Жанна Зарецкая о том, чего не видит «Золотая Маска»

С одной стороны, итоги, подведенные вчера «Золотой Маской», – можно признать удовлетворительными. Ну кто может возражать против награждения освобожденного из-под домашнего ареста так ко времени Кирилла Серебренникова за «Нуреева» и «Маленькие трагедии», или против «Масок», которые увезли из Москвы выдающийся артист Воронежского Камерного театра Камиль Тукаев и прекраснейшая актриса Омской драмы Валерия Прокоп? Кто не готов радоваться за Лисовского, Перетрухину, Дурненкова? «Оптимистическая трагедия. Прощальный бал» Виктора Рыжакова и «Пианисты» Бориса Павловича – тоже очень хороши. То есть, вроде бы, нынешнее жюри – на высоте и со сложнейшей проблемой выбора справилось.

Если не думать о том, что снова не наградили Богомолова, который за время, пока он не получает «Масок», вошел в пятерку ведущих режиссеров страны, и Волкострелова, который уже десять лет последовательно и основательно ставит свои театральные эксперименты и меняет театральную оптику в проектах созданного им театраpost. Мне скажут, возможно, что «Три сестры» не самый безупречный спектакль Константина Богомолова. И в ответ на это остается только снова осознать, что главное, чем запомнилась «Маска-2015» – ненаграждением колоссальных Костиных «Братьев Карамазовых», которых нельзя было не наградить. Да и Серебренников заслужил «Маску», как минимум, – семь лет назад, когда совершил прорыв с «Идиотами» и «Мертвыми душами» не только в России, но и в Авиньоне, где российские театры не появлялись до него десятилетия, а как максимум – во времена «Пластилина», который практически взорвал театр новыми, острыми, больными образами и темами. Список этот можно продолжать еще и еще. Среди выдающихся ненагражденных – Тимофей Кулябин с «Тремя сестрами», получившими утешительный «спецприз за ансамбль», как будто кому-то может быть не очевидно, что уникальная ансамблевая игра в данном случае и есть режиссура экстракласса (спектакль до сих пор продолжает победно шествовать по Европе под стоячие овации и крики «браво» обыкновенно крайне сдержанной тамошней публики). И уж совсем я не могу понять, как при наличии лонг-листа и «Маски плюс» мог не попасть ни в один «список избранных» «Золотой осел» Бориса Юхананова. И в этом году, если приглядеться к «неосчастливленным», немедленно обнаружится питерская «Квартира» (проект режиссера Бориса Павловича, продюсера Ники Пархомовской и Фонда поддержки арт-инноваций «Альма Матер»): по моему глубокому убеждению, никакой не Стадников, а именно «Квартира» – изумительный и продуктивный опыт «горизонтального театра» (термин Бориса, который не признает применительно к театру определения «инклюзивный») является настоящим прорывом в завтрашний день родного отечественного театра.

Так что это вовсе не та история, когда можно сослаться на случайный «сбой в программе» – сбой тут, очевидно, системный. И касается он не всех сторон работы «Золотой Маски» – как культуртрегеру, равных этой структуре на российских просторах нет и быть не может. Сбой касается исключительно института экспертизы. Жюри в совокупности своей, несмотря на обязательную ротацию, из года в год расписывается в собственной неспособности различать и оценивать доселе неведомое, вырабатывать критерии тому, что эти люди профессионально инспектирут первыми. Как рассказывал мне один театральный деятель, которому пришлось поработать в жюри «Маски»: такое чувство, что ряд людей заранее приходит с линейками – и отмеряет на ней баллы понятному, известному. А вот то, что этой линейкой измерить не получается, в их поле зрения или совсем не попадает, или так сильно раздражает, что, порой, даже простое обсуждение возможности награждения таких номинантов вызывает их агрессию. Да, я видела этих людей на спектаклях. И видела их нешуточные физические страдания. И каждый раз думала: кому же приходит в голову их приглашать, обрекая на заведомые муки от встречи с искусством? Они ведь, эти люди, вполне предсказуемы. Даже машину могут водить не все, а уж оценивать современный театр – тем более. А страдает в итоге репутация Премии. Так не лучше ли звать в эксперты/жюристы тех, кто открыт новым формам и трендам, кто способен отличать хорошее и даже очень хорошее, но «сегодняшнее», от того, что можно было бы условно (да и безусловно) назвать театром будущего.

P.S. Что касается «Трех толстяков» Могучего, то говорить я о них по понятным причинам в этом контексте не буду, хотя, на мой взгляд, нет ничего смешнее в нынешних итогах, чем награда Шишкину за костюмы. Это примерно как изобретателей космического корабля нового поколения наградить за дизайн дверных ручек. Но это – тот редкий случай, когда мне абсолютно не обидно ни за БДТ, ни Могучего с Шишкиным. И не потому, что у них уже есть очень много «Масок». А потому что то, что творится на показах «Толстяков» в переполненных залах Большого драматического – это и есть настоящее театральное счастье, которое я испытывала только в детстве в ТЮЗе Корогодского. Так что если у вас есть дети/внуки/племянники/друзья тинэйджерского возраста, бросайте всё, хватайте их в охапку и приезжайте на «Толстяков». Я видела уже даже не десятки, а больше сотни знакомых мне людей от 8 до 18 – сложных, талантливых, дерзких, депрессивных, ершистых, умных подростков – которые ехали из разных городов и уезжали с ощущением, что у них в жизни случилось чудо. И это главное, чем, по моему мнению, должен заниматься театр. Приезжайте! Заодно и сами пройдете тест на молодость.

Комментарии
Предыдущая статья
На ММКФ представят фильм о друге и соратнике Петра Фоменко 18.04.2019
Следующая статья
Журнал ТЕАТР. выбрал своего победителя из списка номинантов “Маски-2019” 18.04.2019
материалы по теме
Новости
«Золотая Маска» покажет «музейные» спектакли Новосибирска и Екатеринбурга
С 10 по 13 сентября в Москве во второй раз пройдёт фестиваль THEATRUM — часть ежегодного проекта, придуманного Институтом театра. За четыре дня в столице покажут пять работ, созданных на стыке театральных и музейных форматов.