Елена Алдашева про “Рикки-Тикки-Тави” Норильского Заполярного театра

На прошлой неделе в Москву на гастроли приехал Норильский Заполярный театр драмы им. Вл. Маяковского — в рамках «Больших гастролей» он сыграл четыре спектакля, один из которых — детский. И этот детский спектакль — «Рикки-Тикки-Тави» Тимура Файрузова — оказался, по-моему, не только театральной удачей, но и сочетанием трудно сочетаемых явлений. В чём, думаю, и есть залог той самой удачи.

Определить жанр «Рикки-Тикки-Тави» непросто: синтетическая постановка вбирает в себя музыкальные, танцевальные и даже цирковые элементы с мюзикловой жадностью. В принципе, к мюзиклу часовое действие и оказывается ближе всего, хотя непрямые аллюзии тут возникают, скажем, и со спектаклями Финци Паски. Оправдание такому повороту найдено безупречное: «Рикки-Тикки-Тави» начинается с выхода нескольких рассказчиков (они же барабанщики, а впоследствии и многое другое), которые сообщают, что описываемые события происходили — давно, или недавно, или прямо сейчас происходят — в Индии. Экзотическая страна, до которой «пешком идти очень долго, а на самолёте лететь всего шесть часов», подарила миру кинематограф Болливуда — о последнем сказочники-сторителлеры умолчат, но именно в этой стилистике Файрузов и решит свой спектакль.

Диктуемая «болливудским стилем» обязательность песен, танцев и пластического «дубля» к каждой фразе здесь подаётся не без иронии. Например, ближе к финалу, когда герои спектакля решат, что Рикки погиб, его мнимо бездыханное тело понесут на спущенные из-под колосников наподобие качелей воздушные полотна — широкие тканевые ленты, на которых выполняют трюки циркачи, акробаты, а в данном случае (конечно, в меру не цирковых всё же навыков) — участники норильского «Рикки-Тикки-Тави». Уложат-подвесят «мангуста» над сценой — а перед этим скажут, что, раз Рикки умер, «мы должны все вместе исполнить песню в честь его смерти».

Разумеется, на этом спектакле не скучно: в «индийском кино» играют смешные сценки, танцуют нижний брейк, киношно «подзвучивают» движения перкуссионными инструментами, кувыркаются в воздухе, перепрыгивают через катящиеся расписные бочонки и ложатся под огромную «катушку» (вроде той, что была в ижевском «Короле Лире» Шерешевского) с графическим изображением объятия двух змей. Номера, не повторяясь, сменяют друг друга, в придуманном художниками Фемистоклом и Ольгой Атмадзасами буйстве красок, где всевозможные «цветы и птицы томятся по облакам». «В довершенье чуда» — то есть развития языка «индийского кино» — герои сказки разговаривают на вымышленно-пародийной абракадабре, которую, как и песни, звучащие якобы из пёстрого магнитофона-кассетника, переводят «закадровые» голоса — артисты, стоящие у микрофонов на арьерсцене. Детям, судя по всему, смешно, а взрослым, не забывшим проникновенный дубляж индийских мелодрам из сравнительно недавнего телепрошлого, до боли знакомо — и потому смешно вдвойне.

Конечно, все эти открытые приёмы позволяют превратить происходящее в игру — в обоих смыслах. Но при этом артисты — которым, казалось бы, за глаза хватает задачи выполнить сложный пластический и музыкальный рисунок, — относятся к ней с почти студенческим азартом и такой же серьёзностью. К драматической части ролей все они подходят с редкой добросовестностью, так что шутливый спектакль не превращается в сыгранный спустя рукава капустник. И в итоге «Рикки-Тикки-Тави» избегает сразу нескольких естественных для детского спектакля опасностей, которые можно описать в духе сказочной царской загадки «явись не голая и не одетая, не пешком и не в повозке…»: визуально он не впадает ни в избыточность, ни в скупость средств, актёрски — ни в «тюзовскую» преувеличенность, ни в «драматическую» подробность, а в сумме — не замыкается в рамки какой-либо «возрастной планки» (закономерная проблема, когда до или после какого-то возраста происходящее либо уже не интересно, либо ещё не понятно). Собственно, последнее и оказывается самым впечатляющим. Так что можно сказать, вслед за спектаклем не без иронии соединяя несоединимое… да здравствует норильский Болливуд!

Комментарии
Предыдущая статья
Прокуратура изменит меру пресечения Павлу Устинову 19.09.2019
Следующая статья
Руслан Кудашов и Юлия Каландаришвили готовят премьеры в Красноярском театре кукол 19.09.2019
материалы по теме
Блиц
Оксана Ефременко про особенности театрального активизма в России
На днях на «Маске Плюс» мы с критиком Оксаной Кушляевой провели дискуссию о российском театральном активизме. Пытались наметить возможные территории для разговора, потому как само понятие пока еще не сформулировано до конца. Тема возникла не случайно, а потому что мы…
Блиц
Елена Алдашева о том, как Иван Комаров в “Современнике” через Шпаликова разбирался с “советской свалкой”
В январе на Другой сцене «Современника» показали эскизную работу Ивана Комарова по шпаликовскому сценарию «Девочка Надя, чего тебе надо?». Этот показ наступил сразу на несколько моих любимых мозолей — и, кажется, как ни один «полноценный» спектакль до сего дня, показал,…