rus/eng

Удиви меня, Анжелен

30-летие творческой деятельности Анжелена Прельжокажа активно празднуется по всему миру. В России поздравить хореографа смогли только жители Питера, где в середине ноября, в рамках фестиваля «Дягилев P.S.», прошел гала-концерт и встреча с французским хореографом. С подробностями — Вита Хлопова.

Полуторачасовая встреча с Прельжокажем, в течение которой хореограф скрупулезно отвечал на вопросы зрителей, оказалась куда интересней, чем гала-концерт, который стоило бы заменить полноценным спектаклем.
Как вышло, что Прельжокаж стал самым известным французским хореографом, где-то после Бежара, Наджа и Багуэ? Почему другие руководители национальных хореографических центров, коих во Франции 19, практически неизвестны российскому зрителю? То есть, конечно, ради справедливости назовем Маги Марен, Жан-Клода Галлотту и Матильд Монье, но сравнить их продуктивность и популярность с популярностью Прельжокажа трудно.
Ассоциация Национальных хореографических центров Франция иногда публикует официальную статистику по бюджету каждого из этих центров. И именно труппа Прельжокажа, занимающая «Черный павильон» — национальный хореографический центр Экс-ан-Провансе, является практически единственной компанией, не только получающей самую большую финансовую поддержку своего региона Прованс-Альп-Кот-д’Азюр и министерства культуры Франции, но и полностью окупающей свои расходы гастролями и спектаклями в родном городе. «Ballet Preljocaj» проводит бОльшую часть года в разъездах, на его сайте уже полностью расписаны гастроли на 2016 год. Сам Прельжокаж, похоже, не только не устал от такого графика, но им наслаждается. В 2009 году 52-летний хореограф удивил своих поклонников спектаклем для самого себя. «Канатоходец» — это часовое соло по одноименному тексту Жана Жене. В нем пребывающий в отличной форме Прельжокаж не столько рассказывал историю Жене, сколько размышлял о природе артиста на сцене — артистом этим был он сам.
В 2010-м Прельжокаж стал нам практически родным после его работы в Большом театре «А дальше — тысячелетие покоя». Но известен российской публике он был гораздо раньше — еще с 1994 года, когда молодой французский хореограф, названный газетой «Русская мысль» Ангелином Прельоцаем, привез в Россию программу «В честь Дягилева». Его версии «Парада», «Призрака розы» и «Свадебки», вероятно, понравились бы Дягилеву, потому что Прельжокаж владеет неоспоримым талантом увидеть в старом и много раз сказанном новое и актуальное. Он дерзок и смел, но никогда не преступает черту вульгарности, с уважением относится к прошлому, но не считает, что от него нужно отталкиваться.
Кстати, после программы «В честь Дягилева» он признавался, что до того, как поставить свои «русские сезоны», не видел всех дягилевских версий. При этом его «Свадебка» — почти такой же шедевр, как и постановка Нижинской. Албанец по крови и француз по воспитанию, Прельжокаж легко мог бы стать обычным конъюктурщиком, заигрывающим со своими албанскими корнями и рассказывающим в каждой постановке трагедию своего народа. Но он позволил себе затронуть эту тему лишь в «Ромео и Джульетте», где его больше волновала политика, нежели чем любовь, и в вышеупомянутой «Свадебке», где брачный обряд рассматривается как трагедия балканской девушки, насильно выдаваемой замуж.
Далее был скандальный приезд 2003 года, когда во вполне нейтральном «Благовещении» православные активисты углядели гомосексуальный подтекст (партию архангела Гавриила исполняла девушка, а сакральную новость передавала через поцелуй) — тогда напротив Малого театра собралась целая манифестация, пытавшаяся сорвать гастроли. В итоге, именно после тех гастролей фамилия «Прельжокаж» перестала вызывать трудности в произношении, а владельцы ларьков на горбушке стали получать бесконечные заказы на DVD-диски с его балетами.
Когда несколько лет назад Диана Вишнева станцевала главную партию в одном из самых красивых балетов (речь, конечно, о «Парке»), Прельжокаж стал таким же нашим достоянием, как Сильви Гиллем. Выбраться к нему в Экс-ан-Прованс не так просто даже для самых верных поклонников, так что каждая его работа в России — радость.
Любопытно, что лишь Россия решила представить вечер в честь Прельжокажа, собрав лучшие отрывки из его работ. Но правильный ли это был ход? Сам хореограф на встрече с публикой сказал, что не любит такой формат: скучно показывать только вершины своего творчества — где вершины, там должны быть и долины. Как оказалось, Прельжокаж был прав: великолепные дуэты из «Белоснежки» и «Ромео и Джульетты» (к слову, чуть схожие) затерялись в других соло. Только настроишься грустить по поводу смерти двух героев, как раз — и тебе запускают бессюжетный отрывок из «Спектрального анализа». Хотя надо отдать должное Прельжокажу, соединившему все номера так, чтобы один логически вытекал из другого.
В вечер гала-концерта слегка утратила загадочность бывшая французская этуаль Орели Дюпон, анонсировавшая у себя на сайте свое исполнение балета «Парк» в Санкт-Петербурге. Исполняла она знаменитое финальное адажио «Парка», которое на этот раз было изрядно укорочено, и — вот оно проклятие гала-концертов — не успела до конца войти в свою роль. Прекрасный дуэт обошелся без «химии», которая так в нем важна.
Перед началом концерта Прельжокажу была вручена премия фестиваля «Дягилев P.S.» — «Удиви меня». И Прельжокаж действительно удивил нас новой историей из своей биографии. Оказывается, он попал в Парижскую Оперу с легкой руки Рудольфа Нуреева: после успеха спектакля «Свадебка», Нуреев пригласил молодого хореографа на обед и предложил поставить в Гранд Опера большой балет. Так родился «Парк». Поэтому, смеется сегодня Прельжокаж, где бы я был без России: Стравинского, «Русских сезонов» и Нуреева…
В следующем году нас ждет новый юбилей — труппа Прельжокажа будет отмечать 20-летие своего существования. Значит, мы можем ждать новых гастролей и надеяться, что в этот раз Прельжокаж доедет и до Москвы, и даже покажет полноценный спектакль.

Комментарии: