Это чума, чувак

Фото: Михаил Гутерман
Фото: Михаил Гутерман

В спектакле «Крюотэ» на сцене Центра им.Мейерхольда основатель московского театра А.Р.Т.О Николай Рощин проливает фонтаны крови в честь теоретика театра жестокости и раздает подзатыльники новейшим театральным течениям.

Парад аттракционов начинается с «учебного фильма», ставшего хитом последнего Театрального Альманаха: темой популярного вечера короткометражных работ тогда была сама природа театрального искусства. «Актёры должны быть подобны мученикам, сжигаемым на кострах», — говорит персонаж Дмитрия Волкова, прежде чем облить себя бензином. Преобразившись в огне, он ненадолго покидает сцену вместе с оператором, чтобы потом обязательно вернуться (как Глумов в знаменитом спектакле «Мудрец» Сергея Эйзенштейна) обратно. За его приключениями на экране мы следим как будто в режиме реального времени. Продолжая цитировать Арто, лохматый и чумазый человек разносит пародийную школу театрального лидера, семинар по вербатиму, под его колесами гибнет уличный театр. Под горячую руку попадает и буржуазная публика — мозги то и дело разлетаются каплями по стеклу.

Комический эффект строится на том, с какой легкостью этот маньяк возвращается к высокопарным рассуждениям о слове в западном театре, которое отучило его от непосредственного сильного действия (именно так Арто понимал жестокость). А ведь любой витийствующий авангардист выглядит немного сумасшедшим. От теоретических работ наш герой переходит к пьесам.

Во второй части спектакля можно узнать «Кровяной фонтан». В этом коротеньком тексте Антонен Арто также высмеивал своих современников Армана Салакру и Гийома Апполинера. В сюрреалистических сценах вроде прокусывания божьего запястья задействована вся машинерия, запрятанная в черной коробке ЦиМа: спускающиеся с колосников платформы, железная клетка, обнаруживающаяся за проекционным экраном. Попутно раздаются пинки различным модным спектаклям и режиссерам. Любите, чтобы в «Гамлете» все было усыпано настоящей сырой землей? Пожалуйста! Заставить драматических артистов произносить диалоги, балансируя в сложной акробатической позе? Да легко! Достается и пишущей братии — она атакует безумца в виде огромной ростовой куклы балийского театра теней.

Поэтический язык Арто через 75 лет трудно воспринимать всерьез. Как и все остальное, он присвоен поп-культурой, и любой фонтан крови сегодня принадлежит индустрии развлечений. Буквально прочитанная пьеса Арто — это настоящий слэшер, который тоже изначально не был комическим жанром. Однако с нужной иронической дистанцией (смех в зале всякий раз сопровождает патетические сентенции) этот язык вполне пригоден для критического анализа московского театрального ландшафта.

И тут очень важно, в какую точку поместить себя во всем этом болоте. Надо признать, что Николай Рощин в финале находит довольно элегантное решение.

Комментарии
Предыдущая статья
Начиная с табуретки. Что должен уметь современный театровед 24.09.2013
Следующая статья
Факультеты нужных вещей. Опрос студентов театральных вузов 24.09.2013
материалы по теме
Блог
Мурат Абулкатинов: «Театр должен быть сентиментальным»
Режиссёр, чей спектакль «Десять посещений моей возлюбленной», стал одним из хитов этого сезона, ответил на вопросы нашего корреспондента.
Блог
Наполеон уже не торт
Гоголевская «Женитьба» известна театралам уже в стольких сценических интерпретациях, что очередную премьеру идут смотреть с ожиданием: что нового? Как режиссёр видит историю Подколесина и Агафьи Тихоновны, которых тщится поженить Кочкарев, как трактует мотивировки героев, как выстроит череду женихов, каков будет…