Свидетель Жирикова: «Серебренников настоял на том, чтобы привести документацию в порядок»

В Мещанском суде Москвы продолжаются слушания по делу «Седьмой студии». На прошлом заседании допросили свидетеля Ларису Войкину, которую наняла на должность бухгалтера и специалиста по кадрам ключевой свидетель обвинения экс-главбух Нина Масляева. Сегодня допрашивали свидетеля Татьяну Жирикову, которая проводила аудит в «Седьмой студии» и в итоге стала главным бухгалтером организации.

Допрашивал свидетеля прокурор Олег Лавров. На суде Жирикова сообщила, что в 2014 году аудитор Инна Лунина пригласила ее для проверки работы театральной организации. По словам Жириковой, необходимость провести аудит возникла из-за «недостачи денег»: «Мне был предложен объем работ, потому что там, как я поняла, учета, скажем так мягко, вообще никакого не было». Перед ней стояла задача отразить все выписки, сверить их, восстановить и систематизировать все документы в бухгалтерской программе 1С за 2014 год, проверить начисление налогов по оплате труда и валютный счет.

Далее цитируем коллег из Коммерсанта:

— Документы переделывались? — спрашивает прокурор.

— Да, это было все сложно. Масляева очень плохо выходила на связь, с ней очень трудно было решить какие-то вопросы. Но перед руководством ставили задачи, чтобы привести в порядок документооборот,— отвечает Жирикова.

Свидетель пояснила, что по документам было видно какие контрагенты были реальными, а какие «виртуальными». Договоры составлялись по одному шаблону, менялись только тематика и данные в «шапке», но больше вопросов вызывало, что печать в договоре с одной фирмой могла стоять от другой фирмы, суммы в актах тоже могли не совпадать. 

Жирикова рассказала, что после выявленных ошибок в бухгалтерии, возник вопрос, чтобы закрывать «Седьмую студию», но Серебренников настоял на том, чтобы не закрывать организацию, а привести документацию в порядок. «Люди искусства все в своих процессах. Они далеки от всех бухгалтерских процессов. Они не вели учет и не знали, что там происходит»,— поделилась Жирикова.

Жирикова охарактеризовала состояние дел бухгалтерии «Седьмой студии» при Масляевой так: «Я охреневала. Люди вообще не вели первичные документы!».

Все ошибки она оформила в отчете и передала его через Воронову. Свидетель Жирикова говорит, что после этого ей предложили дистанционно вести бухгалтерский учет, а потом ее зачислили новым бухгалтером «Седьмой студии». По словам свидетеля, ни доступа в в программу «Банк-клиент», ни права подписи она не имела — только в бухгалтерскую программу 1С.

Свидетель вспомнила, что, согласившись заниматься этими документами, сначала даже не знала, что в списках сотрудников, как потом выяснилось, были незнакомые ни ей, ни Вороновой фамилии. «Масляева сажала на эти фамилии займы, поэтому они нужны были ей как числящиеся работники», — объясняет свидетель. Среди этих сотрудников была оформлена и дочь Масляевой.

На вопрос прокурора о том, какие мероприятия действительно проводились, свидетель упомянула, что при ней на спонсорские средства Олега Дерипаски точно была поставлена «Обыкновенная история», затем «Озеро» и организованы гастроли в Македонию. Жирикова также высказала мнение, что если бы все постановки готовились только с использованием безналичных расчетов и оформлением всех документов, «им понадобился бы приличный штат бухгалтерии», а такой возможности у «Седьмой студии» не было.

Далее цитируем Коммерсант:

— Для чего обналичка требовалась? — напрямую спрашивает прокурор Олег Лавров.

— Во-первых, выплата гонораров, затраты на приобретение декораций, костюмов. Что-то приобреталось на тех же рынках… Как-то в разговоре шло, что очень сложная кухня.

— Вам подробно разъясняли, на что тратились деньги?

— Нет.

— Какой объем Минкульт направил в «Седьмую студию»? — спрашивает прокурор Лавров.

— За весь период, по-моему, 210 млн рублей,— говорит Жирикова.

— В каком объеме были обналичены средства в итоге?

— Табличку я составляла только на объем обналиченных денег…

— Какой объем?

— Я могу ошибиться, но объем был приличный. Порядка 100, где-то 90 миллионов рублей,— говорит Жирикова.

Свидетель рассказала, что в конце 2016 года, после проверки документов в Минкульте, для консультации был приглашен представитель налоговой инспекции, который предложил предоставить «список тех организаций, через которые проводилось обналичивание». Гендиректором тогда была уже Анна Шалашова, а Итин уволился в конце мая 2015 года.

По словам Жириковой, она подготовила таблицу об этих фирмах и передала ее через Шалашову. Но несмотря на ее замечания после проверки, многое так и не было исправлено в документах. Со слов Вороновой ей стало известно, что финансовые отчеты в Минкульт составляла Масляева, а творческие — Воронова. Отсрочить предоставление документов Минкульт отказался, а она сама на тот момент была в больнице, потому содержание отчетов, в конечном итоге направленных в Минкульт, ей было неизвестно.

После отправки документов в Минкульт 31 марта 2016 года в декабре стало известно о планах выездной проверки налоговой службы — собирались проверять все документы с 2013 по 2016 год. Сроки были ограничены, поэтому с отчетами помогали сотрудники театра, в том числе и жена, и дочери Итина.

Свидетель призналась, что в январе 2016 года была вынуждена официально уволиться из «Седьмой студии», потому что ей назначали пенсию по инвалидности, но фактически она продолжала работать и помогать им.

Затем к свидетелю обратился адвокат Серебренникова Дмитрий Харитонов с вопросом общалась ли свидетель с Масляевой в ходе проверки. Жирикова рассказала, что встречалась с ней один раз для передачи документов на станции метро «Таганская». В метро у нее с Масляевой произошел короткий диалог: «Как же вы запустили до такой степени?» — «Никого это не интересовало. Я добивалась, чтобы увеличили штат бухгалтерии». — «Но вы же понимаете, что это полный развал?» — «Ну, им не надо, мне тоже».

Свидетель также пояснила защите, что имущество не было учтено на балансе из-за первичных документов, по которым было приобретено имущество на 7 млн руб., из них 5 млн руб. — рояль. Затем адвокат Алексея Малобродского Карпинская попросила прокомментировать свидетеля слова Масляевой на допросе о том, что все документы были «прошнурованы и пронумерованы». На что свидетель ответила, что все папки с документами были просто свалены в коробки, и ей предстояла трудоемкая работа, все перебрать, найти все акты к договорам.

Затем уточняющие вопросы стал задавать Алексей Малобродский, в ходе которых выяснилось, что рояль был поставлен на учет только после того, как Жирикова пришла на работу в «Седьмую студию» и до нее рояль не стоял на учете.

Далее Малобродский попытался задать вопрос, но судья Ирина Аккуратова его прервала, она сказала, что Малобродский «делает выводы, а не задает вопросы». Малобродский сказал, что судья его сбивает и пытается задать вопросы. Жирикова ответила, что понимает о чем он ее хочет спросить, тогда судья Ирина Аккуратова останавила ее криком.

Вопрос Малобродского состоял в том, чтобы выяснить кто виноват в том, что не все было поставлено на учет, и каким образом «часть ставиться, а часть не ставится». Свидетель Жирикова ответила, что не все акты были оформлены так, что их можно грамотно разнести по бухучету в 1С, так как у «Седьмой студии» была «черная касса» и «нельзя было в белом учете сделать грамотную разноску».

Затем свидетеля допросила судья Ирина Аккуратова. Жирикова подчеркнула, что к наличным деньгам никакого отношения не имела — знала только, что часть идет на зарплаты, а часть в погашение займов. Снятые с карты деньги оставались у Вороновой, по бухгалтерии деньги проходили как сумма по карте. По ее словам, такое происходило в 2015 году, после Войкиной, она уволилась в январе 2015 года.

При ней никто не ставил подписей под восстановленными документами и у «Седьмой студии» было две печати — одна у нее для отчетов, а вторая  — у Шалашовой.

Далее свидетеля спросила адвокат Поверинова: как же Жирикова сводила бухгалтерию. Свидетель ответила, что деньги сводила по мероприятию. Затем адвокат Карпиская попросила показать Жириковой некоторые документы из 97 тома. Жирикова подтвердила, что все эти документы — ее черновики для работы, а не оригинальные документы, поэтому они перечеркнуты сзади.

Цитируем коллег из Коммерсанта:

— Если обыска не было и у вас эти документы не изъяли, вы бы эти документы выкинули? — спросила Карпинская.

— Конечно, выкинула бы. У меня даже, когда обыск был, мне сказали: «Ну вот мы вам и подчистим»,— ответила Жирикова.

В зале громкий смех. Судья делает слушателям замечание.

Жирикова далее рассказала, что у нее были изъяли два ноутбука, на одном из которых была бухгалтерия 1С. При обыске, по ее словам, ей сказали, что эта бухгалтерия пойдет как доказательство по уголовному делу. «Поэтому я рассталась с этим ноутбуком», — призналась Жирикова.

Судья объявила обеденный перерыв. Прокурор Надежда Игнатова уточнила, что после него будут исследовать письменные материалы дела из томов 249 и 250.

Журнал ТЕАТР. продолжает следить за развитием событий.

Комментарии
Предыдущая статья
Театральный марафон дошел до Магадана 05.02.2019
Следующая статья
В Петербурге стартует проект «Эпизод», посвященный перформативному искусству 05.02.2019
материалы по теме
Новости
Софья Апфельбаум расскажет об организации театрального дела в России
31 октября в Доме-музее М.Н. Ермоловой пройдет лекция директора РАМТа Софьи Апфельбаум «Организация театрального дела в России». Событие проходит в рамках первого в России Форума-фестиваля социального театра «Особый взгляд». 
Новости
Кирилл Серебренников стал командором
Вечером 14 октября Кириллу Серебренникову вручили орден Искусств и литературы Франции. Церемония вручения состоялась в посольстве Франции.