rus/eng

Театр юного зрителя

Чтобы отвлечься от статусного искусства оперы, мы решили уточнить, что считают театром 20-летние зрители, особенно те, кто уверен, что театр вообще-то отстой. Получилось что-то вроде мини-навигатора по театральной Москве: кто, где, а главное, почему вдруг оказался интересен публике, которая выходит из дома чаще всего в Facebook и «Вконтакте».

1. Копы в огне

Независимая творческая группа Le Cirque de Charles La Tannes

Режиссер-постановщик
Юрий Квятковский
Художественный руководитель
Александр Пас
Автор сценария (и исполнитель главной роли)
Александр Легчаков
Композитор
Александр Холенко
Художник-постановщик
Полина Бахтина
Художник по костюмам
Ася Соловьева
В ролях:
Александр Легчаков, Константин Аршба, Алексей Розин, Михаил Румянцев, Илья Барабанов, Родион Долгирев, Павел Чукреев, Казимир Лиске, Ларик Сурапов

«У-йе! У-йе! Копы в огне, копы, копы в огне» — обратите внимание на ритмический строй этой фразы. Ее скандируют новые супергерои, да что уж там, кумиры молодежи. Нервный коп Казульский, олдскульный коп Яблонский, жестокий Черный коп и молодой сотрудник отдела особо опасных дел Пипи борются со злом, носят крутые темные очки и разъезжают по городу на огромной картонной полицейской машине. Город, как и машина, как и плоские стаканы с coffee-to-go размером с человеческую голову, нарисованы художницей Полиной Бахтиной, выпускницей Школы-студии МХАТ, в эстетике двухцветного комикса. Реплики иногда подплывают к персонажам в диалоговых облачках.

«Копы» сначала были придуманы как концептуальный альбом, в котором гангста-рэп парадоксальным образом читали московские борцы с организованной преступностью, потом превратились в радиопьесу и, наконец, в спектакль. К этому причастны две арт-группы — музыкальная (how2make) и театральная (Le Cirque de Charles La Tannes), а также близкие им независимые дизайнеры и клубные промоутеры. Главные роли исполняют актер РАМТа Алексей Розин и трое реальных рэперов — Miiisha (Ларик Сурапов), СуперСанья (Александр Легчаков, он же автор «либретто») и Kotzilla (Константин Аршба). Композитором в программке значится Александр Холенко (рэпер Dza).

У всякого рэпера есть сценический образ, который не «снимают» в гримерке. Самоидентификация героев спектакля становится неисчерпаемой темой для шуток. Они не аккуратные сыщики, не элегантные шпионы, не улыбчивые участковые милиционеры, они крутые полицейские из американских боевиков категории Б: «Я — коп, выгляжу, как коп, думаю, как коп, делаю, как коп, двигаюсь, как коп». Чтобы подчеркнуть свое второсортно-кинематографическое происхождение, они иногда говорят в нос, носят польские фамилии, большую часть времени проводят в слежке, меньшую — в перестрелках. Их незамысловатый юмор объединяет знаки поп-культуры и комическое самолюбование («Быть яростным, как Коломбо, сексуальным, как миссис Флетчер»), актуальные топонимы (злодеи, например, обосновались в Столешниковом переулке) и наивный гуманизм жанрового кино. Но иногда «Копов» уносит в заоблачные высоты чистого абсурда. Мат и сальные шутки в спектакле такие же игрушечные и уютные, как картонные домики. Смешные ругательства выдуманных копов гораздо симпатичнее и изобретательнее арго сериальных ментов. Даже не хочется употреблять слова «неологизм», «аллитерация», потому что они слишком тяжеловесны для этой «чертовски жопонадирательной истории». Такую свободу языка позволяла себе разве что «Зази в метро».

Смычка популярного уличного искусства с чем-то высоким, не дай бог, академическим, происходит обычно в области поэзии или современного танца. Режиссер Юрий Квятковский первым в Москве рискнул позвать рэперов в театр, и они принесли с собой на сцену законы жанра: ритм, интонации, элементы площадной импровизации, криминальную тематику, наивные сюжеты про победу добра над злом. «Взять клуб восьми убийц — вот и все, поймать клуб восьми убийц — вот и все», — повторяют копы, занятые поисками главного злодея по имени Джигурдаморис. Мем, или медиавирус, распространяющийся в Интернете (как «Рыба язь», «Капитан Очевидность» или «Мистер Трололо»), связанный с именем российского актера, оказался на сцене гораздо раньше, чем в поле зрения семиологов и меметиков. Недавно копы с гордостью выступили на одной сцене с настоящим Джигурдой.

Спектакль играют в самых разных местах — от Центра на Страстном, где он появился впервые, до РАМТа. Кроме того, его можно было увидеть на Дизайн-заводе «Флакон», в Перми и в Сочи на фестивале «Текстура», на некоторых коммерческих площадках. В зале всегда концертный уровень громкости. Ревущая школота подпевает хором: большинство зрителей знают слова песен. Молодые люди со значками в виде большого черного пистолета или круга с надписью «Копы здесь!» приветливо улыбаются друг другу в метро.

К. М.

