Жизнь утекает сквозь хайтек

Фото: © Мария Моисеева / РАМТ

Кажется, что тандем режиссера Алексея Бородина и драматурга Тома Стоппарда сложился давно; однако, после грандиозного “Берега Утопии” (2007) худрук РАМТа не обращался к текстам живого британского классика. Корреспондент ТЕАТРА. побывал на «Проблеме» — недавней премьере Молодежного театра по пьесе Стоппарда.

Формально разница между “Берегом” и “Проблемой” – огромная. Многочасовой размах первого спектакля и камерность второго, колоссальный охват исторических событий и географических пространств – и нынешний сюжет, почти лишенный признаков времени и места. А внутри, минуя тысячи метров шуршащей ткани и деревянные тонны декораций, происходит все то же: люди живут, стремясь разрешить сверхсложные вопросы, и не замечают, как жизнь утекает сквозь пальцы.

Художник спектакля Станислав Бенедиктов выстроил на сцене огромную разомкнутую теплицу с окнами-экранами, на которых возникают неправдоподобно бегущие облака, невозможное количество мигающих звезд, акварельные виды Венеции, беззвучно струящиеся водопады или гигантский фасад научного института. Внутри этого большого пустого зала сидят зрители, перед которыми появляются лишь самые необходимые для действия предметы обстановки – кровать, стул, обеденный стол. В глубине, у занавеса, расположилась небольшая музыкальная группа. Нет, пьеса не требует живого звука, но он необходим Бородину, как необходим ему трудный длинный текст в программке.

Главная героиня “Проблемы” – юная Хиллари (ее играет красавица Ирина Таранник) – в течении нескольких лет усердно пытается сбалансировать этику и науку, эмпатию и математику. Она спорит и спит, спит и спорит с убежденным материалистом среднего возраста Спайком (Петр Красилов). Ее начальник – обаятельный и добросердечный Лео (Андрей Бажин) – опасается за закрытие своего отдела в научном институте мецената Кролла (Илья Исаев). Ее коллега – умница Бо (Татьяна Матюхова), готовая пойти на подлог ради красивых результатов психологического эксперимента. Зрителям представлено многонациональное, разнообразно сексуально ориентированное общество, в котором образованные и обеспеченные люди думают над глубоким, далеким и “стеклянным”. Например, кто испытывает эмпатию сильнее: дети шести или восьми лет?

Интеллектуальная акробатика у Стоппарда всегда сочеталась с иронией, но в “Проблеме” он особенно смешлив: мягкий юмор касается буквально каждого персонажа. Отчаянно спорящие, упорно отстаивающие свою точку зрения, они кажутся автору детьми, которые с трудом отличают игру от реальности. Они живут в мире, где можно развлекаться умозрительными гипотезами. Попытка Спайка выставить всех людей эгоистами звучит убедительно. Попытка Хиллари найти в каждом альтруизм – не меньше. Так ли важны все эти размышления для человеческого счастья? Тот же вопрос возникал в самом финале “Берега Утопии”, когда уставший, пожилой и успокоившийся Герцен, произносил в полудреме монолог о необходимости движения вопреки недостижимости результата.

В “Проблеме” никто никуда не двигается. Летят за окнами пейзажи, ползут по монитору зеленые строчки уравнений, течет обыденность во всех своих измерениях. Тает жизнь. Ловко и остроумно бросая слова, герои будто играют в теннис – но не в большой, а в настольный. Артисты РАМТа для этого спорта тяжеловаты, они привыкли к объемам, обобщениям, глобальности. Им не хватает легкости, самоиронии. Ведь здесь даже тот факт, что девушка родила в пятнадцать лет и отдала дочь в приемную семью, не выглядит трагедией. Даже на драму, говоря откровенно, не тянет – так, жизненные обстоятельства. Бородин ставит Стоппарда как Чехова, но между ними, несмотря на очевидное сходство, существует и большая разница: примерно такая, как между модерном и постмодерном.

В начале пьесе Кролл с гневом воспринимает финансовую угрозу своему бизнесу; в финале он смотрит на денежные потери с улыбкой, признавая власть случайности над закономерностью. А Хиллари доходит до мысли, что ценность жизни – в самой жизни. Кролл отдает ей на память бейджик своей приемной дочери (по чудесному совпадению оказавшейся ее родной дочерью) – этот немного сентиментальный жест окончательно скрадывает все интервалы между мнениями. Все неустойчивые ступени отношений “Проблемы” с первых минут стремятся к разрешению – и к концу гармонично разрешаются. Это выглядит чудом, которое вымаливает у Бога Хиллари. Но почему бы не случиться чуду, по крайней мере – в театре.

Комментарии
Предыдущая статья
Роман Виктюк ставит роман Сологуба 14.02.2019
Следующая статья
В Иркутском драмтеатре представят эскиз пьесы Владимира Жеребцова 14.02.2019
материалы по теме
Новости
Издан сборник пьес Елены Греминой и Михаила Угарова
В издательстве «Новое литературное обозрение» (ведущее российское гуманитарное издательство, основанное филологом и историком культуры Ириной Прохоровой в 1992 году) при поддержке фестиваля «Золотая маска» вышел двухтомник Елены Греминой и Михаила Угарова «Пьесы и тексты». Суммарно на полутора тысячах страниц — более трёх десятков произведений для театра, написанных ушедшими…
Новости
Сотрудник РАМТа скончалась в больнице после травмы, полученной во время монтировки
25 февраля заведующая художественно-постановочной частью РАМТа Ольга Андреевна Школьникова скончалась в больнице.