На выставке на Винзаводе речи Серебренникова в суде сделали арт-объектом

В московском Центре современного искусства «Винзавод» в галерее «pop/off/art» проходит выставка Ольги и Олега Татаринцевых «Запределами». Свободные речи людей, лишённых свободы, здесь становятся современным искусством, и среди них — тексты выступлений Кирилла Серебренникова в суде.

Слова здесь не только превращаются в сплошной орнамент-«решётку», но и закрашиваются — по образцу советских лагерных писем, где цензор чёрной краской вымарывал всё неудобное для того, чтобы быть написанным. Проект «Запределами» состоит из живописи, графики, аудио- и видеоинсталляций, в основе которых — письма и стихи Достоевского, Салтыкова-Щедрина, Хармса, Мандельштама, Гумилёва, Шаламова, Бродского, Солженицына и Даниэля.

Кроме того, издательской программой «ГРАУНД зин фест» выпущен зин — книга к выставке, включающая в себя работы из проекта «Запределами», в том числе не вошедшие в саму выставку. Куратор выставочных пространств «ГРАУНД» художник Катя Бочавар (в частности, создатель архитектурных объектов спектакля Кирилла Серебренникова «Сон в летнюю ночь») рассказала журналу ТЕАТР. о концепции проекта Ольги и Олега Татаринцевых «Запределами»: «Он как бы протягивает нитку через всю историю нашего государства — ну, не через всю, но через последние 200 лет. Мне кажется, что исторический контекст мог бы быть и расширен, он мог бы касаться не только России, но вообще мировой истории, потому что и в Древнем Китае, и, думаю, в Древнем Египте писатели, поэты и деятели культуры сидели в тюрьмах. Это определённый и в какой-то степени, наверное, неизбежный — по крайней мере, в ближайшее время, — неотвратимый социальный эффект. Но для художника — и, как мне кажется, именно это показывает это иссследование, — подобный опыт становится, как и всё в его жизни, художественным опытом. Художник, переживая это, не перестаёт быть художником (в широком смысле этого слова). И для людей, которые смотрят на художника, писателя как на некий феномен поведения, как на личность, на которую равняются, должны понимать, что в любой ситуации — и даже в тюрьме — человек остаётся тем, что он есть. И художник или писатель остаётся художником или писателем — остаётся творческой личностью, которая, естественно, глубоко подобную ситуацию переживает, как и всякий человек.

Для нас сейчас эта выставка показывает какой-то исторический перелом — или исторический срез, в котором мы сейчас находимся. Мы привыкли ещё со школы говорить о заключении Достоевского, говорить о каких-то явлениях прошлого, которое не возвратится, как чего-то, с чем мы никогда не столкнёмся, как чего-то, уже перешедшего в миф. И поэтому вот эта вот современная мифология, мифология будущего в современности — то, что мы реально переживаем эти дни, часы, годы заключения рядом с нами нашего современника, для многих нашего друга, человека, с которым мы работали, — это для нас очень глубокое переживание… В тюрьме эти творческие личности выплёскивают себя в слове, а на воле, скажем так, на вольной жизни художники переживают их тюремные переживания, проводят это через себя и воплощают в произведения искусства. Это бесконечный творческий процесс — и, безусловно, процесс Серебренникова в том числе».

7 ноября в московском Мещанском суде состоится первое заседание по делу «Седьмой студии» — напомним, слушания были перенесены с 25 октября в связи с экстренной госпитализацией адвоката Алексея Малобродского Ксении Карпинской.

Выставка «Запределами» открыта до 8 декабря (вход свободный).

Фото: facebook pop/off/art gallery.

Комментарии
Предыдущая статья
В Лондоне анонсировали масштабный иммерсивный хоррор-спектакль Variant31 04.11.2018
Следующая статья
Вышел фильм «Радио Свобода» о Театре.doc 04.11.2018
материалы по теме
Новости
Независимые эксперты: «Создатели Седьмой студии потратили на искусство больше, чем получили из бюджета»
Сегодня, 16 августа, в Мещанском суде Москвы после длительного перерыва были зачитаны результаты повторной комплексной экспертизы по делу «Седьмой студии». 
Блог
Серебренников в Авиньоне: что было перед прыжком
Журнал ТЕАТР. – о спектакле «Outside», который стал событием Авиньонского фестиваля и который, видимо, не покажут в Москве.