2. Зажги мой огонь

Театр.doc

Сценарий
Саша Денисова
Режиссер
Юрий Муравицкий
В ролях:
Арина Маракулина, Алексей Юдников, Ильяс Тамеев, Анна Егорова, Михаил Ефимов, Талгат Баталов

Подзаголовок спектакля — «Эпизоды из жизни Джима Моррисона, Дженис Джоплин и Джими Хендрикса». В заголовок вынесено переведенное на русский название хита The Doors. Но придуманный Сашей Денисовой и поставленный Юрием Муравицким «Зажги мой огонь» в самую последнюю очередь похож на байопик. Известные и не очень факты биографий бывших властителей дум американской, европейской и советской молодежи становятся лишь опорными точками действия. И из них вовсе не рождается историческая реальность.

Алексей Юдников, Ильяс Тамеев, Талгат Баталов, Михаил Ефимов, Арина Маракулина и Анна Егорова, примеряя на себя биографии рокеров, сгоревших ярко и быстро, но успевших изменить сознание целого поколения, зарифмовывают их с собственными историями. Некрасивая Джоплин, как известно, воевала с одноклассниками — играющая ее Анна Егорова рассказывает о своих подростковых комплексах. Арина Маракулина, играющая взрослую Джоплин, приходит на интервью на телеканал «Культура». Алексей Юдников, как и многие ученики Марка Захарова, обладающий тонким комическим даром, ловко пародирует телеведущего Владислава Флярковского, игнорирующего собеседницу. А Джоплин-Маракулина рассказывает уже не ему, а публике историю личных неудач и разочарований.

Примеряя на себя роли кумиров, мы соотносим себя не с их славой, но с их изгойством и маргинальностью. Путь человека, пытающегося изменить мир, всегда в какой-то степени путь лузера.

Алексей Юдников, умеющий обыденное превращать в смешное, произносит исповедальный монолог. Он рассказывает о мытарствах выпускника театрального вуза, о легкомысленно брошенной работе журналиста, о тоске рядового члена инертной труппы репертуарного театра.

Смычка застойной советской действительности (ее неустроенного быта, некрасивой одежды, неестественно крашенных грымз-училок) с миром американских хиппарей дает комический эффект. Смешно наблюдать, как озлобленный отечественный мент допрашивает Моррисона, оскорбившего общество демонстрацией интимных частей тела, или как щеголяющий стиляжьими кислотными шмотками Талгат Баталов рассказывает о своих неудачных выступлениях в ташкентской самодеятельной рок-банде.

Структура спектакля выстроена с небывалой для современного русского театра свободой: двадцать три коротких эпизода, внутри которых большое поле для импровизаций. В этом есть опасность: ход представления каждый раз зависит от настроения и куража актеров. Но главное, хронотоп спектакля, не цепляющегося за историческую конкретику, выстроен так, что предметом рефлексии становятся не советско-антисоветские корни детей 1970-х, а вечное молодое стремление к выходу за рамки, пробивающаяся сквозь комплексы спасительная убежденность в собственной уникальности. И очень хорошо, что все эти пафосные слова не из лексикона спектакля, сумевшего соединить искренность и самоиронию.

А. Б.

3. Чайка

Сатирикон

Режиссер
Юрий Бутусов
Художник
Александр Шишкин
Композитор
Фаустас Латенас
В ролях:
Агриппина Стеклова, Полина Райкина, Лика Нифонтова, Тимофей Трибунцев, Антон Кузнецов, Денис Суханов, Артем Осипов, Владимир Большов, Марьяна Спивак, Марина Дровосекова, Сергей Бубнов, Юрий Бутусов

«Сатирикон» всегда пользовался успехом у зрителей. Но «Чайка» — случай беспрецедентный. Кто-то приходит во второй, кто-то в третий раз, кто-то сбился со счета. Таких фанатов около четверти аудитории. Многие приходят с друзьями и, оторвав взгляд от сцены (спектакль они уже знают наизусть), изучают реакцию спутников. Бывает, что человек, не приняв спектакль, возвращается еще раз, чтобы попытаться понять, что же так вдохновляет его знакомого.

Состав зала текучий. В спектакле четыре акта, в театре предстоит провести почти пять часов. Многие не досиживают до конца. Кто-то караулит ушедших, чтобы попасть в зал в антракте. Кто-то сбегает с первого действия, не выдержав экспериментов Бутусова. Убегающих можно понять: здесь нет и попытки воссоздать чеховскую эстетику, даже сильно преображенную современностью.

«Чайка» Бутусова никак не может оформиться в цельную эстетическую систему. Одни и те же сцены проигрываются по три-четыре раза. Трактовка эпизода и его исполнители при этом меняются. Сначала кажется, что перед нами просто набор маленьких моноспектаклей со своим стилем и настроением. Сорин — персонаж лирической драмы, без возраста, в белой рубахе, под зонтиком с нахлобученной на него бутылкой минералки; он обнаруживает старость как бы вне самого себя и беспомощно удивляется ей. Шамраев — буффон, балаганный шут в тряпье, с красным лицом, его патетическое горе («Пала сцена! Прежде были дубы, теперь остались одни только пни!») окружающие поднимают на смех, как будто оно из совершенно другой, примитивной пьесы. И т. д. и т. п. Потом частные истории приходят к общему знаменателю. Финальная сцена Треплева и Нины сыграна тихо, но эстетически она заглушает бурный шабаш предыдущих эпизодов. Девушка, без сил болтающаяся на веревочных качелях в финале, вроде и Заречная (сцену с Костей играет другая актриса), но скорее мировая душа из треплевской пьесы, в которой «все жизни, все жизни». Это фигура, в которой сошлись трагические линии героев спектакля.

