Татьяна Тихоновец о том, как власти уничтожили Серовский театр и этого никто не заметил

Серов — небольшой город в Свердловской области. От Екатеринбурга надо ехать еще несколько часов, чтобы добраться до места. Как обычно бывает в таких промышленных малых городах, театр там один. У него славная история, хорошая труппа, и сам театр в разные десятилетия своей судьбы то заявлял о себе ярко и неожиданно, то проваливался в какое-то небытие. То есть, жизнь в нем, конечно, происходила, но слышно о ней было мало. И вот что интересно: причины этих провалов и восхождений зависят, как правило, от того, какая власть в городе и как она относится к театру. Нет, не в целом к театральному искусству. А вот к конкретному, работающему сегодня и сейчас театру, или к режиссеру, который этот театр строит, или к директору, который этот театр оберегает. И если руководство меняется, и театр не входит в число приоритетов вновь назначенных «слуг народа», тогда этим театральным строителям не сдобровать. А уж если ей, новой метле, которая, как известно, всегда по-новому метет, что-то в жизни театра не подходит, типа, у неё с театром эстетические, или, боже упаси, идеологические разногласия, тогда вообще беда.

Я серовский театр наблюдаю уже не первое десятилетие. Когда-то, худрук театр Виктор Узун «забросил» в Пермский институт искусства и культуры добрую половину труппы. Молодая часть коллектива театра была единой командой. Учились они отлично, а староста студенческой группы Александр Гаинцев позже стал директором Серовского театра. Это произошло уже после того, как Виктор Дмитриевич Узун покинул успешно развивающееся дело. На мои расспросы он ответил, что в городе сменился мэр, поменялась команда, и он не может найти с ними общий язык. А, надо сказать, общий-то язык должны были с ним искать они, мэр с командой. Театр к тому времени был в прекрасном творческом состоянии, на гастроли в Пермь они, на минуточку, привезли «Наполеона Первого» Брукнера, «Вассу Железнову» Горького, «Канотье» Коляды и еще много хороших, очень каких-то современных, полных жизни спектаклей. После отъезда Узуна я мало следила за их жизнью. Знаю, что времена у них были непростые. Театр не имел своего помещения. Он и сейчас его не имеет. Расположен он во дворце культуры металлургов и делит сцену и все помещения с разнообразными кружками и студиями. А также имеет все прелести соседства с дискотеками.

С приходом семь лет назад нового директора Наталии Мозжаковой, человека талантливого, профессионально обученного и креативного, главному режиссеру Петру Незлученко, практически в театре выросшему, думаю, стало значительно легче. Несмотря на убожество помещения, несмотря на всевозможные трудности, которые, конечно не могут не возникать в условиях малого города, театр расцвел. Дважды он побывал со своими спектаклями на самом главном и самом престижном фестивале России «Золотая маска». Несколько раз с успехом выступал на масштабном фестивале, объединяющем Сибирь, Урал и Дальний Восток — Ново-Сибирском транзите, в прошлом году получил гран-при на Фестивале театров малых городов России. Его узнали. В Серов поехали режиссеры с именем. Город был отмечен на театральной карте страны.

И вот надо же. Ситуация повторилась на новом витке. В этом сезоне директор театра подала заявление об уходе. Она не могла больше выдерживать прессинг новой городской администрации. И решив, что может быть, дело в ней, что она является причиной давления на театр, Наталия Мозжакова приняла непростое для себя решение. Она ушла. Конечно, ее тут же пригласили директором в другой театр, абсолютно разваленный. И я уверена, что через некоторое время мы об этом театре услышим. Но она оставила задел до конца сезона. Все финансы и все планы были реализованы. Администрации города она предложила две кандидатуры на свое место. Своего заместителя, Николая Рузанова, и юриста театра Ксению Старцеву. Оба они отлично знают театр и театральное дело. Но конкурс они не прошли. Место директора занял Владимир Пантелеев, известный в городе как ведущий праздничных вечеров, корпоративов, и успешный тамада. Ничего, что он не знает, что такое театр. Не боги горшки обжигают, научится. Порушит то, что было до него построено, и научится.

Было срочно создано положение о худсовете, в который вошли, в основном, чиновники. Худсовет провели, не известив об этом главного режиссера театра Петра Незлученко. Конечно, это было оскорбительно, чтобы не сказать больше. Петр собрался уходить. Николай Рузанов уже ушел, и это даже, как будто, никого и не расстроило. Художник театра Алексей Унесихин, пока не уходит. Петр Незлученко также объявил о своем уходе. Поскольку, по словам Петра, «единства в труппе нет и он не хочет никого подставлять». Все это очень плохо. Просто катастрофично. Это как взять и пнуть ногой хрупкое птичье гнездо, которое лепили, выстраивая по соломинке, по веточке. Ведь театр это дело такое же кропотливое и хрупкое. Беда. Но в масштабах грандиозных мероприятий Года театра, это просто происшествие, которое никто не заметил.

Комментарии
Предыдущая статья
Актёр «Современника» арестован за видео в соцсетях 31.07.2019
Следующая статья
Худруки и директора московских театров высказались об акции протеста 27 июля 31.07.2019
материалы по теме
Новости
Минкульт обещает не увольнять директора ГИИ Наталью Сиповскую
Заместитель Министра культуры Николай Овсиенко сообщил, что Наталья Владимировна Сиповская останется на посту директора Государственного института искусствознания.
Новости
Театральному колледжу Олега Табакова присвоили статус вуза
Правительство России постановило присвоить Театральной школе Олега Табакова статус высшего учебного заведения.
27.12.2019