Упорядоченный «ХАОС»

Спектакль «[сыра́ земля] КОРОМЫСЛИ. Глава" /©Виктор Дмитриев. Фото предоставлено пресс-службой фестиваля "ХАОС"

На международном фестивале актуального театра «ХАОС» прошел первый шоукейс новых театров Новосибирска. Подробнее об этом – Ника Пархомовская.

История новосибирского независимого театра насчитывает как минимум несколько десятилетий. Сайт-специфические проекты Сергея Чехова и Юлии Чуриловой, «Вампитер» Александра Андрияшкина, «La Pushkin» Олега Жуковского когда-то гремели на всю страну. Но с тех пор много воды утекло, и подобных прежним громких историй в последнее время в столице Сибири, кажется, не было. Так что идея арт-директора «ХАОСА» театроведа Оксаны Ефременко заключалась не столько в том, чтобы собрать лучшие образцы новосибирского независимого театра, а в том, чтобы в принципе дать им площадку для высказывания, вывести из серой зоны, представить специалистам и новым зрителям. Этим объясняется и интенсивность программы (7 спектаклей за 4 дня), и ее жанровое, тематическое и географическое (минимум один спектакль проходил на территории Академгородка, и еще одна компания там базируется) разнообразие.
Не менее разнообразным оказался и уровень представленных в рамках шоукейса работ. Обрамляли ее два, пожалуй, наиболее интересных спектакля, созданных молодыми, но стремительно набирающими обороты театральными практиками: открывал фестиваль «Прах богини», перформативная работа хореографа Андрея Короленко и его театра «Синестетика», а закрывала «[сыра́ земля] КОРОМЫСЛИ. Глава» режиссерки Полины Кардымон. Но если в работе Андрея было много движения, коммуникации с частью зрителей и осмысления телесного (то есть как бы жизнь), то у Полины, наоборот, статика, пение и тщательно выверенные, создающие нужную в данном случае оптику ремарки на экране (то есть как бы смерть). Продолжая тему противопоставления двух этих наиболее ярких и полемичных спектаклей шоукейса, можно сказать, что «Прах богини» внешне максимально открыт и тяготеет к партисипаторности, тогда как «[сыра́ земля]», напротив, нарочито герметична и не предполагает активного зрительского участия – включение, происходит, но позже: по сути, этот короткий, умный и тонко сделанный спектакль является настоящей бомбой замедленного действия, заставляющей зрителей всех возрастов крепко задуматься о собственных корнях, отношении к ритуалам и страхе смерти.

Другие спектакли программы лично у меня не вызвали столь сильных эмоций, хотя обсуждения их порой были весьма бурными (по задумке организаторов, все работы смотрели и затем обсуждали с авторами в формате «открытого подкаста» специально приглашенные эксперты – театральные критики и театральные практики). Но при этом сам факт их включения в фестиваль такого масштаба кажется на удивление верным – не только с точки зрения популяризации и привлечения внимания, но и как отражение наиболее важных тенденций развития местного театрального контекста.

Первая из них связана с наличием в городе периферийных, непрофессиональных, зачастую считающихся самодеятельными коллективов. Один из них, Актерский цех «1961», существующий в Академгородке в формате самоорганизации, представил на шоукейсе спектакль «Рот, полный птиц» по рассказам современной аргентинской писательницы Саманты Шваблин. Почти детективная история (сами создатели, впрочем, предпочитают термин «магический реализм», который на обсуждении недаром иногда называли «мистическим») о переселении душ и домашнем насилии, полная вопросов, тайн и недомолвок, была разыграна на сцене будто застывшего в позднесоветском времени бывшего ДК «Юность» предельно наивно, даже примитивно, на грани хорошего вкуса и плохого театра. Тем интереснее было наблюдать за реакцией публики, которой, очевидно, нравятся такие максимально запутанные сюжетные ходы вкупе с незамысловатой сценографией и грубоватой актерской игрой.

Вторая тенденция – интерес новосибирского независимого театра к разнообразию и инклюзии. В городе уже давно действует несколько небольших полупрофессиональных театральных компаний, так или иначе занимающихся социальной интеграцией, абилитацией и работой с уязвимыми группами, в первую очередь, с людьми с инвалидностью. В программе шоукейса за них отвечала наиболее известная и титулованная: команда новосибирского «Инклюзиона» показала своего знаменитого «Юшку», с которым уже выступала на многочисленных фестивалях, в том числе на Международном Платоновском в Воронеже. На сей раз спектакль шел с несколькими вводами (по замечанию режиссера Анны Зиновьевой, за почти пятьдесят показов они еще ни разу не сыграли одним составом), отчего, возможно, и потерял часть своего обаяния. Местами он казался тяжеловесным и даже жестким, возможно, сказывалось волнение некоторых артистов, а, возможно, и усталость материала, который будто сопротивлялся чересчур прямолинейной трактовке. Однако сама затея поставить Андрея Платонова силами и профессионалов, и людей с ментальной и физической инвалидностью вызывает как минимум уважение.

Наконец, третья тенденция, а вместе с ней и целый блок программы, связана с осмыслением женского во всех его проявлениях. Нелюбовь матери и к матери становится темой моноспектакля «Маруська», сделанного небольшой творческой командой под художественным руководством режиссера Варвары Поповой в «Лаборатории современного искусства» (бывшая «Мастерская Крикливого и Панькова»). Сложные отношения с отцом и любовником, раскрытые посредством основанных на личной истории актрисы вербатимов, и переосмысленных драматургом Ларой Бессмертной реминисценциях из «Фрекен Жюли», лежат в основе еще одного моноспектакля, «Быть зиме» Ирины Дремовой в театре «13 трамвай». Взаимоотношения трех подруг со своими телами и друг другом, притяжение и отталкивание, контраст выученного, навязанного социумом, и естественного, вдохновляют хореографа Анну Хирину на создание пластического спектакля «Место», который разыгрывают (или, вернее, протанцовывают) среди рассыпанного на полу белого риса.

В любом случае, каким бы разным ни был уровень представленных в шоукейсе спектаклей, он говорит о том, что интерес к альтернативным формам и новым форматам в Новосибирске есть и спущен он не сверху, а возникает снизу. Это не может не радовать на фоне расцвета независимых театральных инициатив в некоторых других регионах. Но не может и не расстраивать, если вспомнить куда более славное независимое новосибирское театральное прошлое, от которого сегодня, к великому сожалению, мало что осталось.

Комментарии
Предыдущая статья
Иванова-Брашинская и Капелюш устроят в Красноярске «путешествие туда-сюда» 01.11.2021
Следующая статья
«Детский Петербург-2021» покажет онлайн спектакли «КУКФО» и БТК 01.11.2021
материалы по теме
Новости
Кардымон и Каландаришвили выпустят спектакли в «Первом театре» в сезоне 2022-2023
Перед началом своего пятнадцатого сезона «Первый театр» анонсировал предстоящие премьеры. Среди них — спектакли по текстам Сапгира, Вампилова, Горького и Островского.
Новости
ЦСД Омск распускает труппу
Директор омского «Центра современной драматургии» Зара Демидова 11 июля сообщила в своих соцсетях, что театр в связи с финансовыми трудностями «продолжит своё существование без постоянной труппы» как свободная площадка.