Сам режиссер несколько раз пускается в пляс прямо на подмостках, обнажая истоки спектакля — африканские ритмы, дикарские танцы. Импровизация, принципиальная для негритянской музыки, — та стихия, в которой существует спектакль Бутусова и особенно его собственная партия. Страсть зрителей к «Чайке» сродни той, которой живут меломаны. Если в сети «Вконтакте» набрать в поиске по аудиозаписям «чайка бутусов», сайт стабильно выдает чуть ли не весь саундтрек спектакля. И, скорее всего, для многих в пятый раз пойти на «Чайку» — все равно что станцевать вместе с Бутусовым на пепелище театра Константина Треплева.

А. Х.

1. Театр.doc

Место

Подвал в Трехпрудном переулке отметил свое десятилетие. Далекими кажутся те времена, когда драматурги Максим Курочкин и Иван Вырыпаев собственноручно прибивали к полу фанерные панели и красили стены в черный цвет. Сегодня самый известный в Москве блэк-бокс увенчан всевозможными театральными премиями, отечественными и зарубежными, ведет активную гастрольную и лабораторно-экспериментальную деятельность. Недавно в «Доке» случился ремонт. Посетители подвала с удивлением обнаружили, что он разросся в глубину. Волшебным образом в нем оказались три дополнительные комнатушки, кухня, душ, коридор — все это используется как репетиционное, но иногда и как игровое пространство. Так что теперь в «Доке» есть «новая сцена» и backstage (слово «кулисы» по-прежнему не подходит — занавеса-то нет).

Имена и события

«Театр.doc» создавался как театр драматурга. У истоков стояли Михаил Угаров, Елена Гремина и Ольга Михайлова. Те, кто начинал здесь десять лет назад, сегодня определяют ландшафт современной драматургии. Их пьесы идут на сценах академических и даже императорских. Они давно вышли из подполья. Имен много, и все они хорошо известны не только в театре. Кто автор сценариев большинства фильмов Бориса Хлебникова? А Николая Хомерики? Кто переписал «Фрекен Жюли» для Томаса Остермайера? Чью пьесу ставил Андрей Могучий? Кто любимый драматург молодого режиссера Дмитрия Волкострелова? Кто написал пьесы для Олега Меньшикова и для Александра Калягина? Кто автор сценария сериала «Школа»?

Александр Родионов, Юрий Клавидиев, Павел Пряжко, Михаил Дурненков, Вячеслав Дурненков, Максим Курочкин, Александр Вартанов, Елена Исаева, Саша Денисова (нужное подчеркнуть).

Ориентация на современную драматургию и документальный театр сохраняется в «Доке» и сегодня. Выросло новое поколение драматургов, осваивающих технику verbatim и старающихся выработать собственный язык. Самые молодые — Екатерина Бондаренко и Талгат Баталов — поставили недавно спектакль «Шум» по следам расстрела чувствительным челябинским подростком своего одноклассника из дробовика.

В камерном пространстве, похожем на кинопавильон, привычные театральные средства казались избыточными. Чтобы передавать речевые характеристики невыдуманных персонажей или участвовать в читке на стульях с листочками, не нужен наигрыш. Многие «доковские» актеры оказались в итоге на съемочной площадке (Александра Ребенок, Игорь Стам, Дарья Екамасова). Нити, ведущие из «Театра.doc» в сторону кино и телевидения, образуют густой и взаимопитательный клубок. Но с некоторых пор известные театральные актеры тоже приходят в «Док» в поисках экспериментов. В последних спектаклях участвуют Ирина Савицкова, Сергей Епишев, Евдокия Германова и даже Ольга Яковлева.

В поле зрения «доковских» драматургов по-прежнему социальные нарывы (алкоголизм, терроризм, миграция), политика, государство и власть, насилие на разных этажах общественной лестницы, социальные институты: школа, тюрьма, масс-медиа. В последнем сезоне появилось несколько новых репертуарных линий. Есть детский спектакль, переводные пьесы, комедии и мелодрамы. Из последних хитов самый заметный — «Зажги мой огонь» Саши Денисовой.

В условиях тотальной политизации жизни «Театр.doc» держит марку и оперативно отражает события на площади. Плененные революционеры лично рассказывают о том, как они сидели в тюрьме. Белорусские оппозиционеры дают пищу для бытовой комедии про домашний арест, а импровизационный фарс про Путина и Берлускони мешает в кучу карнавальные подробности их жизни.

Публика

Бородатые правозащитники, оппозиционные журналисты, студенты, известные и начинающие артисты, поэты, смелые чувствительные женщины, дети, друзья друзей драматургов. На самом деле за десять лет здесь, кажется, побывали все.

