Ульяна Фомичёва ответила Андрею Могучему

На фото - Ульяна Фомичёва. Фото из соцсетей.

Редакция журнала ТЕАТР. получила ответ актрисы БДТ им. Г.А. Товстоногова Ульяны Фомичёвой на опубликованный нами ранее комментарий худрука театра Андрея Могучего. Считаем своим долгом опубликовать и этот ответ.

Напомним, 21 ноября на онлайн-портале «Агентство Особых Новостей» вышел материал под названием «Ульяна Фомичёва. Открытое письмо к театральному сообществу». Публикация стала резонансной. Журнал ТЕАТР. опубликовал ответ Андрея Могучего на «Открытое письмо…». Сегодня, 27 ноября, наша редакция получила ответ Ульяны Фомичёвой на комментарий Могучего. Приводим его ниже без сокращений.

«Прежде всего, я хотела бы, чтобы «Агентство Особых Новостей» не называли «жёлтой прессой». Это единственное СМИ, которое сразу же согласилось озвучить мою проблему. В нем работают одни инвалиды, в том числе слепая девушка, аутист, девушка, родившаяся без кожи. У Александра Меркушева — ДЦП. Именно он откликнулся на мою просьбу, в то время как остальные журналисты моей проблемой на тот момент не заинтересовались.

Всё, что опубликовал Меркушев, начиная с «Открытого письма театральной общественности», было записано с моих слов. Вся ситуация с БДТ описана там пошагово, вы можете ознакомиться с ней в моей группе ВКонтакте, которая так и называется «Актриса Ульяна Фомичёва», или непосредственно на сайте «Агентства Особых Новостей».

Я прочла оба письма от театра — и от администрации, и от Андрея Могучего. Я не могу согласиться с тем, что с 2013-го по 2019 год театр помогал мне в большем объёме, чем какому-либо другому актёру труппы. Меня поразили слова Андрея Могучего «у нас тут не собес». Я обратилась к Андрею Могучему с письмом, в котором содержалась просьба о поддержке, в июле 2019 года, когда мне предложили подписать трудовой договор сроком с сентября по декабрь, то есть на четыре месяца. На это письмо Андрей Анатольевич не ответил. В ситуацию вмешалась Любовь Аркус, основатель фонда «Антон тут рядом», защищающего интересы людей-аутистов, к которой обратились мои друзья. Благодаря ей мне продлили договор ещё на полгода. Срок третьего договора истекает 27-го декабря.

Я не понимаю, почему должна уходить из театра только потому, что не нравлюсь Андрею Могучему. БДТ — это же не частный театр. Я защищаю как свои права на профессию и работу, так и своё право растить ребёнка со всеми особенностями развития, которые у него есть. Я пыталась достучаться до Андрея Могучего и до администрации театра в течение полутора лет, но так ничего и не добилась.

Андрей Анатольевич счёл возможным сослаться на состояние моей психики, что я считаю, мягко говоря, некорректным, но никак не прокомментировал тот факт, что театр больше чем наполовину сократил мою зарплату.

Первые годы в театре я очень переживала из-за небольшой занятости. Теперь, когда у меня болен ребёнок, приоритеты мои изменились. Я смирилась с тем, что Андрей Могучий не даёт мне ролей, что за восемь лет работы в театре мне удалось присутствовать всего на четырёх кастингах, что нескольким режиссёрам, которые хотели со мной работать, было отказано, но сейчас речь идет не только о моей творческой судьбе, но и о судьбе моего ребёнка. Мне нужна стабильность. Я не могу и дальше существовать в условиях срочного договора, и до сих пор не могу поверить, что мне всё ещё приходится доказывать и объяснять особенность моей ситуации.

В театр БДТ я была приглашена, и, если бы мне поступило предложение о работе от другого театра, я бы, конечно, его рассмотрела. К сожалению, таких предложений не поступало. Я не могу потерять единственную работу, которая у меня есть. В своём письме Андрей Могучий обещает продлить со мной трудовой договор. Но я не смогу «определиться в этой жизни», если это опять будет договор на полгода. Ни я, ни мой ребёнок не сможем выдержать ещё полгода жизни в состоянии непрерывного стресса. Андрей Могучий как художественный руководитель театра должен определиться и либо принять решение о моем увольнении, либо предоставить мне полноценные трудовые условия.

Несмотря на то, что мне очень тяжело даётся сложившаяся ситуация, я рада, что она вышла в публичное пространство. Я увидела, сколько людей поддерживает меня, и это даёт мне силы жить дальше».

Журнал ТЕАТР. искренне надеется на скорое разрешение конфликтной ситуации.

Комментарии
Предыдущая статья
Театр и его публика. Очерки 27.11.2020
Следующая статья
«Бальзаминов» Михаила Бычкова: Островский в Болливуде 27.11.2020
материалы по теме
Новости
В БДТ наконец выходит финальный эпизод «Толстяков»
23 и 24 января на Основной сцене БДТ им. Товстоногова пройдут предпремьерные показы спектакля «Три толстяка. Эпизод 7. Туб». Финальный эпизод трилогии Андрея Могучего театральное сообщество ждало с большим нетерпением больше двух сезонов.
Новости
Калягин вступился за бурятские театры
Союз театральных деятелей России опубликовал обращение Председателя СТД РФ Александра Калягина к главе Бурятии Алексею Цыденову и попросил вмешаться в ситуацию с переводом местных театров на централизованную бухгалтерию.