rus/eng

→ Дина Годер

Открытый город?

В Воронеже проходит Платоновский фестиваль искусств, он открылся спектаклем «100% Воронеж» — совместным проектом команды фестиваля с группой Rimini Protokoll. Корреспондет ТЕАТРА. побывал в числе первых зрителей. читать дальше

Премия под арестом

В декабре в Риме уже в 16-й раз была вручена Европейская театральная премия «Европа — театру», которой награждают крупнейших деятелей мирового театра, а вместе с тем в 14-й раз – приз «Новая театральная реальность», лауреатами которого становятся режиссеры-экспериментаторы. Корреспондент ТЕАТРА. – о том, как это было. читать дальше

Спектакль, чтобы думать

Премьеру «Что делать» сыграли в середине января 2014-го. Это был первый спектакль нового худрука на свежеотремонтированной большой сцене БДТ, и ожидания по его поводу были особенно высокими.
читать дальше

Ясмин Годдер. На крючке

Одним из самых ярких событий последнего Венского фестиваля (Wiener Festwochen) стал спектакль известного израильского хореографа, героями которого оказываются не только пространство студии и сами зрители, но даже обыденные явления природы вроде заката за окном
читать дальше

Мама, открой!

 

«Озеро надежды» Владислава Наставшева в Новом Рижском театре играют по-русски. Корреспондент Театра. разбирался, почему.

читать дальше

Израильский contemporary dance: танец на автобусном вокзале

Как возник феномен израильского contemporary dance? Театр. задал этот вопрос хореографам и танцовщикам, режиссеру, журналистке и создателям танц-школы. Их ответы сложились в разговор не столько о танце, сколько о свободе, телесности и природе национального характера.

читать дальше

Три этюда о Петре Фоменко

Петр Фоменко в совем кабинете, 2008. Фото: Лариса Герасимчук

Петр Фоменко в своем кабинете, 2008. Фото: Лариса Герасимчук

Петр Фоменко не создал новой театральной системы, но основал самую заметную и влиятельную в постсоветском театре школу. Не задаваясь целью охватить все результаты этой гигантской работы, мы решили для начала сделать своеобразный триптих, посвященный выдающемуся педагогу и режиссеру. Это пока не основательное театроведческое исследование, а быстрые этюды — жанр, который любил и сам Фома, как по привычке давнего знакомства называют Петра Наумовича наши авторы. А еще эта мемуарная отрывочность рифмуется с тем, что во всех трех рассказах есть слова о неосуществимости, о том, какие важные линии в судьбе Фоменко и его «Мастерской» оборвались по разным причинам. читать дальше