«Театр.doc» давно существует и за пределами подвала в Трехпрудном. Это, пожалуй, единственное место, вокруг которого есть четко определенное сообщество, социальная сеть. Она гораздо шире сформировавшего ее пространства. Она протянулась в разных географических направлениях. Аффилированные структуры по Москве и Московской области включают Центр драматургии и режиссуры Казанцева и Рощина, Театр имени Йозефа Бойса, фестивали «Любимовка» и «Новая пьеса». Каждый из этих кружков заслуживает отдельного разбора. Театр Бойса, например, номинировавшись пару раз на «Золотую маску» за «пионерские» спектакли «Третья смена» и «Павлик — мой бог», открыл недавно собственную площадку в Сахаровском центре.

Вот минимальный вокабуляр, необходимый посетителям «Театра.doc»: новая драма; ноль-позиция; verbatim; пьеса-суд; читка на стульях; театр, в котором не играют.

Доступность

На спектакли лучше записываться заранее, потому что в зале на 50 мест даже самые близкие друзья театра помещаются не всегда.

Секретный ход: если выйти из дворика и сразу повернуть направо, а затем шмыгнуть во вторую арку, то можно попасть через двор в театр «Практика».

К. М.

2. Практика

Место

В центре, в районе метро «Маяковская» и «Пушкинская». Подвальное помещение во дворе, вход через арку с Большого Козихинского переулка, дом 30. Найти «Практику» гораздо легче, чем «Театр.doc»: если идти от Триумфальной площади со стороны Садового, еще оттуда видны транспаранты с названием, а глухая стена дома с аркой расписана огромным граффити.

После закрытия юбилейного пятого сезона «Практику» перекрасили снаружи — вместо агрессивного алого фирменным цветом стал голубой. Несколько спокойнее, но все-таки это цвет, который мог бы использовать художник граффити — простой, резкий, плакатный. «Практика» заботится об имидже. В отличие от стихийного, диковатого, подпольного во всех смыслах «Театра.doc», здесь мало думают об аскезе и аутсайдерстве и много о стиле. Светлое дерево, белёная кирпичная кладка, морковный пирог в буфете.

В ближайшее время в Политехническом музее активно заработает новая театральная площадка — «Политеатр». Ее арт-директором стал создатель и руководитель «Практики» Эдуард Бояков.

Имена и события

«Практика» была задумана прежде всего как площадка для новой пьесы. Зритель шел на драматургов: Сорокина, Дурненкова, Яблонскую, Майенбурга.

Одна из ключевых фигур «Практики» — драматург, режиссер, актер Иван Вырыпаев, выходец из Иркутска, сейчас живущий на две столицы — Москву и Варшаву. В 2003 году состоялся его шумный московский дебют — «Кислород» в «Театре.doc», десять рэп-композиций, своего рода антизаповедей. В «Практике» вышли четыре спектакля по текстам Вырыпаева: «Бытие № 2», «Июль», «Комедия», «Иллюзии». В первом он выступает в качестве актера, два последних поставил сам и время от времени играет в очередь со своими исполнителями.

Звездами поколения двадцатилетних стали два года назад актеры и режиссеры мастерской Олега Кудряшова в ГИТИСе. Они играют в нескольких спектаклях театра; один из самых популярных — «Бабушки» в постановке педагога Светланы Земляковой, где реальные разговоры деревенских старушек разыграны вчерашними студентками.

В «Практике» есть поэтические вечера и киноклубы, занятия contemporary dance (их ведет хореограф Наталья Широкова, когда-то начинавшая в главной дэнс-компании страны — екатеринбургских «Провинциальных танцах».

Большим спросом пользуется премьера этого сезона — «Жара», спектакль Владимира Агеева по пьесе Натальи Мошиной, история об активистах — жертвах информационной войны. Для Мошиной это дебют в «Практике». Агеев, ученик Анатолия Васильева, ставит здесь уже третий спектакль.

А самый оригинальный проект «Практики» — придуманный Эдуардом Бояковым «Человек.doc». Десять героев современной культуры во всем ее объеме. От поколения шестидесятников (драматург Александр Гельман, композитор Владимир Мартынов) до ровесников большей части зрителей (режиссер «Театра.doc» Ольга Дарфи, рэпер Смоки Мо, художник и музыкант Гермес Зайготт). От радикальных поэтов и художников (Андрей Родионов, Александр Петлюра, Олег Кулик) до философов и востоковедов (Олег Генисаретский, Бронислав Виногродский).

Лаконичные моноспектакли о требовательных, ироничных людях, чья философия раскрывается на самых некомфортных и неромантических примерах. Красилка в недрах академического театра, кабинет госслужащего, барахолка, свалка, дом под слежкой, где есть шкаф с марихуаной, — обстановка тех реальных переживаний, которые были отобраны, отшлифованы для сцены. Человек получал пьесу о самом себе после продолжительной беседы с драматургом. Ему предстояло сыграть себя-оформленного, себя-персонажа. Двоих — Гельмана и Кулика — играют актеры (Гельман не мог участвовать в силу возраста, а Кулик концептуально передал роль Антону Кукушкину).

Сейчас «Практика» делит «Человека.doc» с «Мастерской» (проект считается совместным), а продолжение затеи объявлено в «Политеатре».

Публика

Сюда приходят обычно парами, в основном 20—30-летние. Шок от чересчур современного искусства получают чаще, чем в «Театре.doc»: аудитория благодаря грамотной рекламе тут более широкая. Кто-то совершает паломничество в театр из провинции, кто-то работает в офисе. Подавляющее большинство «Практикой» не ограничивается и заходит в «Artplay», «Гараж», на «Винзавод». Любимый кинотеатр этих зрителей чаще всего «35 мм». Бегут из театров, таких как «Ленком», «Пушкинский», «Современник», в поисках чего-то нового. Многих привлекают регулярные поэтические вечера Веры Полозковой. Бывает и так, что после «Игры на барабанах» с Олегом Куликом человек решается поехать в Непал и заняться йогой.

Зал «Практики» отзывается аплодисментами на самый беспощадный монолог. Восторг вызывают, например, яростные слова террориста, изливающего злобу на вялых обитателей мегаполиса («Жара» Натальи Мошиной). Судя по премьерам последних сезонов, по недавним «Жаре» и «Вентилю», злая самоирония входит в моду и становится частью identity публики.

Доступность

Билеты — от 500 до 1600 рублей. Студенты любых вузов могут записаться дня за четыре по электронной почте praktika.podushka@yandex.ru и пройти на спектакль бесплатно — сидеть придется на подушке, зато в первом ряду.

Труднее всего попасть на постановки пьес Вырыпаева, особенно на «Июль». Этот моноспектакль Полины Агуреевой по-прежнему собирает аншлаги. У многих роман с «Практикой» начинается именно с него.

А. Х.

3. Театральный центр «На Страстном»

Место

Собственно, место указано в названии. Центр, учредителем которого является Союз театральных деятелей РФ, расположен на бульваре, недалеко от метро «Чеховская». Найти несложно, но устроенный рядом торговый центр недавно обзавелся помпезной террасой, так что вход в театр скрыт в глубине. Впрочем, широкоформатные афиши, украшающие стены соседних зданий, направят вас по верному пути. А вечером на удобном крыльце с лестницей часто толпятся люди.

Имена и события

Уже несколько лет на сцене Центра выступает Евгений Гришковец. Сейчас здесь можно увидеть «Как я съел собаку» и «Одновременно».

В начале 2012 года привезли скандального «Лира» питерского театра «Приют комедианта» в постановке Константина Богомолова. За три вечерних показа все желающие так и не успели посмотреть спектакль, в итоге объявили еще один, ночной. Но и этого оказалось мало — в апреле спектакль приедет снова.

ТЦ «На Страстном» позиционируется как открытая площадка, в том числе для экспериментов. Здесь играет «Цирк Шарля ля Танна» (Le Cirque de Charles La Tannes), объединивший выпускников Школы-студии МХАТ, музыкантов-электронщиков, хип-хоперов и видеохудожников. Их проект «Копы в огне» быстро стал популярным, причем среди тех, кто обычно в театр не ходит. Эта же компания время от времени играет в Центре «Хрустальный мир» по рассказу Виктора Пелевина и «Coffee shop» («Кофейня»), текст Фассбиндера, переписавшего на свой лад одну из комедий Карло Гольдони.

И конечно, «На Страстном» — главная московская площадка для студентов театральных вузов. В мае сюда съезжаются воспитанники ведущих училищ и институтов страны. Фестиваль студенческих и постдипломных спектаклей «Твой шанс» — смотр-конкурс, включающий показы и ежевечерние обсуждения увиденного с участием зрителей и профессионалов. Победитель фестиваля получает возможность играть спектакль на сцене Центра. Если взглянуть на афишу, то легко убедиться, что именно спектакли студентов ГИТИСа, Театрального института им. Щукина, училища им. Щепкина и т. д. составляют большую часть репертуара. Здесь играли знаменитую «Историю мамонта» выпускники курса Кудряшова, тут до сих пор показывают «Горе от ума» Виктора Рыжакова, поставленное на курсе в Школе-студии МХАТ. Уже несколько лет «Твой шанс» привозит зарубежные студенческие постановки.

Еще здесь играют спектакли, поставленные в рамках программы «Открытая сцена». Каждую осень проходит фестиваль моноспектаклей «Solo», также не ограничивающий программу только российским производством.

В фойе, легко совмещающем формат кафе с дискуссионной площадкой, проводятся выставки фотографов, художников, сценографов. В афише Центра есть кино, анимация, музыка. В частности, здесь дает концерты ансамбль Алексея Айги «4.33».

В рамках проекта «Золотая лекция» выступали ведущие профессора российских театральных вузов: Алексей Бартошевич, Видмантас Силюнас, Андрей Дрознин; историк театра из Франции Беатрис Пикон-Валлен прочитала лекцию о Цирке «Du Soleil».

А еще именно здесь придумали ставшие популярными «Театральные бессонницы» — теперь они переехали в Центр им. Мейерхольда, но «На Страстном» тоже до сих пор сохранился формат ночных театральных марафонов, на которые собираются зрители 18–25 лет.

Публика

На спектакли «Цирка Шарля ля Танна» приходит в основном молодежь, на Гришковца — люди постарше и побуржуазнее. Концерты, ночные показы привлекают публику  20–30 лет, студенческие спектакли, фестивали приводят в небольшой зал Центра тех, кого часто увидишь на любых премьерах.

Доступность

На студенческие спектакли можно попасть почти даром — билеты от 100 рублей. На спектакли Гришковца цены уже от 1000. Громкие гастрольные показы, например «Лир» Богомолова, тоже недешевы, но молодым и активным часто удается попасть бесплатно, по студенческому билету, практически на все мероприятия Центра.

А. Б.

4. ПRОЕКТ_FAБRИKA

Место

Вместо булыжников пляж, вместо убыточного производства добрые дела и налоговые льготы. Превращение индустриальных площадей в творческие мастерские началось в Москве на заре2000-х.Одной из первых площадок нового типа стала фабрика технических бумаг «Октябрь», передавшая часть помещений объединению «ПRОЕКТ_FAБRИKA». Чтобы найти это место, нужно 20 минут плутать переулками от метро «Бауманская» (это в том случае, если знаешь дорогу). В одном дворе соседствуют резиденции художников, дизайн-ателье, фестивали анимации, современной музыки и документального кино, выставочные залы и театральные площадки. Три самых просторных — зал грунтовальной машины, зал «Оливье» (название ему дал располагавшийся здесь когда-то станок литого мелования) и «Актовый зал». Сегодня подобные арт-кластеры разрослись по всему городу, они становятся местами модного досуга и теряют статус некоммерческих организаций, но «Фабрика» сохранила суровый демократизм и атмосферу сырого бархатного подполья.

Рядом с входом в «Актовый зал» есть большое квадратное окно-аквариум. Сквозь него видно два разных помещения. Здесь встречаются старая и новая жизнь «Фабрики» — загадочные механизмы, штампующие картон, отделены стенкой от опенспейса с дизайнерскими стульями.

Имена и события

В «Актовом зале» поселилось агентство театров танца «Цех» — форпост русского contemporary dance, его полномочный представитель в Москве и за рубежом. Агентство проводит ежегодный смотр достижений — фестиваль «Цех», а также летнюю школу танца, объединяющую профессионалов и любителей. В обычные дни здесь можно увидеть мультимедийные синтетические сочинения пионера русского танцтеатра Саши Пепеляева (одного из соучредителей «Актового зала») или познакомиться с хореографическими этюдами Дарьи Бузовкиной и Ольги Цветковой.

Независимые театральные компании, у которых чаще всего нет своей площадки, находят на «Фабрике» приют. Здесь, например, показывают последние опыты студии SounDrama Владимира Панкова. Чаще всего «Фабрика» не просто устраивает отбор, но участвует в копродукции. Так было с двумя проектами Театра имени Йозефа Бойса «Третья смена» и «Павлик — мой бог». В «Актовом зале» есть хотя бы балетный линолеум, а два других помещения — просто большие бетонные коробки. Их можно залить огнем, как в прославившей челябинский Liquid Theatre индустриальной фантазии «Liquidация», или засыпать песком, как в последнем спектакле того же коллектива «Subito forte».

Один из крупных международных проектов директора «Цеха» Елены Тупысевой называется «Фабрики воображения». Он включает серию копродукций, гастролей, конференций, стажировок и мастер-классов, налаживающих отношения между такими же маленькими «актовыми залами» (региональными центрами современного искусства) по всей Европе.

Публика

На выставки приходят одни люди, на «Мультики по выходным» — другие, но все, кто знает сюда дорогу, смотрят друг на друга с солидарностью сообщников. «Актовый зал» существует довольно давно, и уже успел воспитать свою аудиторию, которая следит за афишей. На вид это молодые люди около тридцати, которые знают, куда и зачем они пришли.

Доступность

Билеты можно купить онлайн. В отличном «Актовом баре» есть кофе за 100 рублей и местный «Фабричный журнал» под редакцией искусствоведа Константина Бохорова, изобилующий словами «перформативность», «дискурс» и «трансдисциплинарность».

К. М.

5. «Винзавод» и окрестности

Место

Промзона, превращенная в квартал искусств и ремесел, расположена по адресу: 4-й Сыромятнический переулок 1, стр. 6. Несколько лет ЦСИ «Винзавод» прекрасно существовал без всякого театра. Его пешие посетители терпеливо шагали мимо грязных ларьков и трамвайных путей от Курского вокзала, потом ныряли в клаустрофобный тоннель с приглушенным желтым светом и, наконец, попадали в просторный двор, вокруг которого ютятся крошечные шоу-румы, мастерские и известные московские галереи: «Айдан», «Риджина», «XL», «Проун», Photographer.ru и др. Сегодня двор все чаще запаркован. От винокуренного производства XIX века остались прекрасные названия выставочных залов — Цех красного, Цех белого, Большое винохранилище. Из радостей инфраструктуры — филиал книжного магазина «Фаланстер», кафе «Цурцум», где по ночам показывают кино, бар «Хитрые люди» с настольными играми. В самой глубине двора стоит большая кирпичная «Стена» — проект, призванный привлечь внимание к проблемам уличного искусства и граффити.

