Олег Липовецкий: Миссия «Шалома» – профилактика насилия и ксенофобии

На фото - Олег Липовецкий на открытии театра «Шалом» © Лана Павлова / пресс-служба театра «Шалом»

Современная история еврейского театра «Шалом» началась в октябре 2021 года – с приходом на пост художественного руководителя Олега Липовецкого, который полностью обновил труппу и репертуар. Сейчас в афише театра пять спектаклей: «Исход» Петра Шерешевского, «Моня Цацкес – знаменосец» и «Жирная Люба» самого Липовецкого, «Полная иллюминация» Галины Зальцман и «Вадик поет свою музыку» Филиппа Гуревича и Ко. Каждый из них можно смело рекомендовать зрителю, ждущему от театра актуальных тем и оригинальных форм. 17 января обновленный «Шалом» обрел дом – завершился восьмилетний ремонт помещения на Варшавском шоссе. Журнал ТЕАТР. расспросил Олега Липовецкого о том, как он относится к понятию «театр-дом», не пугает ли его удаленность нынешнего «Шалома» от центра, каково кредо нового «Шалома» и что за премьеры ждут зрителя, уже привыкшего видеть в героях спектаклей этого театра необходимых собеседников.

– Олег, с момента вашего назначения «Шалом» сильно изменился: ощутимо обновились репертуар, команда, труппа. Появление дома – этапное событие для театра. Какие художественные и стратегические планы с ним связаны?

– Действительно, нынешний репертуар создан заново, с нуля. Труппа формируется. Будут ли качественные изменения в связи с тем, что мы обрели свой дом? Дом для нас сейчас – прежде всего комфорт, удобство репетиций и проката. Когда ты арендуешь сцену и нужно платить за каждый час, то ты не можешь спокойно репетировать и ставить спектакль. Ты находишься в постоянной гонке. От этого что-то страдает, естественно. Часто мы репетировали здесь, в помещении на Варшавском шоссе, а спектакли шли в других местах, и актерам приходилось много времени тратить на дорогу. Театральный дом – это, прежде всего, огромная экономия времени для артистов и цехов. С другой стороны, помещения для проката спектаклей мы снимали в центре города, и это было удобно для зрителей, которым на Варшавское шоссе добираться будет гораздо сложнее, чем на Таганку или в Марьину рощу, но мы надеемся, что театральный зритель способен за хорошими спектаклями поехать и на край Москвы.

– Всё ли получилось в плане ремонта?

– Мы находимся в продуктивном сотрудничестве с департаментом культуры по этому вопросу. Театр ещё не полностью отремонтирован. Восемь лет длился ремонт, но когда мы сюда пришли, было мало сделано, а то, что было, нам пришлось переделывать. Мы полностью освоили сумму, которую нам выделили. В хорошем смысле. Всё, что было заявлено в ремонте на этот сезон, сделано. Летом, когда театр уйдёт в отпуск, мы продолжим кое-что доделывать. Например, мы, к сожалению, находимся, в жилом доме, но, как оказалось, никакой звукоизоляции не сделано: над этим нам ещё предстоит поработать.

– Собираетесь ли вы привлекать в «Шалом» местную публику?

Естественно. У нас сейчас уже есть очень хороший контакт с управой Нагорного района. Здесь действительно очень толковый глава. Он сам позвонил, когда узнал, что появились люди, которые что-то тут делают. А потом приехал сюда и мы познакомились лично. Его фамилия Русских. Аркадий Юрьевич Русских. Нагорный район нам уже сейчас очень помогает: транспортом и ещё многими вещами. Мы шутим что «евреи всегда могут попросить помощи у русских». Как, впрочем, и наоборот. У нас планируется специальное мероприятие для актива Нагорного района, для местных жителей. Кроме того, мы очень хотим, чтобы наш театр работал не только по вечерам, но и с утра был открыт – как коворкинг, как точка притяжения, место для встреч и так далее. Выстраивая репертуар, я стараюсь делать его для всех: чтобы в нём были и спектакли для широкой аудитории, и детские, и лабораторные, которые исследуют и театр, и труппу, и новую драматургию, и какие-то современные приемы апробируют.

