Мария Ревякина: Объединение Александринки и Волковского таит опасную тенденцию

На фото - Мария Ревякина © rus.postimees.ee

Экспертное мнение об объединении петербургского Александринского и ярославского Волковского театров высказала Мария Ревякина, генеральный директор Высшей национальной театральной премии и фестиваля «Золотая Маска» и директор Театра Наций. Накануне в газете «Культура» был опубликован сокращенный вариант документа — Сайт журнала ТЕАТР. приводит позицию Марии Ревякиной полностью.

— На мой взгляд, в последние годы в России появилась нездоровая, пожалуй, даже пугающая тенденция к слиянию и оптимизации творческих коллективов: театров, музеев, филармоний, домов культуры, музыкальных школ и так далее. Зародившись в глубинке с ее бесправием и недофинансированием, это поветрие уже достигло крупных областных центров.

Новость о слиянии Ярославского Театра драмы имени Волкова и «Александринки» повергла театральную общественность в изумление. Это два крупных, независимых коллектива — каждый с собственной богатой историей. Причем это не только история отдельных учреждений, но и городов, где они возникли и развивались. Это достояние людей, которые живут в конкретном регионе, предмет их гордости. Если говорить о Ярославле — там прекрасная труппа и худрук, интересный репертуар, отремонтированное здание. Зачем театр куда-то присоединять? К тому же, без открытого обсуждения с местными жителями, для которых театр является символом города. Театр, как и все в этом мире, развивается во временном пространстве, актеры и начальники приходят и уходят: одни оставляют яркий след, другие исчезают незаметно, но сам театр остается.

Доводы, озвученные в пользу слияния, с моей точки зрения, не убедительны по той простой причине, что все они — обмен артистами, совместные гастроли за рубежом, обменные гастроли, постановки спектаклей друг у друга в гостях можно реализовывать без каких-либо слияний, по доброй воле и желанию.

Защитники, ратующие за объединение, приводили в пример успешное слияние Симоновского театра с Вахтанговским. Только «Симоновка», замечу, была на грани развала. Туда практически не ходили зрители, а коллектив погряз во внутренних конфликтах. И потом Симоновский театр исторически вырос из Вахтанговского: закономерно, что он вернулся в лоно своего родителя, который, кстати, в шаговой доступности, а не на расстоянии в 800 километров в другом городе.

Даже если на минутку представить, что слияние Волковского с «Александринкой» обошлось без резонансного осуждения, было воспринято общественностью в позитивном ключе, а итог превзошел все ожидания, я убеждена, что в будущем такое решение может негативно сказаться на развитии всей театральной сферы в России. Объясню, почему.

В марте мы собрали руководителей тридцати театров из малых городов и обсудили их насущные проблемы, которые возникают, едва лишь в Москве появляются свежие отраслевые законы или новаторские инициативы от федеральных чиновников. В каждом регионе местные чиновники трактуют нововведения по-своему. Например, в каких-то городах местное Mинистерство культуры выпускает приказ, устанавливающий цены на билеты. Притом что театр — самостоятельный хозяйственный субъект и вправе сам осуществлять ценовую политику. Или чиновники начинают рассчитывать зарплату по среднесписочному составу, а не по существующему штатному расписанию, и таким образом элементарно не хватает денег на зарплату фактически работающих в театре людей. Все то, что находит поддержку и воплощается в жизнь на федеральном уровне, мигом перенимается регионами, но уже с учетом особенностей местного самоуправления. Понимают ли региональные чиновники, что такое театр и как он устроен? Как показывает практика, далеко не всегда. Театры в регионах страдают от того, что бухгалтерии театров «сливают» в одну централизованную бухгалтерию.

Показательный пример: попытка оптимизировать культурные центры в Тюменской области, которая выявила абсурдность такого подхода. В данном субъекте РФ объединили в один концертно-театральный холдинг пять крупных учреждений — театр драмы, театр кукол и масок, филармонию, Дом культуры и Тобольский драмтеатр имени Ершова. Последний вообще находится в отдалении от Тюмени. Дорога от облцентра в Тобольск занимает более трех часов.

Одной из главных целей данного объединения было также стремление создать более рациональное использование возможностей. Средства, получаемые одним учреждением в бОльших объемах, перераспределялись туда, где не выполнялся план по доходам. То есть перетекание финансовых ресурсов стало одним из рычагов повышения общей эффективности деятельности ТКТО. Таким образом, снижалась заинтересованность конкретного учреждения в повышении своей эффективности. В результате объединения начался процесс изменения управленческой структуры каждого учреждения, то есть — сокращение кадрового состава, перераспределение функций, а в некоторых случаях, и снижение размера заработной платы. Далее стала разрастаться управленческая структура руководящего состава самого объединения, за счет «ликвидации» аналогичных структур каждого учреждения культуры, стал увеличиваться объем документооборота. Новые руководящие инструкции, рекомендации и пр. стали разрастаться, как снежный ком. Каждое простое решение требует длительного согласования. Время от формулирования задачи, до ее реализации увеличивается. Роль директоров сведена к уровню завхозов. Все стратегические и тактические вопросы решаются только руководством на самом верху. За 5 лет сменилось 4 генеральных директора. Театры лишились многих штатных единиц: завлит, главный администратор, педагог по работе с младшими школьниками, снабженец и т.д. При этом, весь объем названных работ, который никуда не делся, лег на плечи оставшихся.

Согласование документов происходит без лимита времени, договоры ходят по нескольку месяцев! Ежедневно дирекция театра оформляет уйму бумаг, где нужно физическое подкрепление печатями и подписями. То есть, постоянно требуется ездить туда-сюда. В головной системе работают специалисты не имеющие конкретных и специфических знаний. Для таких «специалистов» важным становится бумага-документ, за которыми они не способны видеть содержательной и художнической специфики каждого учреждения В этой системе нивелируется роль главного режиссера, главного художника как лидеров — руководящая роль закреплена за руководством объединения.

Подобные объединения в глобальном смысле таят в себе самую опасную негативную тенденцию, это превращение в большой колхоз, где все общее и никто ни за что не отвечает, один хозяин за всем не в состоянии уследить, какой бы гениальный не был, а руководители структурных подразделений теряют полномочия и интерес.

Соответственно, все вопросы пяти структурных подразделений — экономические, финансовые, юридические, управленческие зацикливаются на одном человеке. Счёт един на все структурные подразделения, госзадание выставляется на всю организацию и впоследствии делится на эти подразделения.

С апреля 2014 года больше нет Тобольского драматического театра, театра с более чем 300 летней историей, Тюменского драматического театра (более 160 лет), Тюменского театра кукол! Т.е. фактически есть, а юридически нет. Есть ГАУК ТО «Тюменское концертно-театральное объединение».

Аналогичная ситуация сложилась и в Тульской области, где слили театр драмы с театром из соседнего Новомосковска.

Возвращаясь к присоединению ярославского театра — сомневаюсь, что эффективно сделать единые продажи билетов на два города, что возможно проводить единую закупочную политику, что появится качественный рост в создании спектаклей, ибо спектакль зависит прежде всего от таланта творцов, а
не от разнообразия управленческих форм.

Увы, слияние двух крупных прославленных коллективов, с моей точки зрения, послужит сигналом для масштабной оптимизации культурных институций по всей России. И одному Богу известно, во что это может вылиться…

Напомним, что впервые информация об объединении двух крупных российских драматических театров федерального подчинения — Александринки (Петербург) и Волковского (Ярославль) была оглашена Владимиром Мединским в День театра, 27 марта текущего года. В этот же день инициатор объединения Валерий Фокин дал нашему изданию блиц-интервью. Ситуация довольно быстро превратилась в скандальную. Хотя худсоветы обоих театров проголосовали за объединение, общественность — прежде всего, театральная — стала высказывать тревогу и опасения. Также против объединения высказался губернатор Ярославской области Дмитрий Миронов. В результате 28 марта Дмитрий Медведев приостановил действия приказа министра культуры Мединского об объединении театров, а председатель СТД России Александр Калягин выступил инициатором широкого общественного обсуждения возможных проблем и деталей объединения. Первое заседание, на которое Калягин пригласил представителей Аппарата Президента, представителей Госдумы, минкульта и театрального сообщества, а также руководство Александринского и Волковского театров, состоится 8 апреля.

Комментарии
  • http://vk.com/id87751748 Лариса Шуринова

    Очень аргументировано и убедительно.

Предыдущая статья
«Ремарка» проведет фестиваль читок в новосибирском «Глобусе» 04.04.2019
Следующая статья
Умер режиссер Георгий Данелия 04.04.2019
материалы по теме
Новости
Александринский театр привез в Тверь «боярскую коллекцию»
С 4 ноября по 23 декабря в Тверской областной картинной галерее (Тверской императорский дворец) пройдет выставка исторических костюмов Александринского театра «Царская Русь на императорской сцене». 
Новости
Спектакли программы национальных театров России покажут в прямом эфире
15 и 23 октября Театральная олимпиада 2019 проведёт прямые трансляции спектаклей «Полёт. Бильчирская история» и «Воительница-Джырыбына».