rus/eng

«И артистов хочется поблагодарить за исполнение, и режиссеру в глаза плюнуть…»

Читатель, вероятно, помнит, подборку отзывов, взятых с петербургских зрительских форумов, которая публиковалась в № 4 нашего журнала за 2011 год. Мы решили продолжить тему, публикуя отзывы оперных и балетных зрителей. С некоторым прискорбием (для драматического театра) приходится признать, что сам уровень дискуссии любителей музыкального театра заметно выше, чем то, что можно прочесть на схожих форумах, посвященных драме. Что легко объяснить: об опере и балете в первую очередь все же высказываются те, кто так или иначе причастен к музыкальному театру. Это, увы, не отменяет свойственной подавляющему большинству отечественных зрителей звериной ненависти к любым художественным экспериментам.

Имена и ники посетителей оставлены без изменения. Мы старались сохранить стиль письма и речевые ошибки, лишь изредка поправляя орфографию и пунктуацию.

Леонид Десятников. «Дети Розенталя»

Либретто:
Владимир Сорокин
Постановка:
Эймунтас Някрошюс
Дирижер-постановщик:
Александр Ведерников
Художник-постановщик:
Мариус Някрошюс

«Как и следовало ожидать, умело поставленное шоу. Перед театром — молодежь с плакатами, выкрикивающая лозунги „Мы — не г…еды“, и т. д. В оперу направляются разные известные тусовочные персонажи: адвокат Резник, Роман Виктюк, один деятель в очках с канала „Культура“, другой, без очков, с московского канала, и пр. На входе: никогда еще не видала, чтобы вещи посетителей просвечивали фонариком. Видимо, есть опасение, что тухлое яйцо спрятано на дне дамской сумочки! Атмосфера сразу же задана определенная.

Такой, видимо, автор выбрал жанр: цитирование и пародирование. Очевидно, по причине невозможности создать что-то более самостоятельное.

Все четыре клона композиторов утрированно безобразны, правда, не удалось понять, много ли привнесено благодаря гриму (может, специально таких исполнителей подбирали?). Рожи (иначе не скажешь) у них просто премерзкие (живу рядом с этими тремя вокзалами и, правду сказать, редко подобные встречаю), причем особенно гадостные ряхи у русских композиторов: толстый придурковатый монстр Чайковский и такой же дебильный, распухший Мусоргский. Опера эта не просто пародийна и стилизована, это — абсолютизация пародии, когда постоянные перемещения верха и низа, границ добра и зла делают жизнь нравственно невозможной. Никаких высоких чувств, как мне кажется, вызвать она не может. А какие тогда чувства? Ощущение такое, как будто небезызвестные литературные персонажи (Шариков и Швондер) образовались, пообтесались маленько, научились читать, стали и сами сочинять понемногу (один в композиторы подался, а другой, ясное дело, в сочинители). Если кому мое мнение не нравится, так у нас демократия-с, сколько было говорено…»

Irene, www.forumklassika.ru

«Требую продолжения гештальта! Нужен проект „Дети Розенталя — 2“ с клонированными поющими Сорокиным, Десятниковым, etc.»

Zezapel, www.forumklassika.ru

«Как мне сейчас кажется, не будь этой оперы, о чем бы тогда можно было поговорить? О том, что нужна новая хорошая современная опера? Да, нужна. Место вакантно. Как всегда, большую роль сыграло появление в нужном месте в нужное время. Природа ведь не терпит пустоты. А именно в этой опере никакой, мне думается, необходимости нет. Есть необходимость в пище для обсуждений и в материале для движений смычком:)»

Krivitch, www.forumklassika.ru

«Во-первых, это очень, очень, очень хорошая музыка. Во-вторых, это очень, очень, очень хорошо срежиссированный спектакль. Красивый, тонкий, остроумный, стильный. В-третьих, либретто просто блестящее. С драматургическим развитием, динамичное, смешное и трогательное. Сама история хороша. Просто на уровне идеи. И невозможно оторваться от того, что происходит на сцене, ни на минуту. Поверьте, я на многих классических, репертуарных операх просто клюю носом. Разве захватывающий сюжет, это само по себе уже не достоинство? В-четвертых, по-моему „Идущие вместе“ и примкнувшие к ним местные, форумные патриоты — это чья-то шутка. Может быть, даже кого-нибудь очень важного. Например, черта. Я вчера посетила митинг около Большого театра. Разговор с двумя приятными молодыми хорошо одетыми девицами 18-ти (Марина) и 19-ти (Оля) лет.