Район вокруг Курского вокзала превратился в конгломерат постиндустриальных очагов искусства, архитектуры и дизайна. Недалеко от «Винзавода» находится «Арма» (бывшая газовая фабрика) — важная точка московской клубной жизни и индустрии моды. Концерты и многолюдные танцевальные вечеринки проходят по соседству с лофтом модельера Дениса Симачева. Этим летом на берегу Яузы на территории бывшего завода «Манометр» стал активно функционировать комплекс «Artplay», который имеет все шансы превратиться в популярную театральную площадку. Здесь уже открылся бэк-офис фестиваля «Территория», в одном из павильонов появилась сцена со световым и звуковым оборудованием под названием «Лофт 114», пока на ней, правда, проходят концерты электронной музыки. Здание расположенной здесь Британской высшей школы дизайна венчает просторная «Крыша», названная в пресс-релизе «урбанистическим курортом в центре города, где проходят события разнообразного формата: выступления музыкальных групп, театральные проекты, выставки современного искусства, показы кино и видеоарта». Частью великолепной панорамы города, которая открывается с «Крыши», становятся не только башни Спасо-Андроникова монастыря и бизнес-центра Москва-Сити, но и разноцветные электрички и поезда дальнего следования, подходящие к Курскому вокзалу. Пожалуй, это единственное место в Москве, где можно безопасно заниматься трейнспоттингом. В марте на «Artplay» прошла премьера спектакля Юрия Муравицкого «Порнография».

Имена и события

Недавно на «Винзаводе» официально открылась театральная площадка «Платформа» под руководством Кирилла Серебренникова. Она работает в четырех направления, у каждого есть свой куратор. Кроме театра это танец, его представляет Елена Тупысева из «Цеха», музыка — композитор Сергей Невский, медиа — художники Алексей Шульгин и Аристарх Чернышев.

Студенты мастерской Кирилла Серебренникова в Школе-студии МХАТ буквально согрели хрупкими телами холодные цеха «Винзавода». Сначала они показали здесь спектакли, которые подготовили за три учебных года: «Отморозков» по роману Захара Прилепина о жизни и смерти несовершеннолетних нацболов, «Героя нашего времени» и танцевальный «Cain/Каин». Во всех постановках была важна вовлеченность зрителя в игру: замерзшим раздавали одеяла, маленькими группами водили между точками действия, а во время поэтического перформанса «Красная ветка» чувственно шептали каждому на ухо строчки из Дмитрия Воденникова, Дмитрия Александровича Пригова или Линор Горалик. После успеха «Отморозков» о курсе Серебренникова заговорили как о сложившемся театральном организме. Студенты вместе с дружественными им взрослыми артистами самоопределились как Седьмая студия МХТ.

«Платформа» открывалась концертом «Арии», в создании которого приняли участие известные театральные экспериментаторы, художники, хореографы, танцовщики и сценографы. В коллекции оперных миниатюр были представлены музыка от Генделя до Кейджа и разные виды театра, включая кукольный. За хореографию в этом сезоне отвечали голландцы Гай Вайцман и Рони Хавер. Их «История солдата» застряла на границе танца и документального театра, объединив высококлассных исполнителей contemporary, актрису и молодого драматурга. Другим удачным проектом был музыкальный перформанс «Сон», во время которого многочасовую композицию Мортона Фелдмана «Филиппу Гастону» можно было слушать, лежа на полу в спальном мешке. В ближайших планах «Платформы» мюзикл «Охота на Снарка» и премьера «Метаморфоз» — второго совместного спектакля студентов Серебренникова и француза Давида Бобе.

Публика

Мальчишки и девчонки, а также их родители, лохматые блогеры, читатели и комментаторы «Афиши» и Look at me, гномики с большими и маленькими камерами, мгновенно посылающие свои фотографии в потоки Flickr и Instagram, офисные пчелки и девушки на высоких каблуках, праздная гуманитарная молодежь, фланёры выходного дня. Во время Московской бьеннале современного искусства контингент меняется. Появляются люди в роговых очках, экстравагантные носители футуристических шляп и серебристых штанов, тусовщики, денди и интеллектуалы.

Доступность

На события в рамках проекта «Платформа» продаются билеты по 350–500 рублей,но мест мало. Попадание на другие мероприятия зависит от множества факторов: где-то действует система приглашений, а кое-где даже что-то похожее на фейсконтроль.

К. М.

6. Центр имени Вс. Мейерхольда

Место

Глухой блестящий фасад одной из новостроек на Новослободской, внешне неотличимой от окрестных офисных зданий, скрывает одну из главных фестивальных площадок Москвы. NET, Чеховский фестиваль и «Золотая маска» активно арендуют эту площадку для своих спектаклей. В белом зале и в фойе французский, польский, немецкий культурные центры проводят читки вновь переведенных пьес. В черном зале иногда можно увидеть редкие спектакли на видео и документальные фильмы о театре. На ежегодные «Мейерхольдовские встречи» со спектаклями и мастер-классами для молодых режиссеров приезжали Кшиштоф Варликовский, Кристиан Люпа и Оскарас Коршуновас. Обучение — главная задача Центра им. Вс. Мейерхольда, для этого здесь даже открыли специальную магистратуру. Она ориентирована не на Москву и даже не на РФ, большинство мест получают студенты из СНГ.

Имена и события

Современную площадку в самом центре города, не обремененную собственной труппой, основал Валерий Фокин. Сегодня он почетный президент ЦиМа, у него здесь большой кабинет, афиши его спектаклей украшают лестницы. Несколько лет арт-директором ЦиМа был критик Павел Руднев, который много путешествует и деятельно участвует в жизни молодых режиссеров. Благодаря ему здесь появились «Калека с Инишмана» Ирины Керученко, «Ёжик и медвежонок» Сигрид Стрём Рейбо, «Наташина мечта» Шамиля Дыйканбаева. Сейчас ЦиМом руководит режиссер Виктор Рыжаков.

В новом сезоне в ЦиМ переехали два авторских проекта группы Vottebe (Саба Лагадзе и Ксения Орлова) — «Театральный альманах» и «Театральная бессонница». Последний был затеян и стал популярным в ТЦ «На Страстном», в первую очередь среди зрителей, которым возраст, здоровье и темперамент позволяют веселиться до рассвета. Спектакли, отбиваемые подходящими случаю музыкальными антрактами, объединены в тематические программы. Героями первых ночей были выпускники актерско-режиссерских мастерских Каменьковича и Хейфеца в ГИТИСе, а также Русский инженерный театр АХЕ, Саша Денисова, проект «Практики» «Человек.doc». В ноябрьском «Театральном альманахе» был опробован новый формат — «короткий театр», более тридцати миниатюр, объединенных общей темой «Свобода».

Пакет образовательных программ ЦиМа пополнила Школа театрального лидера (ШТЛ) — лаборатория, по итогам которой выдается диплом о повышении квалификации Школы-студии МХАТ. Участники — в основном сложившиеся молодые режиссеры, драматурги, продюсеры, театроведы. Среди них Наталья Ворожбит, Дмитрий Волкострелов, Юрий Муравицкий. По итогам лаборатории ее вдохновители рассчитывают восстановить связи сообщества, но самое главное — воспитать театрального человека нового типа, не замкнутого в собственном театре-домике, а способного на свободное плавание. При этом ШТЛ не школа менеджмента. Основная форма работы — обсуждения. Курсы лекций включают, например, историю театральных реформ. Проекты, возникшие в рамках ШТЛ, будут поддержаны Московским департаментом культуры, в том числе грантами. Однако работы лаборантов принципиально не планируется привязывать к месту — после блока показов в ЦиМе эти спектакли будут отпущены на свободу с рекомендациями для фестивалей и оформлением копродукции.

А самый свежий проект ЦиМа — «Живой журнал ТЕАТР»: выход ТЕАТРа к своим читателям и к публике, обсуждение в компании театральных практиков и ученых-гуманитариев проблем театральности в самом широком контексте — от эстетики до политики.

Публика

У ЦиМа много друзей, так что зал на 280 человек заполняется с легкостью. Для молодого режиссера такой зал может стать гораздо большим испытанием, чем университетская аудитория. Студенты творческих вузов и друзья их друзей тусовались здесь давно, но теперь все больше чувствуют себя как дома. Для них все эти ночи не просто модные вечеринки, но вход в профессию.

Доступность

Студенты обычно кучно и тревожно жмутся в дверях в ожидании контрамарок, но в ЦиМе к студентам благосклонны и чаще всего (в самом конце, на балкон, но все-таки) пускают всех, кто поместится.

К. М.

7. Мастерская

Место

«Мастерская» расположена во дворе дома по Театральному проезду — удобно идти от «Театральной», «Лубянки» или «Кузнецкого моста», главное — уверенно обойти шлагбаум и внимательно поискать голубую «М» с завитушками. А потом подняться на второй этаж, миновав «Lady Jane», который несколько позже открыла та же команда — Алексей Паперный и Варвара Турова.

«Мастерская» — единственный в Москве клуб с театральным залом. Есть еще ресторанный и клубный: зрители обычно дожидаются в последнем. Изысканно-чердачная обстановка: деревянные полы, кафельные стены, тряпичные абажуры в нишах со столиками. На маленькой сцене часто дают концерты, в том числе иностранные гастролеры.

Имена и события

У обоих владельцев клуба есть свои музыкальные коллективы: Варвара Турова — лидер группы «Шерри Бренди», Алексей Паперный — группы «Паперный Т. А..М…». Вдвоем они открыли уже четыре заведения в Москве — помимо «Мастерской» и «Lady Jane», есть еще клуб «Река» на «Красном октябре» и кафе «Дети райка» в конце Никитского бульвара. Паперный, помимо прочего, — режиссер и драматург. Его «Твербуль» в перестроечное время объездил многие европейские фестивали. Два года назад в афише «Мастерской» появилась его «Река», жизнелюбивое действо, идущее в музыкальном сопровождении автора. Здесь же обосновался совместный проект с театром «Практика» «Человек.doc».

В будущем в «Мастерской» ожидается еще больше театра. Весной откроется новый театрально-музыкальный проект «Дети райка» (не путать с одноименным кафе), рассчитанный на 20—30-летних зрителей.

Публика

Люди от разных творческих групп пересекаются на общей территории. Здесь бывают не только музыканты, актеры и режиссеры, но и, например, ученые. Кто-то совсем перестал заходить в другие театры, кто-то никогда в них особенно и не бывал. Часто это те же самые люди, которые ходят в «Мастерскую» танцевать или ужинать. Но есть и те, кто отсматривает фестивали и важные премьеры, кто впервые попал сюда благодаря «Человеку.doc», будучи постоянным зрителем «Практики».

Доступность

Цены билетов на концерт варьируются, но посмотреть спектакль, как правило, можно за 600–800 рублей.Крохотный театр спрятан в глубине клуба. Придя заранее, можно неплохо поужинать за разумные деньги.

А. Х.

Комментарии: