Памяти Наташи Исаевой

На фото - Наталья Исаева © Роман Астахов

В Париже скоропостижно умерла Наташа Исаева. Ковид. Внезапно остановилось сердце. Ей было 67 лет.

Для театрального мира Наташа давно стала своим человеком, чья подвижническая без преувеличения деятельность в последние годы была тесно переплетена с именем Анатолия Васильева. Но боюсь, не все в нашем (театральном) мире понимали истинный масштаб её личности. А личностью Наташа была поистине ренессансной. Историк философии и религии, санскритолог, индолог, автор почти двух десятков книг, изданных в России и за рубежом, сотен научных статей, десятков статей для «Новой философской энциклопедии» и «Большой Российской энциклопедии». Она перевела на русский язык с датского пять основных трактатов Сёрена Кьеркегора, с французского – пьесы Маргерит Дюрас, Кольтеса и основные труды Антонена Арто, с немецкого – «Постдраматический театр» Ханса-Тиса Лемана.

9 января, за три дня до смерти, она сдала в печать свою последнюю книгу. Это книга об Анатолии Васильеве. А первая книга Наташи, которая попала мне в руки, называлась «Слово, творящее мир. От ранней веданты к кашмирскому шиваизму: Гаудапада, Бхартрихари, Абхинавагупта». И меня поразило, что о столь сложных и, в общем, далёких от меня вещах можно писать столь увлекательно. «О, Наташа, женщина на грани гениальности», – воскликнул мой муж, тоже индолог и религиовед, узнав, что мы с ней знакомы.

Люди с религиоведческим бэкграундом редко умеют тонко и глубоко чувствовать театр и почти никогда не становятся частью современного театра. Я лично таких примеров больше не знаю. Из тенёт академической науки с её жёсткими правилами и неизбежным и отчасти полезным начетничеством сложно вырваться в мир свободного творчества, где всё существует по законам, самим творцом над собой поставленным.

Наташа превратилась из религиоведа в театроведа и – что совсем поразительно – театрального критика и практика на моих глазах. Она много писала для журнала ТЕАТР. и для нашего блога на сайте. И её статьи о спектаклях Ромео Кастеллуччи, Анхелики Лидделл, Кэти Митчелл, Марины Абрамович, Томаса Остермайера, Бориса Юхананова и, конечно, самого Васильева были не просто яркими – они были поистине вдохновенными. Кьеркегор и Шанкара становились героями этих текстов наряду с самими режиссёрами. Рассуждения об адвайта-веданте запросто переплетались с рассуждениями о театральной теории Антонена Арто. Она прозревала в современном театре те метафизические глубины, которые не до конца понимали порой сами создатели театральных миров, а я как читатель и редактор буквально тонула в водовороте её смелой мысли и воронках её ярких литературных пассажей.

Наташа с 2004 года жила в Париже, она эмигрировала вскоре после убийства её мужа, ректора ГИТИСа Сергея Исаева, и её яростное театроведение было в равной степени непохоже и на поверхностное бормотание о театре газетных французских рецензентов, и на гиперрациональный подход мэтров европейского театроведения, любящих раскладывать всё по полочкам. В театроведческих работах Исаевой, учёного по призванию, а не только по роду деятельности, никогда не было наукообразия и зачастую пустой игры в терминологию. Она постигала произведения искусства во всей их целокупности, всеми рецепторами своего тела, своего сознания и своей души, в существовании которой у человека никогда не сомневалась. В её живых, пульсирующих текстах эмоциональная возгонка не отменяла мощного интеллектуального посыла, но лишь усиливала его.

Она вообще была отдельным человеком, убежавшим от свинцовых мерзостей нашего политического бандитизма и с трудом совмещавшимся с западными левыми трендами, которые пытаются уложить зеленеющее древо жизни в прокрустово ложе «правильной идеологии».

Я редко встречала человека более искреннего, интеллектуально честного, бескомпромиссного. Стойкого оловянного солдатика, не прогибающегося под изменчивый мир.

Но всё же главным её даром был редчайший дар христианской любви и непостижимой для меня самоотверженности. Она умела превращать сотрудничество в служение. Её работа – педагогическая, переводческая, продюсерская – с Анатолием Васильевым в последние годы жизни стала не только актом её самореализации, но и одновременно актом самоотречения.

Нам ещё предстоит понять, насколько много дало театральному миру это служение. Нам еще предстоит оценить всю красоту ее глубоких мыслей и ее чистой души.

 

Комментарии
Предыдущая статья
Умерла актриса Анастасия Вознесенская 14.01.2022
Следующая статья
Кама Гинкас впервые ставит Толстого 14.01.2022
материалы по теме
Новости
Не стало театрального критика Туяны Будаевой
Бурятский театральный критик и театровед Туяна Будаева скоропостижно умерла вчера, 18 сентября. Об этом сообщил в социальных сетях режиссёр Сергей Левицкий.
Новости
Умерла Валентина Дугина
22 мая на 86-м году жизни умерла актриса Московского театра «Ленком Марка Захарова» Валентина Дугина. Об этом стало известно из соцсетей театра.