Я: Здрасьте, девушки, а можно я с вами познакомлюсь, а то я тут первый раз, никого не знаю.
Они: Конечно, давайте мы вам листовочку тоже дадим.
Я: О, круто.
Они: А как вы про митинг-то узнали?
Я: На работе сказали, что нужно обязательно пойти, защитить Большой театр. А от чего защищать-то, а то я этого Сорокина не читала никогда.
Они (хохоча): Мы тоже. Но русскую культуру нужно защитить.
Я: А вы в Большом театре были когда-нибудь?
Они (растерявшись и быстро собравшись обратно): Были!
Я (ласково так): Что смотрели?
Одна из девушек: „Лебединое озеро“!
Я (еще ласковее): А кто написал „Лебединое озеро“?
Они (отворачиваясь, краснея и отыскивая в сумке пачку сигарет): А какая разница-то?
Я: Ну, просто вы лично какое отношение к русской культуре-то имеете, раз вы ее защищаете?..

Ну и т. д.»

Flo, www.forumklassika.ru

«<…>Так вот, я согласен с теми, в частности с Flo, что идея либретто блестяща! А все, кто считает ее (идею) пошлой или глумливой, демонстрируют лишь невежество, косность и ограниченность своих взглядов. Эти люди не читали и/или не любят Хармса, Введенского и других чинарей и обэриутов, не видели и/или не любят фильмов Кена Расселла, не слушали и/или не любят опер Берио или Мадерны и… Список можно продолжать до бесконечности. И если не любят, то именно по родовому признаку — неприятию общих литературных приемов (иронии, опосредования и т. п.), лежащих в основе этих произведений, которые <…> уже давно стали „академическими“. Можно не принимать, не любить эту эстетику, но называть ее пошлой, глумливой… (глубокий вздох)…»

Walter Boot Legge, www.forumklassika.ru

Николай Римский-Корсаков «Золотой петушок»

Режиссер-постановщик:
Кирилл Серебренников
Дирижер-постановщик:
Василий Синайский
Сценография и костюмы:
Кирилл Серебренников,
Галя Солодовникова

«…Я было начала смотреть „Петушка“, а потом экстренно эвакуировались всей семьей, хотя, возможно, это был первый раз, когда у всех моих мальчиков, включая мужа, появился неподдельный интерес к происходящему на сцене. Но это был Серебрянников».

Наталья, www.timeout.ru

«В целом, много пошлости и грубых параллелей в лоб, но смог ли бы обычный зритель провести их самостоятельно, без Серебренникова?! Думается, что не каждый. Так что снобы ушли после первого действия, а желающие выпить шампанского в буфете и увидеть самого маэстро на сцене, остались до конца! И никто не умер от отсутствия эстетики высокого искусства (с присутствием лишь советского и гламурного ее вариантов), и да — художественного в постановке мало, и да — это не оперное классическое искусство, а театр Сатиры! Пусть!

Блогер, 1hommafe2.mnenia.ru

«Нет, к Римскому-Корсакову это не имеет отношения хотя бы потому, что у композитора НАМЁК, а у Серебренникова — лобовые решения! Пляски Патриарха, кстати, — это уже калька с плясок князя Игоря в плену у Кончака из постановки Александрова (вероятно, имеется в виду „Князь Игорь“ Юрия Александрова, выпущенный в апреле 2011 в Новой опере. — Прим. ред.): они друг у друга таскают идеи.

Кроме того, если уж пародировать „действительность“, то надо пародировать СЕГОДНЯШНЮЮ действительность: зачем эти отсылки к брежневской эпохе (кстати, с ежегодными 5 % ВВП)? Если уж говорить о „застое“, вернее, о регрессе, то зачем далеко ходить? Вот он, вокруг нас, начиная с 1992 года! Берите, пародируйте!»

Predlogoff, www.classicalforum.ru

«Все это мне напоминает постановку Мейерхольдом пьесы „Земля дыбом“ (1923 год). Такое впечатление, что Серебренников надел кожаную тужурку и такую же кепку набекрень, прицепил парабеллум и потребовал от всех театральных деятелей следовать по его пути. Тем, кто не захочет или не сможет следовать его пути, как минимум расстрел».

Сергей_Quark, www.classicalforum.ru

Вольфганг Амадей Моцарт «Дон Жуан»

Режиссер
и художник-постановщик:

Дмитрий Черняков
Дирижер-постановщик:
Теодор Курентзис

«Там вообще поют об одном, а показывают совсем другое. И все напоминает какое-то итальянское кино: то ли Феллини, то ли Пазолини, только не такое хорошее».

EvaKrot, активный участник форума forum.balletfriends.ru

«Заставляя героев присутствовать при сценах, где им делать нечего и где их присутствие в оригинальном либретто не предполагалось, Черняков предложил им стоять истуканами или лежать в непотребных позах — это ли украсило его картинку? И какие-то странные ситуации созданы волей режиссера, когда не в ночном саду, а при полном свете в доме Дон Жуан поет свою серенаду воображаемой камеристке собственной жены, где герои не узнают другу друга, принимают друг друга не за тех, кем являются. Опять же, как всегда (часто) бывает у Чернякова, текст тоже принесен в жертву режиссерской концепции, но это уже мелочи. Ну, хоть бы игрой света как-то подчеркнули театральность происходящего, его символичность, что ли.

В общем, <…> я прихожу к выводу, что все действие происходит в маленькой частной психиатрической клинике, где богатые пациенты разыгрывают в любительском (судя по качеству вокала) спектакле историю Дон Жуана, в результате чего с одним из них случается сердечный приступ. Остальные разбегаются по своим палатам. В финале не хватает только белых халатов: парочки санитаров с носилками и доктора, щупающего пульс и констатирующего летальный исход. Это расставило бы все точки над i».

Михаил Александрович, модератор

«Марлон Брандо в фильме „Последнее танго в Париже“ — вот откуда это желто-коричневое пальто, майка, выглядывающая из-под него, всклокоченные редкие волосы. Мне кажется, этот Дон Жуан как внешне, так и содержательно вполне себе выходец из этого фильма. В данном случае Черняков заставляет зрителей посмотреть с отвращением на теток, которые все время ноют, некрасиво укладываются на пол, все время в чем-то обвиняют Дон Жуанчика и чего-то требуют от него. А ему душно в их обществе, он все стремится вырваться к чему-то новому, а натыкается раз за разом на одну и ту же историю, множа этот бесконечно тоскующий хор брошенных им женщин».

Элиза, заслуженный участник форума

Иоганн Штраус. «Летучая мышь»

Постановка:
Василий Бархатов
Дирижер-постановщик:
Кристоф-Маттиас Мюллер
Художник-постановщик:
Зиновий Марголин

«Слишком большая пропасть между талантом композитора и бездарностью постановщиков. Все какое-то вторичное, где-то уже виденное, все с оглядкой на иностранцев. А что иностранцы — рядом с нами сидели шесть иностранцев, здоровые, нарядно одетые немцы. Один заснул уже в начале спектакля, во втором акте он проснулся и каждый раз, когда я смотрела в его сторону, зевал, как крокодил. Второй немец веселил меня все первое действие. Примерно каждые десять минут он страшно тяжело вздыхал. В разгар какого-нибудь самого „веселого“ номера на сцене вдруг раздавался ужасно тяжелый вздох. По-моему, это было самое веселое в этом спектакле. После второго акта вся компания удалилась. И правда, третьего действия иностранцы могли и не выдержать. К финалу от тоски выдохлись все. Даже феноменальная конструкция корабля — единственное достоинство данного спектакля — превратилась в кусок унылых фотообоев. И когда выяснилось, что судно ждет судьба „Титаника“, показалось, что на его борту написано не „Штраус“, а „Большой театр“…»

Ричард, заслуженный участник форума forum.balletfriends.ru

«На мой взгляд, спектакль прекрасный, звучит и смотрится очень свежо, и очень подходящий для Большого театра, потому что это спектакль так называемого большого стиля, если пользоваться голливудскими формулировками».

Элиза, заслуженный участник форума forum.balletfriends.ru

«У Чернякова персонажи „Воццека“ — это „обычные люди“ и их ролевые игры. Персонажи „Летучей мыши“ Бархатова — это „стоящие у руля корабля истории“, и в финале они признаются, что „играли розыгрыш“. Собственно, режиссер прямо говорит: „Мающийся тем, как еще себя развлечь, как еще себе пощекотать нервы, Орловский, чем он не герой нашего времени?“

Объединяет же <…> постановки еще и то, что зрители себя не узнают в действующих лицах».

Babai, заслуженный участник форума

«И вообще, похоже, теперь каждая опера в БТ без спущенных штанов не обходится. Фи».

Anemona, заслуженный участник форума

Михаил Глинка. «Руслан и Людмила»

Режиссер
и художник-постановщик:

Дмитрий Черняков
Дирижер-постановщик:
Владимир Юровский

«Сегодня с мужем пошли на оперу „Руслан и Людмила“, сказать, что мы разочарованы, мало. То, что творилось на сцене, это было пошло и ужасно. Голые женщины (полностью голые!), бордель (30 минут оперы не было, зато полуголые девушки катались на роликах), Руслан в грязном пуховике… В общем, это позор для Большого театра, очень жаль, что его открыли такой отвратительной постановкой. Не ходите, не тратьте свое время и деньги».

