rus/eng

Что я ела: объяснительная записка критика

О том, как корреспондент ТЕАТРА. побывал на самом вкусном спектакле Москвы. И почему вышел с чувством вины.

«Зеркало Карлоса Сантоса» – спектакль-ресторан, в финале которого зрителей ждет хороший ужин, а критиков – последующая головная боль, даже если они откажутся от отменного красного из глиняного кувшина. Потому что финальную просьбу создателей: «Пожалуйста, без спойлеров», написанную на белой стене при выходе, очень хочется выполнить. Как при этом не провалить еще и задание редакции — не вполне очевидно. Потому что этот спектакль действительно потеряет, если я перескажу сюжет или проанализирую элементы сценографии. И это ужасно обидно: текст Максима Курочкина временами кажется поэзией – поэзией того мира, где считают лайки и KPI. «Если вы пожилой человек – вас должно волновать слово «гаджет». «Рухнет экономика отношений. Начнется экономика спонтанности». «Фитнесс – преграда правде». «Девочка поняла, что такое мертвый, и как с ним поступают живые. И она надела очки виртуальной реальности и поднялась над крышей так высоко, как вы захотите».

Завсегдатаи «Любимовки» узнают в этом тексте фирменную иронию и не досчитаются постмодернистской игры с текстом. А тех, кто зашел на «Зеркало Карлоса Сантоса» из соседнего офиса, этот спектакль вполне может на «Любимовку» привести.

Белые\синие и прочего цвета воротнички, с высоким доходом, активной жизненной позицией, абонементом в спортзал и парочкой горящих дедлайнов – очевидная целевая аудитория спектакля, идея которого родилась у создателя «Двух палочек» Евгения Кадомского (он же генеральный продюсер проекта). Воплощал же идею спектакля-ресторана, где готовят зрителей, самый, пожалуй, гламурный режиссер театрального андеграунда Талгат Баталов, зазвавший в свой проект постоянных героев актуального театра. Некоторые на проекте буквально поселились.

По крайней мере, так говорят про постоянного соавтора Баталова, художника Ольгу Никитину, держащую под контролем всю начатую для театра стройку, длящуюся почти год. Это действительно большой проект: в пространстве, спрятавшемся в доме во дворе одной из арок по пути к Театру Наций, пропадает ощущение гонки большого города, при этом очевидно, что появиться такое место могло только в центре Москвы. Изящные идеи Никитиной хочется анализировать – например, тонкую работу с материалом. Мешает просьба создателей обойтись без спойлеров. И все-таки — за стены из гофрированной бумаги и доставшегося мне в соседи плюшевого зайчика – отдельный респект.

Впрочем, каждое пространство, в котором зрителя готовят к финальному ужину, похожему одновременно на тайную вечерю, собрание закрытого кружка и встречу друзей, решено точно и со вкусом. Опять-таки, если без спойлеров, то в каждой точке зрителю предлагают опыт взаимодействия с самим собой под внимательным управлением актеров. Некоторых из участников «Зеркала» можно увидеть в других иммерсивных проектах: Екатерина Дар, например, играла и в масштабном «Черном русском» Максима Диденко, и в камерном Posle Елены Ненашевой. В целом же способ работы актеров «Зеркала Карлоса Сантоса» со зрителем в большинстве сцен (исключая момент, где актеры жестами дают довольно бессмысленные задания своим гостям) можно считать эталонным – тебя направляют без нажима, но так, что не следовать невозможно, а почерк Александра Андрияшкина в пластических сценах оказывается очень узнаваем и уместен.

Уровень качества вообще отличает «Зеркало Карлоса Сантоса» и проявляется во всем: от кастинга до мелочей. Разноразмерные накидки и маски: личность гостей спектакля, если надеть не только маску, но и капюшон, почти не угадывается. Профессиональные психологи в одной из сцен: в том, что Стася Зубкова – не актриса, лично заверил меня режиссер, поверила, я, впрочем, не словам, а аккаунту Зубковой в фейсбуке. В конце концов, рыжий кот Карлос Сантос, живущий (и судя по откормленности – неплохо) на проекте. И финальный ужин — не как бонус, а как кульминация действия. Особенно выигрывают в нем те, кто вступает в коммуникацию не только с изысканными блюдами и старыми знакомыми, но и с теми, кто только что также – с помощью индивидуального опыта и театрального действия – готовился к этому ужину.

В общем, у этого «Зеркала» есть все, чтобы стать хитом у нетеатральной публики, готовой к экспериментам и готовой за них голосовать – в том числе, и рублем. А вот театралам и эстетам спектакль может показаться слишком «сделанным» и местами, несмотря на иронию, чересчур нарративным – психология целей, переживания офисной гонки и мысли о ее бессмысленности – это не то, что занимает завсегдатаев фестивалей. Пока же есть ощущение, что создатели спектакля все же немного перестарались с таинственностью — их целевая аудитория о «Зеркале Карлоса Сантоса» просто не знает. Но если вы считаете, что среда – это маленькая пятница, и живете от выходных до выходных – знайте, в Москве появился спектакль специально для вас. И не надо отговорок, что вы так устаете в офисе, что вам не до спектаклей, — там вам и голову от мусора проветрят, и на мысли о том, что вам хочется на самом деле (кроме спать) наведут. Накормят. И нет, меня не подкупила команда. Даже рыжий Карлос Сантос (в котором Карлос Кастанеда уживается с Санта Клаусом) мурчать отказался — он вообще против фамильярностей.

Комментарии: