Европейские хиты на Театральной олимпиаде в Петербурге

На фото - сцена из спектакля Димитриса Папаиоанну "Великий укротитель"

В июне в Санкт-Петербурге стартовала Театральная олимпиада – масштабнейший смотр отечественных и зарубежных спектаклей, который продлится до конца 2019-го, объявленного в России Годом театра. Полугодичный марафон вобрал в себя и традиционные питерские фестивали (от летней «Точки доступа» до грядущего «Балтдома»), и обширную программу национальных театров России (осенью в Питер приедут номинанты и лауреаты национальной театральной премии, спектакли якутского «Олонхо», уфимского Театра им. М. Гафури и казанского Театра им. Г. Камала), и спецпрограммы московских фестивалей «Золотая маска», Чеховский фестиваль, и наконец, питерскую часть программы NETа, который в этом году проходит сразу в двух российских столицах. Но в основе петербургского марафона – спектакли, отобранные Международным комитетом Олимпиады.

О тех событиях, на которые ещё можно и нужно успеть до конца года, рассказывает журнал ТЕАТР.

Раздвигая театральные границы

Прежде всего стоит назвать спектакль «Утополис Петербург» – не только как самый «неформатный» спектакль, но и как эксклюзив Театральной олимпиады (конкуренцию по обоим пунктам «Утополису» может составить разве что специальный проект, над которым сейчас работает фестиваль NET). Знаменитая команда Rimini Protokoll в копродукции с Олимпиадой сочиняет историю, вдохновлённую «Утопией» Томаса Мора. В спектакле, как это заведено у Rimini Protokoll, нет актеров. 300 зрителей начинают путешествие по городу небольшими группами и, осваивая в сумме 52 локации, постепенно объединяются друг с другом. Переосмысление жизни мегаполиса оборачивается рефлексией на тему формирования сообществ и общества, которое не может разрастаться до бесконечности.

Среди других хэдлайнеров Олимпиады – постановка Хайнера Гёббельса «Всё, что произошло и могло произойти», премьера которой совсем недавно прошла на Ruhrtriennale – одном из важнейших европейских фестивалей. Немецкий режиссёр и композитор Гёббельс, президент Гиссенской театральной академии (которую, кстати, окончили создатели Rimini Protokoll) фактически создал собственный театральный язык спектаклей-инсталляций и спектаклей-экспериментов – от легендарной постановки без актёров «Вещь Штифтера» до идущего сейчас в «Электротеатре» спектакля «Макс Блэк, или 62 способа подпереть голову рукой». На Олимпиаде в Петербурге будет показано сочиненное им путешествие через полтора столетия, начиная с Первой мировой. В основе сюжета – ироническая книга «Европеана. Краткая история двадцатого века», а на сцене – масштабная композиция из музыки, света, перформанса, речи, предметов, кинолент и мультимедиа с участием интернационального ансамбля из семнадцати перформеров, танцоров и музыкантов.

Дивная новая франкофония

Два спектакля, которые приедут на Олимпиаду из Франции, «Сайгон» Каролин Нгуен и «Парк крушений. Жизнь одного острова» Филиппа Кена, определяет совсем другая интонация. Меланхолия, мечта, воображение и воспоминание в «мире после»: в обоих случаях лиризм и нежность художественного языка могут показаться парадоксом, имея в виду, что речь в спектаклях идёт о социальных проблемах и травмах. «Сайгон», в 2017 году вошедший в программу Авиньонского фестиваля, – размышление о драме эмиграции и постколониального мира, во многом основанное на личной истории режиссёра, которая родилась во Франции в семье вьетнамских эмигрантов. А «Парк крушений» – история о том, как выжившие после крушения авиалайнера (символизирующего технократическую цивилизацию) пассажиры начинают новую жизнь на острове, который автор спектакля, художник по образованию, парижанин Филипп Кен называет «фабрикой фантазий» и «микрокосмом противоречий планеты – от трагических до чудесных».

Немецкий театр – о войне

Немецкий театр, на протяжении многих десятилетий в огромной мере определяющий тенденции европейского – и российского – театрального процесса, представлен тремя спектаклями, каждый из которых затрагивает тему человека в мире, живущем в ожидании войны или в момент, когда война едва закончилась. Во всех случаях войну стоит понимать не только буквально: вполне в традициях немецкой культуры, театр воспринимает этот мотив как повод для экзистенциального и социального исследования того, что происходит в душе и сознании человека. Молодой режиссёр Йетте Штекель, чью «Бурю» недавно показывали на Чеховском фестивале, поставила в гамбургском Thalia Theater спектакль «Восьмая жизнь» по роману Нино Харатишвили. Семейная сага о шести поколениях грузинской семьи включает в себя все трагические перипетии ХХ века, революционный хаос и тоталитарный застой Грузии и Германии, фокусируясь на том, как выживает человек в этих равно бесчеловечных условиях. Постоянный режиссёр мюнхенского Kammerspiele Кристофер Рюпинг возвращает на его сцену брехтовские «Барабаны в ночи» – постановка этой пьесы в Kammerspiele в 1922 году стала первым спектаклем по пьесе Брехта. Спустя столетие Рюпинг предлагает альтернативный финал и задаётся вопросом, что будет, если главный герой предпочтёт любви революцию.

Наконец, «Опасная жалость» Саймона Макбёрни – первая постановка британского актёра и режиссёра, одного из лидеров европейского театра, на немецкой сцене. Для спектакля в берлинской Schaubühne Макбёрни выбирает роман Цвейга «Нетерпение сердца», написанный в преддверии Второй мировой войны о времени накануне Первой мировой. В стильном театральном пространстве Макбёрни решает вопрос о личной ответственности человека и поколения, эгоизме, ведущем к катастрофе, и о трудности неложного со-страдания и со-чувствия – то есть умения чувствовать и страдать вместе с другим человеком.

Contemporary dance для человека

Отдельная страница программы – три принципиально непохожих хореографических постановки. Впрочем, общее у них есть – все три парадоксально сближаются с современным драматическим театром в попытке выработать собственный образный язык. Все три уделяют огромное внимание визуальной и даже предметной составляющей. И, наконец, это не холодные абстракции, которыми иногда может показаться современный танец, – эти спектакли обращены к эмоциям, памяти, переживаниям зрителей. «Мать» Габриэлы Карризо, бельгийского хореографа аргентинского происхождения, автора завораживающей «Земли», которую играли на NET‘e-2015, – посвящение ушедшей матери хореографа, “LoveCycle” израильской танцовщицы Шарон Эйяль (тоже знакомой российскому зрителю по спектаклю “House”, который играли на «Золотой маске»-2014) о любви и одиночестве и, наконец, ошеломивший на NET‘е двухлетней давности критиков и зрителей «Великий укротитель» грека Димитриса Папаиоанну о бренности и красоте человеческого тела – примеры несентиментального и оттого особенно пронзительного гуманизма современного театра.

Песни западных славян

Любопытно, что часть зарубежных гостей Олимпиады, основной площадкой которой являются сцены Александринского театра, в разные годы ставили спектакли в самой Александринке. Работы режиссёров родом из Венгрии (создатель «Преступления и наказания» Аттила Виднянский), Румынии (режиссёр «Дяди Вани» Андрей Щербан), Украины (автор «По ту сторону занавеса» Андрий Жолдак), Польши (поставивший в Александринке «Чайку» со счастливым финалом Кристиан Люпа) на Олимпиаде дадут представление о том, как выглядит сегодня театр восточно- и центральноевропейских стран. Два спектакля из Румынии, «Карусель» Андрея Щербана и «Росмерсхольм» Андрия Жолдака, объединяет отношение к сегодняшней действительности как пространству контрастов, резких переходов, подавленных желаний и страстей, которые готовы вырваться наружу, а потому театру позволены самые смелые выразительные средства – не столько в смысле провокации, сколько осознанном в приближении к самой грани «хорошего вкуса». Спектакль худрука Национального театра Венгрии Аттилы Виднянского «Рокко и его братья» в Петербурге покажут спустя неделю после премьеры в Будапеште – опираясь на слова режиссёра, можно предположить, что заглавный герой киносценария Висконти в венгерской версии получит право остаться не жертвой столкновения «деревенского» и «столичного» миров, но трагически связующей их нитью.

И, безусловно, одним из главных событий Олимпиады является «Процесс» Кристиана Люпы, поставленный польским мэтром в варшавском Новом театре. Главный герой романа Кафки Йозеф К. здесь превращён во Франца К. – точнее, в пару Францев К., находящихся в диалоге и в двойнических отношениях. Характерное для Люпы погружение в бессознательное, неартикулируемое и потому доступное для осмысления именно театральными средствами здесь публицистично не по форме, а по смыслу. Хотя публицистика эта тоже не прямолинейна – если к чему и призывает мастер своих зрителей, то к попытке понять, что Франц/Йозеф К. – это каждый из нас, окружённый тотальным абсурдом и безысходно отдельный от любого другого – ближнего, дальнего, враждебного или дружественного. И, по словам Люпы, «лишённый логики диалог с человеком на другой стороне до странности напоминает абсурдность и диалоги в нашей современной польской реальности», а пропитывающий кафкианский мир страх – современен.

Польский акцент

Польский театр – не только особое явление европейской культуры недавнего прошлого и настоящего. Не стоит забывать, что он сильно повлиял на то, как выглядит сегодняшний российский театр (в этом, кстати, прямая заслуга «Золотой маски», которая в 2011 году организовала большую спецпрограмму «Польский театр в Москве»). Поэтому ещё два польских спектакля Олимпиады вызывают бесспорный интерес не только сами по себе. Оба так или иначе связаны с темой конечного и бесконечного в человеке, оба представляют человека как своеобразного медиума превосходящей его силы (которая понимается в христианском ключе). «Король Лир» одного из лидеров польской режиссуры Яна Кляты, поставленный им в краковском «Старом театре», переносит действие шекспировской пьесы в подземелья Ватикана. Лир здесь становится Папой Римским, что неожиданно разрешает кажущиеся сюжетно-логические противоречия пьесы. После смерти исполнителя заглавной роли Ежи Гралека в 2016 году сцены с участием Лира идут в форме видеозаписи, что с художественной точки зрения делает спектакль символически точным – и придаёт происходящему подлинно трагическое измерение.

«Ангелли. Зов», постановка директора Института Гротовского Ярослава Фрета – музыкальная драма, ставшая итогом многолетней работы вроцлавского театра ZAR с древними священными текстами, экспедиций по миру, во время которых создатели исследовали уникальные музыкальные традиции. В «Ангелли. Зов» международный хор исполняет молитвенные песнопения, принадлежащие разным культурам: сохранившиеся в регионах России и Украины части византийской литургической традиции, пасхальные песнопения итальянских братств Сардинии, грузинские храмовые гимны. Всё вместе – пронзительный звуковой ландшафт, расширяющий, в том числе, представления о границах театра и о его месте в мире.

Новая театральная Европа

Важно отметить, что к must-see Олимпиады заведомо относится питерская часть программы, которую привезёт на Олимпиаду фестиваль NET, – фестивальные хиты и новые работы лидеров современного театра. Подробнее о том, какие образцы нового европейского театра можно будет увидеть на Театральной олимпиаде, фестиваль расскажет позже, однако уже известно, что финальным аккордом как NET‘а, так и всей Олимпиадыстанут декабрьские показы спектакля «Страна чудес» Кэти Митчелл – премьеры этого года. Музыкально-драматическая работа одной из важнейших фигур мировой режиссуры – размышление о взаимосвязи прошлого и настоящего, романтизма XIX века и наших дней. Сюжет о снах беженки из Восточной Европы в исполнении сопрано, фортепиано и четырёх актёров соединяет песенный цикл «Любовь поэта» Гейне и Шумана с новыми песнями, написанными композитором и недавним интендантом фестиваля в Экс-ан-Провансе Бернара Фоккруля на стихи Мартина Кримпа – одного из драматургов британской «новой волны», к которой принадлежат Сара Кейн и Марк Равенхилл: так создаётся, в частности, контекст англоязычной культуры, немаловажный для английского режиссёра Митчелл, которая ставила и Кейн, и самого Кримпа.

Комментарии
Предыдущая статья
В Перми началась борьба за бренд «Дягилевский фестиваль» 31.08.2019
Следующая статья
В «Студии театрального искусства» поставят «роман-документ» 31.08.2019
материалы по теме
Архив журнала
Хайнер Гёббельс: искусство ассамбляжа
Российский институт театрального искусства — ГИТИС Театроведческий факультет Кафедра истории зарубежного театра Дипломная работа Творческий метод Хайнера Гёббельса Студентка: Тимонина Екатерина Александровна Научный руководитель: доктор искусствоведения, профессор Трубочкин Дмитрий Владимирович Москва, 2018 ОГЛАВЛЕНИЕ Введение Глава 1 Хайнер Гёббельс. Опыт построения творческой…
Архив журнала
ОТ РЕДАКЦИИ
Номер журнала ТЕАТР, который вы держите в руках, целиком состоит из текстов молодых театроведов. Для нас это очень важный проект. Мы часто заказывали молодым авторам статьи, но теперь нам захотелось понять, как выглядит круг их собственных интересов. Для этого редакция…
24.10.2020