Елена, www.timeout.ru

«Сходили с женой 08.11.11 на „Руслана и Людмилу“. Хотите, чтобы стошнило, повторите мероприятие за нами. Выездной спектакль ДК ЗИЛ, который на нефтяной баблос привлек ряд хороших сольных исполнителей и вывез их в Большой! Жаль их дико! Сначала зрители возмущаются, даже „Позор!“ кричат. Потом те, кто не ушел, ржут и стебаются. На аплодисменты остается клака, народ бежит из зала в разной степени смущения — и артистов хочется поблагодарить за исполнение, и режиссеру (Дмитрию Чернякову) в глаза плюнуть. (Есть предположение, что секс-меньшинства из министерства культуры продвигают в российскую культуру такую же муть, только голубую, что и политические бонзы — на телевидение.) За Родину обидно. Советую спектакль слушать с закрытыми глазами. Руслан (Петренко), Финн, часто и Людмила (Шагимуратова) вас порадуют. Тогда вы не увидите, как Руслан испуганно мечется большую часть спектакля в джинсах и теплой куртке (потеет ведь бедняжка!), как он заламывает руки и грызет ногти в ситуациях, когда надо проявлять героизм. Ему еще и меч зачем-то таскать приходится! Вот он и усталый все время, полуобморочный! Слава богу, враги, весело спев и сплясав, сами куда-то отчаливают за кулисы (похоже, на корпоратив!), и он может запеть, внезапно оставшись один: „Победа!..“ (тут и вправду смешно!). А потом упасть в обморок рядом с Людмилой, чтобы дать спеть Ратмиру-контртенору (иначе и не расслышать) …В общем, много чего можно не увидеть, от чего мерзко на душе и стыдно. Не эпатаж это, а бесталанность! Повторяю главные ощущения: жаль хороших актеров и хочется разогнать министерских людей, так опускающих российскую культуру».

DmitryS, www.vashdosug.ru

«Глэм, стёб, скандал и эпатаж — вот, чего всегда ждешь от Чернякова, и в „Руслане“ этого в избытке. Оркестр и дирижер великолепны, акустика супер, опера наполнена новыми смыслами в духе постмодернизма — ретроградам не понять».

Леди Нуар, www.biletexpress.ru

«„Цыплят по осени считают“ — так и зрителей, досидевших до конца на скандальном РиЛ».

Zena, заслуженный участник форума forum.balletfriends.ru

«То, что сделал Черняков с музыкой танцев, не сделал бы ни один действительно любящий музыку человек. Ну, как можно этот шедевр перекрывать звуком катящихся роликов?»

Ioulia, старейшина форума forum.balletfriends.ru

«Эта постановка на открытии Большого показала современное отношение к культуре. А король-то голый! Жаль».

Iellen, новичок forum.balletfriends.ru

«У Чернякова Людмилу соблазняют шашлыком, приготовляемым прямо при ней, — вполне современно и адекватно пушкинскому тексту. И Людмила „в одной сорочке белоснежной“ взята из пушкинского текста.

„Публичный дом“ во втором действии всех возмутил, помнится, а ведь там так целомудренно все. Это имитация Наиной заведения для оказания сексуальных услуг. Ну да, ну да — дивная музыка „Танцев чародейств Наины“ использована неадекватно, и танцев нет — ролики, лестницы… Там можно было столько эротики подпустить. Почитайте-ка у Пушкина, как Ратмира встретили в замке „прелестные, полунагие“ барышни, как сводили в баньку (прямо по современным объявлениям о сауне с тайским массажем) и ублажили потом ночью.

„Двенадцать дев меня любили“, — признается потом Ратмир Руслану. И что, при всех этих описаниях мы должны в XXI веке относиться к этой истории со всей серьезностью, на которую способна только опера? И трепетать за судьбу киевской княжны? Ну, полно, не дети же мы, в самом деле. Неужто все это сейчас считается пошлым? Да будет вам. Пушкину было 20 лет, и он не был ханжой. Так что Черняков еще поскромничал и был сдержан в своей сценической трактовке юношеской поэмы Пушкина. Самое главное: в его постановке, в отличие от „Онегина“, в целом не нарушена логика партитуры и действия. А визуальная картинка… кому-то нравится, кому-то нет. Но не надо быть святее Папы Римского».

Михаил Александрович, модератор

Комментарии: