rus/eng

«Платформа» и бесстрастные цифры

ТЕАТР. Решил разобраться, можно ли было даже теоретически украсть на проекте «Платформа» десятки миллионов рублей

Начнем по порядку.

Сколько государственных бюджетных средств было выделено и на что?

Во исполнение поручения президента Российской Федерации от 24 марта 2011 г. № Пр-761 по итогам встречи с деятелями культуры и соответствующих поручений правительства Российской Федерации от 30 марта № АЖ-П44–1902 и 22 апреля 2011 г. № АЖ-П44–2577 было принято постановление правительства Российской Федерации по поддержке проекта «Платформа».

Согласно постановлению, на проект «Платформа» было выделено 70 млн руб. в год, из них на мероприятия в области:

театрального искусства — 42,16 млн руб.;

музыкального искусства — 5,53 млн руб.;

хореографического искусства (современного танца) — 10,0 млн руб.;

медиа-арта — 9,38 млн руб.;

на лабораторные проекты — 2,93 млн руб.

Ежегодная субсидия в размере 70 млн руб. была выделена на 3 года — с 2012 по 2014.

В утвержденных постановлением правительства РФ и подписанных тогдашним премьер-министром Владимиром Путиным правилах было прямо указано, что деньги на проект «Платформа» выделяются АНО «Седьмая студия». Кстати, в самих правилах нет разбивки суммы на направления, а услуги, которые должна оказать АНО «Седьмая студия», указаны лаконично и без количественных показателей: «Субсидия предоставляется на оказание услуг и проведение работ, связанных с реализацией творческих проектов в сфере современного театрального, музыкального, хореографического и визуального искусства по:

созданию и показу экспериментальных спектаклей;

созданию и исполнению музыкальных произведений, концертных программ, проведению просветительских проектов в области современного музыкального искусства;

созданию и представлению произведений в области современного хореографического искусства;

организации и демонстрации (экспонированию) проектов в области современного визуального искусства (медиа-арт) российских и зарубежных авторов;

организации и проведению гастролей, фестивалей, конкурсов, выставок;

организации и проведению семинаров, лабораторий, просветительских программ, мастер-классов и проектов в области популяризации современного искусства, включая программы для детей».

Было ли это выполнено в проекте «Платформа»? По свидетельству многочисленных участников проекта, его зрителей и по моим собственным воспоминаниям — да! «Платформа» звучала очень громко. О ней до сих пор вспоминают и композиторы, и хореографы, и сценографы, и артисты.

Ежегодно АНО «Седьмая студия» отчитывалась перед Министерством культуры РФ о проведенных проектах. Творческий отчет — это многостраничный документ с фотографиями и прочими документальными подтверждениями премьер, гастролей, выставок, лекций, семинаров и т. д. Минкульт эти отчеты принимал.

Когда ее участники попытались восстановить фактологию того времени, они собрали десятки (!) афиш проходивших на «Платформе» разнообразных мероприятий. И трудно не согласиться, что АНО «Седьмая студия» выполнила поставленные перед ней задачи.

Но нас сейчас интересует другое.

Как выделенная «Платформе» сумма соотносится с бюджетами других проектов в сфере культуры; как соотносится с расходами других театров; и если осуществить такой проект, как «Платформа», останется ли что-то, что можно было бы своровать.

Приведем несколько субсидий московских театров в 2014 году.

Московский драмтеатр п/р А. Джигарханяна — 85,9 млн руб.

Московский театр «Школа современной пьесы» — 102,0 млн руб.

Московский еврейский театр «Шалом» — 118,2 млн руб.

Московский экспериментальный театр п/р В. Спесивцева — 70,5 млн руб.

Московский театр русской драмы п/р М. Щепенко — 48,3 млн руб.

Театрально-культурный центр им. Вс. Мейерхольда — 58 млн руб.

Экспериментальный театральный центр новой драмы «Практика» — 40,8 млн руб.

Центр драматургии и режиссуры — 75,5 млн руб.

Русский духовный театр «Глас» — 75,1 млн руб.

Московский культурный фольклорный центр п/р Л. Рюминой — 92,9 млн руб.

Из приведенной выборки видно, что организации, заявляющие свою приверженность традиционным и национальным формам искусства, в годы существования «Платформы» также получали бюджетные средства, и они были не только сопоставимы с финансированием проекта «Платформа», но порой и превосходили его.

Но сколько же премьер выпускали московские театры?

Для чистоты эксперимента всмотримся попристальнее в деятельность государственного бюджетного учреждения культуры города Москвы «Московский драматический театр имени Н. В. Гого-ля», которое позже стало Гоголь-цент-ром (берем годы до прихода Кирилла Серебренникова в этот театр):

Итак, Московский драматический театр имени Н. В. Гоголя получал субсидию:

в 2009 году — 57,5 млн руб.,

в 2010 году — 73,2 млн руб.,

в 2011 году — 96,3 млн руб.

При этом:

в 2009 году он выпустил 3 новые постановки, бюджет 1 968 000 руб. (всего потрачено 2 998 000 руб.),

в 2010 году — 2 новые постановки, бюджет 2 359 000 руб. (всего потрачено 2 899 000 руб.),

в 2011 году — 1 новая постановка, бюджет 2 359 000 руб. (всего потрачено 2 556 000 руб.).

Итого: 6 686 000 руб. бюджетных средств за три года (всего с внебюджетом 8 453 000 руб.).

То есть постановок за три года было выпущено шесть против десятков постановок и событий на «Платформе».

Здесь необходимо сделать еще одно уточнение. Что включают театры в постановочные расходы? В приказе Департамента культуры города Москвы от 28.05.2014 № 468, закрепившем те же нормативы, была утверждена еще и смета затрат на создание творческого проекта. В нее были включены две статьи: неовеществленные затраты (куда вошли гонорары автору пьесы или инсценировки, режиссеру-постановщику, художнику-постановщику, художнику по костюмам, художнику по свету, композитору, балетмейстеру и налоги на них) и овеществленные затраты (в них прямо упомянуты только декорации, мебель, бутафория, реквизит, костюмы, обувь, головные уборы, оплата рекламы). Таким образом, ни оплаты артистов (а в музыкальном спектакле еще и музыкантов), ни оплаты помещения, в котором должны пройти репетиции, а потом выпуск и показ спектакля, ни оплаты светового и звукового оборудования, ни работы административного и технического персонала нет. Для бюджетного театра эти расходы включаются в его субсидию.

Получается, что к нормативу финансирования постановки в условные 2 млн рублей надо прибавить изрядную сумму, которая покрывала бы не предусмотренные нормативом расходы (артистов, других работников театра, помещение, техническое обеспечение и пр.). Конечно, некорректно напрямую соотносить субсидию репертуарного бюджетного театра, в котором основная задача — прокат спектаклей, а не их постановка. Но надо помнить, что большинство бюджетных репертуарных театров (в том числе Театр им. Гоголя) имеют свое здание, которое уже оснащено технически и, как правило, дает возможности и репетировать, и играть без расходов на аренду. А Цех белого на «Винзаводе», где расположилась «Платформа», — это пустое каменное пространство, в котором изначально не было ничего, чтобы принять зрителей. Даже стульев! И по этой причине не только спектакли, а даже концерты, в которых почти отсутствуют декорации, предполагали расходы, причем немалые.

Для сравнения посмотрим на финансирование очень активно работающего коллектива ГБУК г. Москвы «Русский камерный балет Москва», который занимается современным танцем и не имеет своего помещения для проката спектаклей.

В 2014 году государственное задание включало 50 показов и всего 2 новые хореографические постановки, а субсидия на его выполнение составляла при этом 96,2 млн руб.

