Жизнь после карантина: мнение Дмитрия Левина

Разговоры о том, как театры будут выходить из кризиса, вызванного пандемией и карантином, начались в конце апреля. Директора театров делятся с нами своими соображениями по этому поводу.

Руководитель отдела продаж БДТ им. Г.А. Товстоногова Дмитрий Левин размышляет о финансовой политике после карантина:

«Я постоянно слышу, и я, наверное, с этим где-то солидарен, что мир не будет прежним. Но рядом с этим утверждением немедленно возникают другие – что театрам нужно будет менять цены, пересматривать принципы ценообразования и так далее. То есть люди, которые говорят такие вещи, они уже начали жить в такой догме. И если бы мы открывали театр сегодня, это было бы, наверное, правильно. Мы бы рассчитывали, что сегодня зрители придут с меньшим количеством денег, чем было у них, скажем, два месяца назад. Но суть-то в том, что открываемся мы не сегодня и не завтра.

И я, и все, очевидно, понимают, что театры откроются самыми последними. Но очевидно также, что ряд крупных предприятий 12 мая открылся, то есть, часть людей уже вышла на работу и уже зарабатывает деньги. Через какое-то время откроются другие предприятия – и еще часть людей начнет зарабатывать деньги. И пока мы не понимаем, когда откроются собственно театры, говорить о том, что мы точно будем снижать цены, мне кажется, не совсем верным. Потому что если мы сейчас будем оголтело кричать: «Ребята, давайте понизим цены!», то нам потом за эти слова придется отвечать. На мой взгляд, лучшее, что сейчас можно сделать театрам, – это подождать. Ну а кроме того, я не считаю, что цены в театрах Петербурга слишком завышенные и их надо резко снижать. Так что меня настораживает то, что все об этом говорят – и не только руководители театров, но и руководители ведомств. И здесь важно понять, что имеется в виду: если это социальная рекомендация, направленная прежде всего на поддержку населения, то это одна ситуация, которую, наверное, надо принимать. Но если это экономическое предложение, то его надо сначала проанализировать. А для анализа у нас нет ключевой информации – времени выхода. Если мы выйдем в июле, это одна ситуация, если в сентябре – совсем иная. Это первое.

Второе. Говоря все это, я не имею в виду, что мы отказываемся пересматривать ценовую политику, что мы не будем внимательно относиться к финансовой ситуации зрителей. Разумеется, будем. Но это не вопрос бездумного снижения цен, нет. Можно придумать различные способы поощрения зрителя, позволяющие ему попасть в театр: разработать абонементную систему, ряд скидочных акций, ряд бонусов. Чтобы мотивировать зрителя, есть масса способов. Ну и есть возможности варьировать ценообразование: если до карантина мы, допустим, руководствуясь критериями спроса, поднимали цены на какой-то спектакль, то в новых экономических условиях мы этого делать не будем, и так далее. Надо сознавать, что мы в любом случае существуем в условиях рынка. У него свои законы. И если мы резко снизим цены, нам будет сложно их потом повышать. А эта задача перед нами все равно будет стоять – если не в этом году, то через два года точно. Я подвожу к тому, что нам всем – театральным менеджерам – надо между собой как-то поговорить и договориться. Потом что тут нельзя «воевать в одиночку» – невозможно одному театру оставить цены на прежнем уровне, пока другие их снижают. Если все снизят цены, конечно, глупо будет продавать билеты по своей обычной цене. Финансовую ситуацию нужно мониторить и делать это всем вместе. И коллегиально принимать решения, выгодные и театру, и зрителю.

Дальше. Идут разговоры о боязни походов в театр, которая будто бы должна у людей возникнуть после эпидемии. Я тоже думаю об этом. У кого-то, конечно, будут опасения, кто-то будет переживать из-за каждого публичного выхода. Но я не думаю, что это будет массовое явление. Потому что я каждый день вижу множество людей, гуляющих на улице, которые в любой теплый час отправляются снимать сакуру, которая расцвела в районе Литейного. То есть, люди и сейчас, в разгар эпидемии, ничего не боятся. Это значит, что если в принципе желание пойти в театр у человека было, то оно и сейчас никуда не пропало. И тот факт, что учреждения, проводящие массовые мероприятия, будут открыты в последнюю очередь, в этом пункте тоже работает на нас. К тому времени у людей появится уверенность, что стало безопаснее. Конечно, все это будет работать, если не случится вторая, третья волна пандемии, которую, опять же сейчас предсказать нельзя.

Что касается плана рассадок, которые предлагают чиновники – через ряд, через несколько кресел… Если такая мера будет принята на федеральном или городском уровне, мы, разумеется, будем реализовывать места именно так. Другое дело, что  в гардероб люди все равно стоять будут, как и в туалет, и тут мы не сможем ничего сделать. Разреженность ситуации в зале точно не поможет разредить ситуацию вне зала. Возможно, современные здания смогут лучше решить эту проблему, но в большинстве театров, находящихся в зданиях постройки XIX – начала XX веков, это проблема может стать нерешаемой. Особенно, если театр маленький и у него в принципе один  гардероб и один туалет. Любая тотальная мера всегда должна учитывать нюансы, или в ней не будет смысла.

Остается вопрос: что делать сейчас, кроме того, чтобы ждать? Очень просто: осваивать новые способы коммуникации со зрителем онлайн. Сейчас мы – конкретно наш театр – обрели невероятные возможности и невероятный опыт такой коммуникации. А также, разумеется, и нового потенциального зрителя: за счет того, что интернет – значительно более массовая вещь, чем городской театр, мы получаем гораздо больше зрительских откликов, и в свою очередь создаем новые формы взаимодействия зрителя и театра. То, что БДТ предложил не отдельные акции и не только трансляции спектаклей, а целую регулярно действующую онлайн-платформу, дает нам в настоящий момент серьезные преимущества во взаимодействии с публикой: количество просмотров разных проектов у нас постоянно растет. И это понятно: мы осваиваем новые форматы, у нас есть расписание, то есть, регулярность. Более того, у нас каждый день, каждую минуту на портале БДТ Digital есть, что посмотреть.

Вот несколько цифр для сравнения. Наш аншлаговый большой зал сегодня – это 750 мест. А трансляции в сети смотрят десятки и сотни тысяч зрителей. Судя по комментариям и другим данным, это и прежние поклонники театра, и абсолютно новые зрители. Так что публика во время самоизоляции не только не теряет с нами связь, а совсем наоборот.  Не исключено, конечно, что зрители подустали от онлайна, все сильнее тоскуют по оффлайну. Но это ведь как раз и значит, что зрителям после окончания пандемии будет интересен живой театр. Во всех соцсетях на наших страницах зрители пишут, что хотят сравнить эмоции от просмотра спектаклей в сети и вживую.

И еще один момент. Даже жесткие критики онлайн-трансляций говорят, что эстетическая потребность людей должна удовлетворяться.  Я довольно остро ощущаю – как человек, который со зрителем работает напрямую, – что петербургский зритель в последние годы поменялся, повзрослел, стал умнее, интеллигентнее. И что таких зрителей много и в других городах. И благодаря интернету, мы имеем возможность сделать БДТ доступным и для них. Мы ощутимо расширяем границы. И поскольку, скорее всего, внешние границы откроют не скоро, то у людей появится возможность приехать из Москвы и с периферии в Петербург. Куда-то же им надо будет ехать отдыхать. Сменить обстановку после карантина захочется всем. Поэтому, конечно, внутренний туризм будет очень активным. А он для драматического театра всегда явление перспективное.

Так что мои прогнозы, как видите, вполне оптимистичны. Я хочу, чтобы у людей были деньги, хочу, чтобы они их тратили на путешествия внутри страны и приезжали к нам в БДТ. И мой оптимизм не беспочвенен. Коллеги из туристического бизнеса, представители петербургских гостиниц также ожидают рост внутреннего туризма и надеются на возвращение гостей уже в июле.

Подытожу. Мы, то есть, театры, конечно, должны быть готовы к любому вызову, мы, конечно, должны рассматривать любые варианты и иметь планы. Я понимаю, что у каждого хорошего руководителя отдела продаж должно быть несколько сценариев и внутренняя готовность к тому, что ситуация будет развиваться по-разному. Но закладываться на какую-то определенную ситуацию сейчас – преждевременно.

Напомним, что сайт журнала ТЕАТР. инициировал обсуждение проблем, связанных с выходом театров из режима самоизоляции, с директорами и менеджерами российских театров. По ссылкам можно найти мнения Кирилла КрокаВиктора Минкова, Марии Ревякиной, Софьи Апфельбаум и Антониды Гореявчевой.

Журнал ТЕАТР. продолжает публиковать комментарии руководителей театров. Ищите их мнения на нашем сайте по тэгу жизнь после карантина.

Комментарии
Предыдущая статья
БТК проведет международный онлайн-фестиваль 14.05.2020
Следующая статья
Фестиваль-форум «Науруз»-2020 пройдет онлайн 14.05.2020
материалы по теме
Новости
На фасаде Opera Bastille появились портреты медицинских работников
С 10 по 29 июля на фасаде здания Opera Bastille можно увидеть инсталляцию. Она посвящена врачам и медсёстрам, которые работали во время пандемии коронавируса.
Новости
Цирк дю Солей объявил о банкротстве
Стало известно, что Цирк дю Солей в результате приостановления выступлений из-за пандемии коронавируса утонул в долгах почти на 1 миллиард долларов. В связи с этим было уволено около 3500 сотрудников, что составляет 95 процентов штата.