Франдетти репетирует в Большом китайские сказки с участием кукол

На фото — куклы из спектакля «Сын мандарина. Соловей» © Павел Рычков

30 ноября на Камерной сцене Большого театра пройдёт премьера спектакля Алексея Франдетти «Сын мандарина. Соловей». Постановка объединяет одноактные оперы Цезаря Кюи и Игоря Стравинского.

Комическая опера Кюи «Сын мандарина» на либретто автора водевилей Виктора Крылова была написана в 1859 и впервые исполнена тогда же как любительский спектакль для родителей супруги композитора. Любопытно, что изначально у «Сына мандарина» существовала только клавирная версия, и первое представление, в котором Мандарина играл Модест Мусоргский, прошло под аккомпанемент фортепиано. На профессиональной сцене «Сын мандарина» впервые был поставлен в 1878 году в Петербурге, а в Большом к этой опере обращались дважды в начале ХХ века. Фантазия на тему этой оперы в 1998 году была представлена в Камерном музыкальном театре имени Покровского, и двое участников этого спектакля Михаила Кислярова сыграют и в премьерной постановке на той же площадке, ныне ставшей Камерной сценой Большого. В спектакле Франдетти будет использована оркестровка, которую создал Валерий Кикта, а также новая редакция либретто и обширных разговорных диалогов, написанная Кей Бабуриной специально для премьеры.

Что касается «Соловья» Стравинского, то, в отличие от «Сына мандарина», это «поэтическая притча», как определён жанр в анонсе. История о том, как живое искусство — пение соловья — не только превзошло механическое, но и помогло преодолеть смерть, основана на известной сказке Андерсена. Либретто «Соловья» писал сам композитор вместе со Степаном Митусовым. Стравинский работал над оперой с 1908 по 1914 год. Премьерная постановка была представлена на «Русских сезонах» Дягилева в Парижской опере. В Большом «Соловья» до сих пор не ставили.

Две непохожие по жанру и сравнительно далёкие по времени создания оперы объединяет «китайская» тема, эстетика и антураж. Вымышленный, сказочный Китай — часть сюжетов обоих сочинений и ключевой образ предстоящей премьеры Большого театра. «Броский, узнаваемый китайский колорит, палитра красно-оранжевых, по-осеннему ярких красок создают органичный „фон“ контрастным частям спектакля», — говорится в анонсе. Режиссёр Алексей Франдетти создаёт синтетическую постановку, в которой оперное и драматическое искусство соединятся с театром кукол. Год назад Франдетти поставил «Рождественскую историю» по Диккенсу в Театре кукол имени Образцова — главный художник этого театра, Виктор Антонов, стал сценографом премьеры в Большом, в ней примут участие артисты-кукольники, а сама она выходит в качестве совместного проекта двух коллективов. Любопытно, что в спектакле будут использоваться не только планшетные куклы (с которыми предстоит работать и оперным артистам), но и куклы театра теней.

На фото — Алексей Франдетти на репетиции спектакля «Сын мандарина. Соловей» © Павел Рычков

Подробнее о премьере пресс-службе Большого театра рассказал Алексей Франдетти: «Для меня всё началось с „Соловья“ Стравинского. Я уже очень давно вынашиваю идею этой постановки. Поскольку опера короткая, мы понимали, что нужен второй акт. Долго обсуждали, что же им может быть. Решили: для того, чтобы уравновесить такую непростую музыку Стравинского, добавить какую-то развлекательную составляющую в спектакль, надо брать „Сына мандарина“ Кюи. У этих двух опер есть одна общая линия — Китай. Но Китай разный — точнее, продемонстрирован разный взгляд (или разный угол зрения) на китайское искусство. В „Сыне мандарина“ мы в это „играем“: в какой-то момент происходящее на сцене превращается в некий китайский масочный театр дель арте. А во втором акте — в „Соловье“ — уже всё „всерьёз“, музыка совсем другая. Но „гений места“ всё-таки является мощным объединяющим фактором.

Любовь к театру кукол меня настигла год назад. Я понял, что куклы могут быть очень выразительны — иногда даже более выразительны, чем живой актёр. Аналогично и вокал может оказывать более сильное воздействие на сознание зрителя, чем разговорный текст. Поэтому мне показалось, что такие „пиковые“ театральные парадигмы, как оперное и кукольное искусство, неплохо было бы соединить. Причём соединить именно на этом материале, ибо и то, и другое — мрачная андерсеновская сказка и водевильный „Сын мандарина“ с его несколько „картонным“ действием — к этому располагают. Что касается действующих лиц, мне было не столько важно, кто будет петь, сколько кто будет играть, особенно в первом акте. Потому что „Сын мандарина“ — опера „игровая“. Артисты должны уметь разговаривать, действовать, как драматические актёры. В „Соловье“ же им придётся работать с планшетными куклами. Здесь тоже история не только про вокальное мастерство, но и про умение работать с предметом. Мораль спектакля, как мне кажется, заложена в сказке Андерсена и подхвачена Стравинским в „Соловье“: живое, настоящее искусство (в данном случае — пение живого соловья) всегда побеждает даже самое сложносочинённое, но искусственное воспроизведение музыки».

Помимо Алексея Франдетти и Виктора Антонова, над премьерой работают художник по костюмам Виктория Севрюкова, художник по свету Иван Виноградов, художник по видеопроекции Илья Старилов, режиссёр по пластике Ирина Кашуба и художник по гриму Татьяна Величкина. Дирижёр-постановщик спектакля — Алексей Верещагин.

Комментарии
Предыдущая статья
Камиль Тукаев обратился к зрителям от имени труппы Воронежского Камерного 23.11.2023
Следующая статья
Воронежский Камерный театр покидают три ведущие актрисы 23.11.2023
материалы по теме
Новости
Цхвирава ставит «шутку Толстого над своими семейными отношениями»
24 и 25 февраля в Омском академическом театре драмы пройдёт премьера спекталя Георгия Цхвиравы «Плоды просвещения» по одноимённой пьесе Льва Толстого. 
Новости
«Балет Москва» и Ольга Лабовкина исследуют «процесс заживления»
24 и 25 февраля в московском театре «Новая Опера» «Балет Москва» сыграет премьеру спектакля Ольги Лабовкиной «Всё, что после».