивые и актуальные (ведь часто бывает, что и язык, и ход современной пьесы про подростков быстро устаревают). Хотя спектакль мы стараемся сделать и для родителей — ведь они часто привыкают и даже не задумываются об уровне рефлексии собственного сына или дочки, им тоже страшно. А ещё здорово, когда вдруг, помимо подросткового смысла, появляется взрослый: например, в детской истории про ёлку вторым слоем возникает недетский рассказ про домашнее насилие.

По-моему, Олейникова можно решать только хоровым принципом. Вот „трагедия в восьми уроках“ — это ведь не только про трагичность восприятия мира подростком, это про сам подход. И у нас довольно монументальная декорация, „античный театр“: холодное, бетонное, неуютное пространство. Сыплется пепел: сжигают мечты, мысли, чаяния, надежды… Все мы придём на Хлебзавод, рано или поздно, это неминуемо. Бояться его — нормально. И восемь эпизодов герои стараются избежать Хлебзавода, но не могут не пойти и не сгореть там. Другой вопрос — будут ли они после этого „кирпичиками“, „одинаковым хлебушком“, или нет?».

Соавторами Гуревича в работе над «Хлебзаводом» стали художник-постановщик Анна Агафонова, художник-технолог Антон Трошин и художник по свету Павел Бабин. В спектакле заняты Дарья Астафьева, Инна Волкова, Сергей Грищенко, Виктор Дегтярёв, Александр Евдокимов, Галина Лебедева, Константин Павлов, Дмитрий Фёдоров, Марина Федотенкова и Елена Фомина.

Напомним, Филипп Гуревич — актёр, режиссёр. Окончил Высшее театральное училище им. М.С. Щепкина (мастерская Дмитрия Кознова) в 2009 году и режиссёрский факультет ГИТИСа (мастерская Олега Кудряшова) в 2018 году. Как режиссёр поставил спектакли «Ганди молчал по субботам» в «Школе современной пьесы», «Светит, да не греет» в Театре им. М.Н. Ермоловой, «Василисса» в РАМТе, «Мам, а кто это на фото?» в «Современнике», «Белые кораблики» в рязанском «Театре на Соборной», «Нулин. Театральный Anecdote» в «Творческом Объединении 9». Отметим, что один из создателей «Творческого Объединения 9» (ТО9), Иван Пачин, в январе этого года стал главным режиссёром Тверского ТЮЗа.

Комментарии
Предыдущая статья
В руках – все та же палка: «Школа жён» в Театре имени Маяковского 20.05.2021
Следующая статья
В Театре «На Литейном» покажут спектакль-фейерверк 20.05.2021
материалы по теме
Новости
В Электротеатре весь декабрь будут говорить о новой этике
В фойе Электротеатра Станиславский пройдёт курс лекций Екатерины Гресь «Новая этика: как жить счастливо в современном мире».
Новости
Ушёл из жизни композитор и поэт Стивен Сондхайм
26 ноября не стало американского композитора и автора мюзиклов – Стивена Сондхайма. Ему был 91 год.