Артисты БДТ делятся опытом врачей, сражающихся с COVID-19: стартовала эстафета #помогиврачам

БДТ совместно с журналом ТЕАТР. и проектом «Что делать», направленным против COVID-19, запустили эстафету #помогиврачам. Алиса Фрейндлих, Олег Басилашвили, Марина Адашевская, Анатолий Петров, Карина Разумовская и многие другие читают монологи медицинских работников об условиях работы во время пандемии коронавирусной инфекции. На момент 22:00 17 мая собрано 41 видео.

На видео, представленных ниже, артисты БДТ читают документальные тексты тех, кто находится сегодня в эпицентре борьбы с COVID-19, — о заполнении больниц и страхах, об отсутствии защитных масок и невозможности обнять детей. Цель этого проекта — помощь больницам. Собранные в результате акции деньги пойдут на создание безопасных условий работы для врачей. Редакция журнала ТЕАТР. призывает присоединиться к эстафете и другие театры страны.

Алиса Фрейндлих: фельдшер скорой помощи, 35 лет, о коллеге с сорокалетним стажем работы.

«Тысячи людей были спасены ее руками. И сейчас она работает. Продолжает работать в условиях пандемии, несмотря на возраст и сопутствующие заболевания. И когда я в коридоре скорой слышу ее крик: “Давай бегом!” — я бегу. Потому что Васильевна — это не тот человек, который будет разводить панику»

Олег Басилашвили: врач анестезиолог-реаниматолог, 50 лет, о заполнении больницы, изменении реальности и семье.

«Жара потихонечку нарастает. Первая интубация и искусственная вентиляция легких — мужчина, 45 лет, девятые сутки болезни. Легкие поражены на 70-75%. Переводят и из других больниц, заполняются одно за одним стационарные отделения. Еще 3-4 дня, и будем полными»

Марина Адашевская: врач-реаниматолог, 52 года, об условиях работы и отсутствии средств защиты.

«Вчера у нас закончились маски. Шьем сами. Мне сшила дочка. И мне, и всей смене. Вот такие у нас хорошие дети. Но это марлевые маски — как на уроках труда»

Анатолий Петров: врач-реаниматолог, 47 лет, о чувстве, что врачи обязательно справятся.

«Есть какое-то паршивое ощущение, что никакого плато с последующим спадом в ближайшие месяц-полтора не будет. Пока мы живы. Иногда некоторым становится плохо. Специально для этого рядом с выходом открылся кабинет первой помощи, где дежурит свободный врач»

Карина Разумовская: врач инфекционной больницы, 38 лет, о работе в защитных костюмах.

«Приходишь домой и не можешь обнять бегущего к тебе ребенка, который не видит маму по 14 часов в день — надо все с себя снять, замочить себя в ванне, ибо хлоркой от тебя разит за километр»

Алена Кучкова: хирург-онколог, 45 лет, о том, как сложно врачам достать средства защиты

«Конечно, находятся люди, которые делают сейчас огромные бабки на масках и респираторах. И они подставляют медиков. Мы покупаем эти средства защиты чуть ли не из-под полы, чтобы быть во всеоружии. А вы всё скучаете на самоизоляции? Люди, сидите и радуйтесь, что вы не на передовой»

Василий Реутов: врач-ординатор, хирург, 28 лет, о погибших от коронавирусной инфекции медиках

«Видеть в списках погибших имена коллег, тех, с кем еще недавно ты рядом работал — это тяжело. Тяжело чувствовать удушье от несправедливости и бессилия. Но мы должны победить, правда?»

Елена Осипова: медсестра, 28 лет, о работе в защитном костюме

«Находиться в костюме ковидонавта по 12 часов — то еще удовольствие. Ни попить, ни поесть, ни сходить в туалет, а еще и ощущаешь себя как в бане. Такая бесконечная липкая баня, в которой тебя просто заперли, а когда выпустят — непонятно. От масок и респираторов на лицах у всех нас уже не проходят вмятины, мозоли и синяки»

Андрей Шарков: врач-терапевт, 32 года, о страхе и неутешительных прогнозах

«Я боюсь, глядя на увеличивающееся количество машин и людей на улицах, хотя мы еще только у подножия пика заболеваемости. Я боюсь, что мы идем по своему страшному сценарию. Не по итальянскому, американскому и какому-то ещё. Я боюсь глупости и дремучести простых людей, которые до сих пор ничего не поняли. А если мы будем говорить им всю правду, то получим только панику»

Руслан Барабанов: медбрат, 40 лет, о погибших пациентах и Боге

«Екатерина Ивановна единственная из всех была в сознании. Я кормил ее из ложечки, как же ей было больно глотать. Согласно аппетиту должна была выжить. Но нет. Умерла. Встав у кровати, где лежала Екатерина Ивановна, я начал ее отпевать. Меня отвлекали по работе, но я возвращался снова»

Остальные монологи артистов БДТ можно найти по этой ссылке.

Каждый день врачи, спасая жизни людей, заразившихся COVID-19, рискуют собственными. Уже сегодня в списке памяти погибших медиков России около двухсот имен. Во многих российских больницах они работают без элементарных средств защиты.

КАК ОКАЗАТЬ ПОДДЕРЖКУ:

Перейти по ссылке и поддержать врачей онлайн или отправить SMS со словом «НЕНАПРАСНО» пробел СУММА ПОЖЕРТВОВАНИЯ (цифрами) на короткий номер 3434. Допустимый размер пожертвования от 10 до 15000 рублей. Комиссия с абонента — 0%.

 

 

Комментарии
Предыдущая статья
С 15 июня в Италии откроются театры 17.05.2020
Следующая статья
Театр Талия проведёт трансляции спектаклей Мило Рау и Персеваля 17.05.2020
материалы по теме
Новости
#помогиврачам: в эстафету включился Молодёжный театр на Фонтанке
К эстафете #помогиврачам, инициированной БДТ им. Г.А. Товстоногова и журналом ТЕАТР, присоединился Молодёжный театр на Фонтанке. В течение недели артисты театра будут читать монологи реальных врачей в поддержку петербургской Клинической инфекционной больницы им. С.П. Боткина.