– Есть ли у театра «Шалом» партнеры, который поддерживают его финансово?

– Главный наш партнёр – Федерация еврейских общин России. Александр Моисеевич Борода, президент федерации еврейских общин, очень нам помогает. Также мы открыли Фонд поддержки московского еврейского театра «Шалом» и приглашаем желающих присоединиться к попечительскому совету, который сейчас формируется. Ещё с нами работает еврейское молодежное сообщество «Гилель», бренд MASTERPEACE, который делает мерч и форму для сотрудников нашего театра. И конечно, информационные партнёры театра Цимес, Сноб, Mosnow и первый еврейский канал STMEGI TV.

– Как вы относитесь к понятию «театр – дом»? Вам близка такая система взаимоотношений в театре?

– Мне не нравится, наверное, слово «дом». Дом – дома. Дома с тобой живут люди, которым ты прощаешь почти всё. Невозможно в таком большом коллективе, как театр, всем прощать всё. Но в то же время невозможно делать искусство, работая под жестким прессингом. Настоящее искусство под давлением не рождается. Да, бывают нюансы, но подлинное творчество подразумевает демократию. Конечно, не переходящую в анархию, но демократию. С избранным или назначены руководством, но демократию. Другое дело, что каждый человек, которого я приглашаю в труппу нашего небольшого театра, для меня – как бриллиант. У каждого бриллианта свои особенные грани, поэтому каждый новый артист сначала проходит через работу в спектакле, знакомство со мной, с коллегами, и только после того, как я пойму, что он вливается в коллектив, что у него здесь хорошие взаимоотношения, и что он – порядочный человек, я приглашаю его в труппу. Или не приглашаю, если вижу, что что-то не складывается. Могу сказать: «Спасибо, мы будем взаимодействовать на уровне одного конкретного проекта, и на этом всё». Как мне кажется, у нас очень хорошие отношения в театре – и в труппе, и в цехах. Принцип набора в цеха, в бухгалтерию и в другие отделы – такой же, как и в труппу. Мы стремимся к тому, чтобы в театре были люди, которые относились бы к нему не только как к месту, где им платят зарплату, а еще и совпадали с нами по мировоззрению, и были согласны с той миссией, которая у нас есть. Дом ли это? Нет. Скорее, это студия. Понятие «студийность» применительно к театру мне ближе. Мне безумно нравится, как мы сейчас репетируем новый спектакль. Наши репетиции заключаются в том, что мы просто рассказываем друг другу истории, рассказываем свою жизнь. Конечно, Лара нам помогает как драматург (Лара Бессмертная, шеф-драматург театра «Шалом». – Прим.ред), но у нас нет готовой пьесы. Мы только примерно понимаем, про что будет спектакль. Он про то, как и ради чего мы здесь все оказались.

На фото: Олег Липовецкий с командой нового «Шалома» © Лана Павлова / пресс-служба театра «Шалом»

– Речь идет о том спектакле, которым новое здание официально откроется в марте? Почему вообще так получилось, что открытие происходит в несколько этапов?

– Мы придумали такое открытие, которое не будет просто открытием. Нам нужно несколько информационных поводов, чтобы больше людей об этом событии узнали и сюда пришли. 17 января мы провели пресс-день и закрытый показ спектакля «Жирная Люба» для друзей и партнеров, потом будут гастроли театра «Поиск» с двумя частями «Мертвых душ». А спектакль, о котором вы спрашиваете, это будет первая премьера на родной сцене. Так мы его позиционируем.

– Как родилось ваше замечательное определение, растиражированное как слоган, что «Шалом» – это еврейский театр для всех национальностей?

– Я точно не могу сказать, откуда оно взялось. Мне кажется, я где-то это прочел на старом сайте или в какой-то статье про старый театр «Шалом». Это не моё высказывание, моё – «”Шалом” –  это мир». И это тоже наш слоган, просто потому что слово «Шалом» переводится как мир. И это мир в душе, мир с богом, мир как планета, мир как состояние дружбы между индивидами. А то, что для всех национальностей, – этот девиз коррелирует с нашей миссией, одной из основ которой является профилактика фашизма, насилия и ксенофобии. Чем еще заниматься еврейскому театру, как не этим? Мы стараемся и репертуар соответствующим образом строить. Вот, например, спектакль «Тахир и Зухра» по пьесе Зухры Яниковой, который будет делать у нас Мурат Абулкатинов, он, в том числе, об этом. Герои пьесы – мигранты из Средней Азии, это такие современные евреи в современном Египте.