Можно взглянуть на дело и с другой стороны — сопоставить финансирование «Платформы» не с бюджетными репертуарными театрами, а с отдельно финансируемыми проектами в сфере культуры.

В крупных театрах больших городов только размер гонорара режиссера может приближаться к паре миллионов рублей. К нему следует добавить гонорар художника-постановщика, художника по костюмам, художника по свету, композитора, дирижера (в музыкальном спектакле или концерте). Каждый из них составляет несколько сотен тысяч рублей. В 2014 году Министерством культуры в лоте «Постановка спектакля» были представлены очень разные варианты — от 300 000 руб. в региональном театре кукол до 8 млн руб. в Александринке. В 2015 году только услуги по проведению репетиций спектакля в Михайловском театре были оплачены Минкультом в размере 3 млн руб.

Другим распространенным видом проекта, на который проводят закупки, является фестиваль. И здесь тоже впечатляющее богатство выбора.

К примеру, в 2014 году организация и проведение Всероссийского юношеского фестиваля «Неделя российских консерваторий — детям» обошлись бюджету 7 млн руб. — считай, по 1 млн в день. А при проведении второго национального кинофестиваля дебютов «Движение» в Омске только транспортные расходы были оплачены из бюджета в размере 512 816 рублей. В 2017 году обеспечение проведения «Фестиваля болельщиков» в городе Сочи потянуло на 264,7 млн бюджетных руб. (двести шестьдесят четыре миллиона — это не опечатка).

Крупные компании типа «Роснефти» и «Сбербанка» проводят свои фестивали, тратя на них по 7 и 11 млн руб. соответственно. В 2014 году только информационно-рекламные услуги в рамках организации и проведения фестиваля были оплачены «Роснефтью» в размере 5 млн рублей. (Любопытно было бы сравнить публичный резонанс от «Платформы» и фестиваля «Роснефти».)

Сколько стоят медиа-проекты? Разброс тоже велик. Расходы разбиваются на аренду оборудования и на создание контента. Так, в 2015 году Санкт-Петербургский государственный университет технологии и дизайна потратил 775 000 руб. только на аренду и техническое обслуживание оборудования для проведения направлений фестивалей «Арт-холл», «Медиасфера» и «Публичная дипломатия». ООО «РТ-Экспо» заплатило за созда-ние мультимедиа инсталляции для де-монстрации своей продукции 4,9 млн руб. в 2016 году, а ООО «РН-информ» только обеспечение корпоративного мероприятия средствами мультимедиа обошлось в 13,3 млн руб.

Надо учитывать при этом, что АНО «Седьмая студия» непосредственно заказывала создание многих произведений, а также привозила зарубежных авторов и исполнителей, то есть расходы на проведение таких мероприятий по определению не могли быть низкими.

К проектным затратам помимо аренды помещения, аренды или закупки сценического оборудования и последующего хранения имущества надо добавить работу административного и технического персонала и работу кураторов, включая самого Кирилла Серебренникова и других руководителей «Седьмой студии». Если вернуться к сопоставлению деятельности проекта «Платформа» с московскими бюджетными репертуарными театрами (что напрашивается, поскольку мероприятий было много и это подразумевает постоянную работу части персонала), то в 2014 году зарплаты руководителей московских театров, если отбросить крайние значения, располагались в основном в пределах 150 000 – 300 000 руб.

Попробуем резюмировать. Размер государственной субсидии на трехлетнюю деятельность АНО «Седьмая студия» на московском культурном поле в 2012 – 2014 годах является средним и даже тяготеет к нижней планке стоимости близких к нему проектов. А количество премьер, случившихся на «Платформе», в несколько раз превосходило количество премьер в среднестатистическом московском театре.

Даже не зная точных сумм, потраченных на каждое конкретное мероприятие, можно уверенно сказать, что осуществить такой впечатляющий объем работ в условиях отсутствия своего помещения и украсть при этом чуть ли не треть бюджета невозможно даже теоретически.

Комментарии: