Дайте мне белые крылья

На фото – спектакль «Лебеди» © Олег Столяров

В середине июля в Альметьевске в рамках масштабного этнокультурного фестиваля «Лето. KARAKUZ» прошел II Всероссийский фестиваль уличных театров «Легкие крылья». Организовала его Гульназ Ханнанова, директор театра «Легкие крылья», молодого и первого профессионального уличного театра в Альметьевске, в честь которого и назван фестиваль. На него съехались театры из Самары, Уфы, Перми, Москвы и Санкт-Петербурга, Татарстан представляли театры из Казани, села Антоновка и сами «Легкие крылья».

Город как предчувствие

Альметьевск – небольшой уютный город, нефтяная столица Татарстана и велосипедная – России. С велосипедных прогулок и началось знакомство гостей фестиваля с местностью – в первый же день можно было отправиться на экскурсию по муралам или на практикум по освоению пространства «Одинокий город» от Юлии Клейман. «Это не спектакль. Это не экскурсия. Возможно, это практикум, но это неточно», – с этих слов начинается первое сообщение в телеграм-группе для двух десятков человек, стартовавших на велосипедах по Альметьевску.

Сайт-специфик проект, созданный Клейман за несколько дней, не столько знакомство с городом, хотя и оно тоже – успевая переключать треки в телефоне, видишь как знаковые места, так и спрятанные от глаз случайного туриста, неотмеченные в путеводителях символы живого города. Такие признаки дыхания врезаются в память куда прочнее официальных достопримечательностей. Видишь: залитые солнцем холмы, широкий берег местного моря, ипподром, скульптуру Матери Татарии, мусульманское кладбище. Слышишь: отрывки из «Одинокого города» Оливии Лэнг, песни Coldplay и The Strokes, сказку «Цветик-семицветик», прочитанную голосами разной степени дикости, монологи театральных деятелей о взаимоотношениях с важными для них местами в городах, а еще кузнечиков в траве у городского майдана.

Проект предлагает рассмотреть пространство с разных планов: сначала с общего – увидеть город панорамой вдалеке, взобравшись на стог сена в поле, а после углубиться до крупного – до граффити на заборах и номеров домов. Подумать о себе, замкнутом в наушниках, сконцентрированном на движении, рассматривающем попутно здания, людей и не успевшем поднять ноги повыше, проезжая по луже. О своем одиночестве в людном городе, в веренице велосипедистов. Было бы здорово, если бы в следующий раз практикум Клейман вошел в основную программу фестиваля как еще одна вариация уличного представления. Что отличает подобные сайт-специфик проекты от уличных спектаклей – это граница входа. Зрителем уличной постановки может стать любой прохожий, только что ещё не знавший о проходящем рядом спектакле.

Завершалась прогулка символично в парке «Каскад прудов», месте проведения фестиваля. Туда же стекалось и масштабное карнавальное шествие, днём позже официально открывшее программу. Для парада уличных артистов перекрыли основную магистраль города – улицу Ленина. Это и есть слом привычного, когда широкий проспект вместо иномарок заполнили двухместные самолёты, передвижные кибитки, ретро-автомобили и прочие транспортные средства, не поддающиеся описанию. Щурясь на жаркое июльское солнце, отмахиваясь от летящих перьев, зрители фотографировали колонну из огромных красных улиток, скоморохов и клоунов, черных и белых ангелов, готовых тут же на асфальте начать париться вениками, усевшись в свои чемоданы. Дети с самокатами, бабушки в беретах и мужчины с пакетами замедляли движение, вовлеченные в красочную энергию дуракаваляния и детского задора. Уличный театр как преображение окружающего пространства, выход за границы обыденного, возможность взглянуть на знакомый мир и людей другими глазами.

Клоуны грустные и не очень

Превым основную площадку получил испанский клоун Карло Мо с уличным перформансом «МÔзыка». Уже с выхода он заявил о своем владении публикой: сквозь зрителей нес большую ветвистую вешалку, ничуть не смущаясь, что всем приходилось успевать пригибаться. В постепенно сгущающихся сумерках Карло дирижировал публикой: ее аплодисментами и вздохами, без декораций и грима – только к лысой голове прикрепил длинное мочало, осыпающееся по ходу. В комедийной пантомиме почти не было музыки и слов, даже сквозь детский смех прорывались крики стрижей. В работе Мо – синтез естественной наивности и четкого трезвого владения вниманием зрителей. Как долго он настраивался, чтобы чихнуть, и с каким оживлением ждала этого замершая публика (я так и не узнала, чихнул или нет, так как поднимала воздушный шарик крошечной девочки, с которой мама вошла в нашу толпу).

На этой же сцене, самой просматриваемой, где зрители занимали не только отведенные места в круге, но и собирались на лестницах и парапетах, два дня играл спектакль «Петрушка-Андрюшка» Андрей Кислицин из Санкт-Петербурга, артист Цирка дю Солей. Петрушка – персонаж неприятный, инфернальный, вечный трикстер, и Кислицин в этом образе не пытается кому-то понравиться. С красным горбатым носом, широченной улыбкой накладных белоснежных зубов и змеиной пластикой, он выглядит страшновато и притягательно одновременно – такой ловкий джокер, что глаз не отвести. Но даже не столько во внешности его органика, сколько в свободе и осознании своего могущества. Артист крепко ухватил отрицательное обаяние персонажа, существующего на границе между мирами. «Никогда не доверяй клоунам», – говорит он зрителю, от которого только что пулей улетел незавязанный шарик. Кислицин бесшовно соединяет и осмысленный интерактив, и цирковые трюки, и юмор, без пафоса и заигрываний работает с детьми и взрослыми. Здесь есть проговариваемый смысл – слегка сентиментальный, но доходчивый и внятный. И как красиво он кружит в обруче, сохраняя петрушечий оскал.

Другой тип клоунады представил Руслан Риманас из Казани – молодой клоун, успевший поработать со Славой Полуниным и организовать лабораторию клоунады «БалагурЛаб» в башнях Казанского Кремля. В спектакле «pandeMIA CIRCUS», сыгранном на камерном островке у берега пруда, он сосредоточен и внешне замкнут. Даже несколько сконфужен и нарочно еще отгораживается от зрителей – то очерчивая мелом круг, за который нельзя заходить, то опрыскивая всех антисептиком и заставляя надеть маску. Обозначение правил поведения – дело верное, публика реагирует на них с удовольствием и рада исполнять, ведь соблюдение этих законов – уже включение в игру. И выйти на дальнейший интерактив как-то проще: «Давай, папа!» – восторженно просят дочки мужчину, тот со скромной улыбкой соглашается и вешает шарманку на шею. Клоун крутит тарелку на шесте и передает ее девочкам – те заворожены чудом в руках и тем, что они тоже – могут.

Но клоунские фокусы и трюки только прелюдия. Из чемоданчика вдруг появляется кукла-эквилибрист – на пальцы одной руки Руслан насаживает голову, руки и ноги. Забавный человечек с усиками проделывает акробатические трюки, держась на канате всего одной рукой (веревку, кстати, доверяют натягивать зрителям). Этот крошечный парень, может, не совсем близок в пластике человеку, но в нем совершенная легкость и нежность. И, в отличие от клоуна, он совершенно раскован – запросто вызывает на свидание девушку из публики, повисает у нее на руке, взбирается на плечо. Отказать этому обаятельному ловкачу непросто.

Фоном для своего спектакля «Авиаторы» московский театр клоунады «Микос» выбрал открытое небо и вертикаль башенного крана над строящейся мечетью. Команда незадачливых растерянных пилотов возится возле невзлетевшего самолета (невозможность улететь сегодня воспринимается особенно остро). Все их трюки – откровенный стёб над стандартными стереотипами клоунады. И не важно – сработает фокус или нет – главное насыпать побольше конфетти, ведь так принято? Это лиричная, тонкая, грустная и серьезная клоунада, уравнивающая публику всех возрастов (девочка за мной смотрела спектакль второй раз и нещадно спойлерила подружке). Худрук «Микоса» Сергей Давыдов в роли флегматичного и ленивого пилота все же пробует взлететь – подняться в постепенно темнеющем небе на дельтаплане из газет. И финалом – настоящий фокус для всех – вырывается фонтаном пена, морем заливая асфальт. На изумрудном небе белоснежные пенные облака.

Сказки на ночь

Устроители фестиваля – уличный театр «Легкие крылья», созданный в 2017-м при поддержке компании «Татнефть» – сыграли несколько своих спектаклей: ловкость, азарт и мастеровитость показали в атмосферных постановках «Немое кино» и «Однажды в цирке». Это работы для семейного просмотра, где доминируют комедия и трюки, а премьерный «Кабаре La Lune» – спектакль вечерний, где больше говорят, чем показывают, причем текст, как и подобает кабаре, на грани. «ДиректОр кабаре La lune», статный Роман Пронько с зеленой бородой, представлял актрис в кислотных костюмах и актеров в полосатом, которые разыгрывали кабаре, танцевали чечётку, жонглировали и выполняли акробатические номера. Под моросящим дождем смирно сидели дети, не желая покидать свои коврики в первом ряду и отказываясь от зонтов родителей.

«Легкие крылья» работают с разными жанрами и форматами представлений. Мой у них фаворит – спектакль «Этно», созданный Матушкой Медоуз (Анной Шишкиной) и всей командой «Странствующих кукол господина Пэжо», который адаптирует и актуализирует татарский фольклор. Спектакль, развернутый не в карнавал и веселье, а в диалог и серьезное переживание идентичности. В нем особенно ценна не трюковость, а возможность доверительного разговора о своих корнях – совершенно разных – и индивидуальность каждого актера, короткий выход без маски. Вообще, у «Легких крыльев» есть потенциал движения в сторону национального фольклора – не музейного, а осмысленного через сегодня.

На концепции народного были основаны вечерние спектакли фестиваля. «Обряд» независимого театра «Пластилиновый дождь» из Самары работает с мрачной и жуткой сущностью фольклора. Лесная нечисть в изысканных масках и костюмах, ритуальные танцы, сражения виртуозных ходулистов – в ночном лесу разворачивается масштабное фэнтези, по силе напряжения и подробному визуалу близкое «Игре престолов». Спектакль размыкает пространство для зрителей, приглашая не просто поучаствовать технически, но стать частью представления.

«Странствующие куклы господина Пэжо» играли миф о деревне «Могота» на траве на фоне выгородки русского двора – со свойственной им безудержной лихостью и совершенно бескомпромиссной отдачей. Спектакль предельно детализирован и с актерской, и с визуальный стороны – часто сменяемые сложнофактурные костюмы, ситец в цветочек и дизайнерские кокошники, вырубленные из дерева маски. Все привычное в «Моготе» гиперболизировано и вывернуто наизнанку – так, что обнажается небытовое. Здесь веселая ярмарка соседствует с непременной смертью, смерть здесь вообще, кажется, то и дело выглядывает из-за забора. Пространство расщепляется, реальность трансформируется, миф открывает портал в иное измерение. У спектакля нет желания напугать, наоборот, он действует через смех, но от присутствия параллельного жутковато становится.

На фото – спектакль «Могота» © Олег Столяров

Новые лица и маски

Выше шел разговор о командах уже известных, именитых, игравших на площадях разных городов и стран. А был в афише «Легких крыльев» театр только родившийся: ВАУ-театр – Воронежский Академический Уличный театр, первый подобный в области. Он был создан весной по инициативе Платоновского фестиваля искусств – случай уникальный и заслуживающий отдельной статьи. Обучала труппу команда «Пэжо», первый спектакль «Как царь Петр чего-нибудь там» поставила Матушка Медоуз, за пару месяцев своего существования он успел побывать на нескольких уличных фестивалях, в том числе, и в Альметьевске.

В постановке про Петра I чувствуется близость к учителям – то же, свойственное «Пэжо», сочетание нежной лирики и юмора, драйв и чуткая ансамблевость, проработанность причудливых масок. А с другой стороны, важно обращение к тексту, причем стихотворному: стилизованный под ярмарочный, забавный, с уместными вкраплениями неологизмов и современных слов, очень живой – писали всей командой. Так балагуры предлагают публике присоединиться к борьбе с коррупцией – отрезать кусочек боярской бороды из лент: и весь партер побежал это делать. В этом выдуманном жизнеописании, сыгранном в кибитке под высокими елками, Петр – фигура скорее мифологическая. И особенно интересно, как спектакль работает с репрезентацией родного Воронежа, обыгрывает появление его знаковых мест и достопримечательностей. Можно сказать, в семье уличных театров появился еще один – долгой успешной жизни ему.

Другая молодая команда, причем отличающаяся ото всех своей теплой самобытностью – семейный эка-театр «Антоновка» из одноименного села, где театр – место объединения сельчан и такая же часть повседневности, как работа в саду или в мастерских. Эта гармония разлита в спектакле «Найденные крылья» – пластическом ритуале, где участвуют женщины и мужчины разных возрастов. Их движения медленны и сосредоточенны, актёры в рапиде стремятся не к синхронности, а к внутреннему проживанию. Здесь возникают образы индийские и древнегреческие, прошлое и будущее сливаются в точке «сейчас», а время будто и вовсе растворяется. Обаяние естества, чистая открытость и неторопливость, актерское наслаждение происходящим – к их абсолютной внутренней свободе подключаешься. Кажется, уличный театр вообще про свободу, потому тема полета и крыльев так часто здесь звучит.

На фото – спектакль «Обряд» © Олег Столяров

Преображение привычного

Чем впечатляют фестивали уличных театров, так это тем, что полностью меняют представление о знакомом пространстве. Уже после первого дня узнать в этом наполненном особым плотным дыханием «Каскаде прудов» размеренное место, куда я приехала после велосипедной прогулки в первый день, было просто невозможно. Через каждый метр кто-то играет или готовится играть, стоят палатки с едой и местным рукоделием, столы для рисования. По берегу прохаживается на ходулях Непредсказуемый Предсказатель с чемоданчиком заветных письмен, на скамейке вертит ручку своего старинного удивительного инструмента Шарманщик Шама (Шамиль Сафаров). Дети не капризничают, а просят остаться еще, хоть уже и стемнело, отцы носят длинные воздушные шары, скрученные в собаку, ромашку, но чаще во что-то неопределенное.

Большой удачей фестиваля стал ни к чему не обязывающий перформанс на воде «Лебеди» от московских «Эскизов в пространстве». По каналу в предзакатном желтом воздухе плывут два больших фанерных лебедя, а подальше, через мостик, настоящий, живой гнёт шею. Лебеди на прудах – что может быть логичней и естественней, такая органичная работа с пространством присуща еще нечастым у нас ландшафтным спектаклям. На лебедях парень и девушка – то приближаются, то отдаляются, исполняют пластические номера. Перформанс завораживает максимальной свободой и, пожалуй, самым низким порогом входа: не нужно занимать места поближе – видно отовсюду хорошо, можно просто идти вдоль берега и по-разному смотреть из нескольких точек. Такая медитация под нейтральную музыку. Отрываться от этой чистой и простой красоты совсем не хочется.

Помимо спектаклей, фестиваль включал и обширную образовательную часть – что в режиме отсутствия школы уличных театров как таковой особенно ценно. Причем это не только воркшопы для актеров – на занятия с Карлом Мо и Андреем Кислициным места улетели мгновенно, – но и лекции для директоров и худруков. В профпрограмме: встречи и мастер-классы разной направленности, буквально полный цикл создания уличного спектакля. Александр Мялин, технолог и актер «Странствующих кукол господина Пэжо» рассказал, как воплотить самые причудливые идеи постановщиков и сделать декорации легкими, практичными и долговечными. А Олег Скотников, директор тех же «Пэжо» и основатель «Российского союза уличных театров и артистов», показал варианты составления презентаций для отправки на фестивали.

Был и speed-dating, и встреча с критиками – все больше встречи-диалоги, в которых принимали участие все: и продюсеры, и практики от театров. Кстати, лекция продюсера Елены Хатрусовой тоже стала поводом для обмена важными вопросами, в частности, как уличным театрам общаться с властями и преодолевать пропасть между ними и администрацией города, до сих пор во многом воспринимающей уличные театры как ростовых «зебр» на площадях. Профпрограмма фестиваля – как возможность увидеть друг друга и поговорить о важном.

Комментарии
Предыдущая статья
Александр Калягин обратился к губернатору Хабаровского края 30.07.2022
Следующая статья
В московской квартире сыграют со спичками в пьесе Клима 30.07.2022
материалы по теме
Новости
В 6-часовом перформансе Миграновой и Сабирова соединятся 17 алфавитов
Сегодня, 30 августа, в Казани Ангелина Мигранова и Родион Сабиров покажут перформанс «360˚». Осмысление языка и алфавита как метафоры единого мира будет продолжаться 6 часов (360 минут): с 12 до 15 и с 18 до 21.
Новости
FULCRO завершит телеграм-проект читкой актуальных пьес в Тель-Авиве
До 25 июля резиденты петербургского театра FULCRO проводят «цифровой перформанс в телеграме» — проект «Я здесь. Хроники маленьких людей». Заключительное событие — читка пьес, отобранных фестивалем «Любимовка», — пройдёт 1 августа в Тель-Авиве.