– Какие еще репертуарные планы вы готовы раскрыть?

Скажу только про текущий сезон. В марте мы выпускаем документальный спектакль с рабочим названием «Шалом». Пока мы так его называем. Если в процессе репетиций родится какие-то другое название, значит, поменяем. Дамир Салимзянов выпустит спектакль для детей, а Мурат Абулкатинов – упоминавшихся уже «Тахира и Зухру». Итого у нас получится шесть премьер в этом сезоне. Мне кажется, достаточно для одного театра. То есть всего в репертуаре у нас к концу сезона будет восемь спектаклей. Есть планы на следующий сезон, но я пока не буду их озвучивать, чтобы не смешить бога.

– Собираются ли в «Шаломе» отмечать 200-летие русского классика Островского?

У нас будет дискуссия и лекция, её прочтёт специалист по еврейскому театру Григорий Казовский. Лекция пройдёт онлайн, потому что он в Израиле, и будет называться «Еврейский театр во времена Островского». Но я должен сказать, что очень не люблю красить осеннюю траву зеленой краской. Вот наступает юбилей Островского, и его ставят везде во что бы то ни стало. Да, мы планируем мероприятие, которое приурочено дате, но одновременно оно соответствует нашей тематике и нашей миссии. Об Островском расскажут многие театры, а мы выбрали особую и очень важную, как мне кажется, тему: еврейский театр, который существовал в контексте театра Островского, или наоборот – контекст еврейского театра, в котором, в том числе, существовал и Островский.

– Наш сайт уже писал про вашу программу «Гастроли». Какие будут гости, кроме анонсированного приезда лесосибирского «Поиска»?

Прежде всего, нашими гостями будут друзья, но я имею ввиду не друзей Олега Липовецкого, хотя одно другого не исключает, а наших единомышленников по взглядам на театр и на творчество. После «Мёртвых душ» из «Поиска» приедет Оля Васильева с компанией VASILIEVADANCECO и покажет спектакль «Адам и Ева». С Олей мы много вместе работали, в «Мёртвых душах», например, её хореография, кроме того, «Адам и Ева» — это же просто наша тема. Оля номинирована с этим же спектаклем на «Золотую Маску», но я ее пригласил раньше, поэтому «Адам и Ева» в этом сезоне в Москве пройдет дважды: на сцене «Шалома» и  потом еще раз – в рамках «Маски».

– Право приглашать гостей вы оставляете только за собой или к вам можно обратиться с предложением?

Конечно, можно! Если люди считают, что они с нами как-то совпадают, то мы открыты к переговорам. Мы будем рады хорошим спектаклям. Сотрудничество будет по принципу «совместно продаём, совместно получаем». Если у театра есть какие-то спонсоры, то прекрасно.

Комментарии
Предыдущая статья
Чулпан Хаматова сыграет в латвийском спектакле по Гоголю 25.01.2023
Следующая статья
Никита Кобелев выпускает «шведскую» премьеру с Ольгой Белинской 25.01.2023
материалы по теме
Новости
Мурат Абулкатинов ставит в Красноярском ТЮЗе «сентиментальную трагедию»
24-26 февраля на Большой сцене Красноярского ТЮЗа пройдёт премьера спектакля Мурата Абулкатинова «Евгений Онегин» по одноимённому роману Пушкина.
Новости
«Адама и Еву» Ольги Васильевой покажут в «Шаломе»
17 и 18 февраля на сцене театра «Шалом» пройдёт московская премьера танцевального спектакля проекта VASILEVADANCECO «Адам и Ева» в постановке хореографа и руководителя компании Ольгой Васильевой. Спектакль покажут в рамках нового проекта театра «Шалом» «Гастроли».