rus/eng

Тени выходят на свет

Сегодня в Москве, при поддержке СТД РФ, на сцене Московского детского театра теней в Измайлово открывается первый международный фестиваль театров теней ShadowFest. Он продлится до 5 ноября. А совсем недавно корреспондент ТЕАТРА. Побывал на таком же фестивале в Германии.

О существовании крошечного городка Швебиш-Гмюнд на юге Германии я, как и вы, не догадывалась, пока не узнала о Международном фестивале театров теней, который там проводится каждые три года, и о Центре по изучению теневого театра, функционирующем постоянно. И то, и другое, как это часто бывает, – дело рук одного энтузиаста, Райнера Ройша, бывшего учителя математики, который сначала делал теневых кукол с учениками просто для забавы, потом создал собственную труппу, стал ездить по фестивалям и обнаружил, что теневого театра в Германии очень мало, и надо с этим что-то делать. Райнер пошёл в мэрию с идеей популяризации жанра и привлечения в город нового потока туристов – и получил добро. В 1988 году в Швебиш-Гмюнде прошел первый фестиваль теневого театра, в нем участвовало только семь групп. Но вскоре по предложению UNIMA фест стал международным и теперь принимает уже по 15-20 спектаклей за неделю.

В конце октября в крошечный немецкий городок, когда-то славившийся своим ювелирным производством, съезжаются театры из Европы, Америки, Австралии, Китая, Бразилии… В 90-е здесь бывал и театр «Тень» Ильи Эпельбаума и Майи Краснопольской. Но в последние годы русских тут не видели. Специализированных театральных зданий в Гмюнде нет, за исключением большого концертного Конгресс-холла, поэтому представления проходят в церквях, бывших монастырях и прочих мало приспособленных, но эффектных старинных помещениях. А иногда и прямо на улице – тени на стенах готических храмов и базилик XII века выглядят особенно эффектно. Сейчас Райнер Ройш передал бразды управления фестивалем своей коллеге, Сибилле Хирцель, а сам занялся строительством нового здания для интерактивного Музея теневого театра, в котором будет размещаться его внушительная коллекция – 700 традиционных и 400 современных теневых кукол, а также оборудованная сцена, где помимо фестивалей будут проходить ворк-шопы и семинары по театру теней.

Но еще больше географии участников и экзотичности площадок на фестивале поражало разнообразие жанров и приемов. Тут были sand-art и hand-art (всеми любимые теневые фигурки из рук); теневая опера «Мадам Баттерфляй» и теневой балет «Жар-птица» Стравинского; концерты Шонберга и Губайдуллиной с теневым сопровождением, в том числе, в церкви, с органом; традиционный китайский театр теней и спектакль-инсталляция в стиле Хайнера Геббельса, где актер выполнял лишь функцию оператора, приводя в движение хитроумные механизмы, создающие диковинные тени. Комедии про непростые взаимоотношения человека с тенью сменялись триллерами для подростков с отрубленными руками, головами и всевозможными монстрами. Самым радикальным оказался польский театр. Тадеуш Вержбицки, много лет экспериментирующий со световыми эффектами, на этот раз представил премьеру совершенно абстрактного перформанса, построенного исключительно на игре рефракций – отражений зеркальных поверхностей.

Лично для меня самым запомнившимся опытом стала прогулка по ночному лесу во время спектакля-бродилки Schattenwald берлинского театра Anu по мотивам братьев Гримм. Зрители с фонариками в руках, как некая ритуальная процессия, бродили по темному парку, где среди деревьев мерцали полупрозрачные силуэты привидений, звучали таинственные голоса, мелькали нимфы, великаны и прочая нечисть, а актеры рассказывали страшные сказки братьев Гримм в самых аутентичных для них условиях.

Но литературная основа – здесь скорее исключение, чем правило. Большинство театров на фестивале обходилось без нее. На 20 постановок, адресованных в первую очередь детской аудитории, – о чудо! – только один «Гадкий утенок», и то рассказанный средствами визуального театра. В остальном это истории, придуманные самими авторами, более или менее удачные, более или менее интересно решенные, но всегда уникальные и самостоятельные, выстроенные в соответствии с образной системой спектакля. Многие постановки успешно обходятся вообще без слов, так как театр теней – искусство прежде всего визуальное, и главный здесь – художник. Причем, сегодня это зачастую художник мультимедиа, так как новые технологии активно внедряются в этот древний жанр.

Сейчас в театре теней весьма популярны проекторы оверхеды (или кодоскопы), где изображение переносится со светового стола на большой экран с помощью встроенной камеры. Они позволяют моментально менять декорации и управляться с большим количеством кукол одному оператору. Другие используют модернизированные версии старинного волшебного фонаря «латерна магика», проецирующие на экран цветные изображения. Интересный вариант декораций – объемная поп-ап книга, подсвеченная с помощью обычного ручного фонарика. Некоторые предпочитают работать по старинке за большим экраном. Но большинство практикует открытый прием, когда ты видишь не только сами тени, но и процесс их создания, а также озвучивания на специальном «шумовом» столе. И это, с одной стороны, говорит о тотальной открытости, разомкнутости европейского театра вообще, где зритель становится все более активным соучастником действия. А с другой, в театре теней все самое интересное происходит по ту сторону экрана, где работают артисты. Не случайно в древнем яванском театре ваянг-кулит привилегированная мужская часть аудитории сидела позади экрана, со стороны рассказчика-даланга.

Кстати, специальный экран – тоже совершенно не обязательный атрибут современного театра теней. В качестве экрана может выступать что угодно – просто стена, натянутая ткань, бумага, веера, зонтики и любые другие предметы. Сегодня ценится не изощрённость техники, как в китайском театре теней, где одной куклой могут управлять до пяти человек, а новизна и оригинальность приема, инновации. И это говорит о том, что сегодня театр теней из традиционного жанра, экзотики для туристов, превращается в современное, актуальное визуальное искусство на грани театра кукол, предметного, пластического и перформативного театра.

Комментарии: