Макбет зарезал речь

На фото – сцена из спектакля "Макбет" / ©Алексей Молчановский. Фото предоставлено пресс-службой театра

Режиссёр Елизавета Бондарь представила на Малой сцене Театра Наций премьеру – двухчасовой спектакль по мотивам шекспировского «Макбета» в обработке драматурга Анны Лифиренко – о том, что в мире, искорёженном войной, не остаётся места для будущего.

Мир спектакля «Макбет» – мир застывший и холодный, тёмный и мрачный, заполненный неоседающим порохом и пронизанный металлическими звуками. Апокалипсис уже случился. Дальше – лишь его отголоски и последствия, последние попытки сымитировать жизнь. Жизни противопоставляется не только смерть, но и власть, и война. Они звучат здесь совершенно одинаково. Пётр Айду создал для спектакля особые инструменты из металлических пластин, струн и труб, найденных на свалках. Обретший вторую жизнь металлолом скрипит и скрежещет, гудит набатом, звонит колоколом и бьёт пулеметной очередью. Мелодия не вернулась с поля боя.

Как «пала», вернее, была ранена, и человеческая речь. Контуженные на фронте персонажи, в том числе и Макбет (актёр театра Ленком Дмитрий Гизбрехт), говорят ворохом из слов и слогов. Драматург Анна Лифиренко придумала для шекспировских героев особую речь, где обычные слова превращаются в какой-то новояз, гремучую смесь из корней слов, литературных и нет. Текст звучит порой комично, порой неразборчиво. Лексическая бессмыслица лишает зрителей всякого комфорта. Но это ставит их в одну позицию с артистами, которым не только неудобно произносить текст, но и тяжело перемещаться в пространстве. Под их ногами: голые камни да металлические прутья, похожие на корни дерева, в которое они сплетаются и «вырастают» в центре сцены (сценография Елизаветы Бондарь и Валиды Кажлаевой). Это дерево жизни давно умерло, но оживает и сверкает, когда Банко (Антон Косточкин) приходит прятать сына к жене (Софья Евстигнеева), опасаясь, что бездетный Макбет убьёт и его.

На фото – сцена из спектакля “Макбет” / ©Алексей Молчановский. Фото предоставлено пресс-службой театра

Макбета и правда ничто не удерживает от убийств. И дело не в прогрессирующем сумасшествии, как это было в первоисточнике, и не в подстрекательстве супруги. Макбет в прочтении Елизаветы Бондарь изначально отравлен смертью. Получив «афганский синдром», он продолжает воевать уже вне поля боя. Из уставшего вояки со срывающимся голосом и провалами в памяти, жертвы времени и места, он постепенно становится палачом. Он теряет человеческий облик и превращается в зверя, а его сбивчивая речь – в грозный раскатистый рык. Фигура Дмитрия Гизбрехта выпрямляется и вырастает. Он зло, порожденное злом и зло вершащее.

Леди Макбет (узнаваемая в любом парике Мария Смольникова) лишь нажала кнопку «пуск», в то время как у неё самой процесс запустился ещё раньше – с потерей ребенка. У неё своя внутренняя война, в которой она давно проиграла. Она ходит неприкаянная с жестяной люлькой в руках, воображая, что в ней вместо воды – младенец. Мария Смольникова снова играет хрупкую силу, надорванность и стойкость, гипертрофированность боли – ту тему, что играла прежде в постановках Дмитрия Крымова.

Утрату ребёнка четой Макбет создатели спектакля подчеркивают. По словам Бондарь, им нечего терять: лишившись бессмертия в продолжении рода, они пытаются увековечить себя высшей властью. Но, кажется, будь у Макбета дети, исход был бы тем же. Нет никакой уверенности в том, что Макбет не стал бы Сатурном, пожирающим своего сына, если бы случайная бродяга, встреченная на пепелище, предсказала ему быть свергнутым одним из сыновей.

В спектакле эта старая бродяга (снова Софья Евстигнеева) заменяет трёх шекспировских ведьм и вряд ли обладает какой-то волшебной силой, включая дар предвидения. Она готова сказать всё, что от неё хотят услышать, только бы позолотили ручку. В начале она предсказывает трон Макбету, в финале – Малкольму (Виталий Довгалюк), который вместе с короной получает контузию властью, оглушение медными трубами и такую же изувеченную речь, что была у Макбета. В этот момент будущее становится двойником прошлого. Завершен лишь первый круг. И сколько их ещё впереди?

 

Комментарии
Предыдущая статья
Фестиваль «Арлекин—2024» объявил участников программы 08.12.2023
Следующая статья
В Берлине показали «Хор идентичностей» Чуриловой и Бесолти 08.12.2023
материалы по теме
Новости
Премьера по Балабанову откроет проект «Слой» в Театре Наций
23 и 24 февраля в Новом пространстве Театра Наций пройдёт премьера спектакля Максима Соколова «Мой брат умер» по одноимённому киносценарию Алексея Балабанова. Этой постановкой откроется новый проект «Слой», посвящённый художественному осмыслению реальности через разные виды искусства. В сезоне 2023—2024 в…
Новости
В Театре Наций ставят абсурдистскую пьесу Кобо Абэ
10 и 11 февраля на Малой сцене Театра Наций пройдёт премьера спектакля Мотои Миуры «Друзья» по одноимённой пьесе Кобо Абэ.