Танцуем танцы: новые русские перформансы и их создатели

© Полина Назарова / "Сад" Наташи Жуковой, Кати Волковой, Даши Юрийчук

Журнал ТЕАТР. – о немагистральных дорогах российского театра.

Для начала перечислим события: «НОЧ’ перформанса» (Студия перформативных искусств СДВИГ, Санкт-Петербург); «Сад» (в рамках программы Анастасии Прошутинской «Что если б они приехали в Москву», ЗИЛ, Москва); «Россия, вперед!» Виктории Наракса, Ильи Деля (площадка «Скороход», Санкт-Петербург); «Диджей Павел» (театр post, в рамках фестиваля «Золотая Маска», лофт 19-05, Москва)

Несколько событий весны, произошедших на разных, неконвенциональных площадках Москвы и Петербурга, заставляют думать о складывающемся на наших глазах ландшафте российского перформанса. Почти все эти события выросли на немагистральных дорогах: именно немагистраль (чтобы не сказать «обочина») формирует новое и чрезвычайно интересное тело современного театра. В его характере – быть персональным, уязвимым и самодостаточным, эгоцентрично изучать собственную природу и демонстрировать результаты полевых исследований публике. Еще одна общая черта – печать скромного гедонизма и отказ от авторитарности, откуда рукой подать до близких и равноправных отношений со зрителем. Где тут перформер, а где зритель перформанса, разобрать трудно. Смесь новой телесности и отношения к себе как к беззащитной индивидуальности открывает новые пути для этики и эстетики в искусстве.

Сам формат «Ночи перформанса» на петербургском СДВИГе – чистом и светлом лофте на улице Гражданская, – был устроен так, что переходы от перформансов к ненавязчивому участию публики, которая в промежутках между показами просто танцует, практически незаметны. После коллективных танцев выходит новый перформер, и программа продолжается почти до 5 утра. Все три перформанса, которые видела я, сопровождались DJ-сетом, и музыка организовывала всю ночь целиком: можно танцевать, а можно смотреть на танцующих, между одним и другим форматом пребывания – разница небольшая.

«Мля, все понятно, но это не точно» Лены Тихоновой – одиночный «пикет» девушки, которая сначала слоняется по своей квартирке, потом надевает пальто и меховую шапку, берет в руки бубен и спускается вниз, чтоб побродить в толпе и провести с людьми коллективный тренинг. «ab ab ab» Даши Седовой, Инги Гурвич и Ани Зеликовой – это дуэт двух девушек, рыжей и блондинки, которые постепенно наращивают интенсивность движения и скорость, пока не доходят до суфийского кружения. «ТехноЛаборатория» Антона Вдовиченко, Сони Колукановой, Натальи Поплевской и Камиля Мустафаева – контактная импровизация на огромных надувных мячах.

Все три вещи сделаны в очень свободном духе, духе как бы намеренного отказа от ремесленности и лексической выделки, нет в них и претензии на однозначный месседж. При этом своей непретенциозной сложностью авторы этих перформансов объемно и небанально говорят о многом: о гендерных соотношениях, о телесной свободе, о релаксе как способе жизни, о новом эгоизме, об умении слушать и чувствовать друг друга. В структуре работ отпечатался и способ их производства: видя «ТехноЛабораторию», можно ясно представить себе, как сочинялся перформанс и какие были отношения между его участниками. Обобщая, можно сказать, что тип перформанса, расположившегося между новой телесностью и новым способом персонального высказывания, который был показан на СДВИГе, отражает лайфстайл его создателей. Он любопытен как социальная практика или как новое жизнетворчество: оно направлено не на то, чтобы поменять, скажем, общественное устройство, но на организацию собственной повседневности. Делают это сами художники – возможно, поэтому вокруг них собралось такое милое, неагрессивное сообщество.

В Петербурге же, на площадке «Скороход», Илья Дель и Виктория Наракса сделали технооперу по пьесе Валерия Печейкина «Россия, вперед!». Это такой брутальный и глумливый антипатриотический пастиш, в котором женское тело максимально эротизировано, сама Наракса танцует в поповском клобуке, и вообще выбран стиль – чем отвязнее, тем сильнее эффект очищения. Поверх распевающих текст Печейкина перформеров ползет кружевной «русский» видеоузор, девушки лежат в земле, а публика «Скорохода», битком набившая зал-трансформер, не лишена возможности выпивать во время перформанса. Перформеры и зрители находятся в равновесии – участия оно не предполагает, но специфическую гармонию – да. Пьеса Печейкина, написанная несколько лет назад, своей «говно-эстетикой» зафиксировала момент глубокого отчаяния, связанного с властью. В сегодняшней ситуации она кажется слишком громким и агрессивным воплем.

Перформанс «Сад» Наташи Жуковой, Кати Волковой и Даши Юрийчук был показан в рамках двухдневного интенсива «Что если б они приехали в Москву», который исследователь и куратор Анастасия Прошутинская организовала на площадке ЗИЛа. Сама по себе затея Прошутинской замечательна: два дня иностранные и российские кураторы смотрели «новый русский перформанс» и делились собственным опытом поддержки и продвижения современного танца в Эстонии, Швеции, Финляндии, Дании. В ЗИЛе собралось преимущественно танц-сообщество, но можно было видеть и драматических критиков, и экспертов «Маски». Программа составлена из новых имен российского contemporary: в ней очевиден крен в гендерную проблематику, по-разному и чрезвычайно интересно решавшуюся через искусство перформанса.

В «Саду» три девушки в шортах устраивают веселую оргию вокруг домашних растений в кадках, которыми уставлено пространство. Тряся бедрами в разных темпах, они пристраиваются к кактусам, друг к другу и к стенам, то экстатически, то иронически демонстрируя технику самоудовлетворения. Витальная женская природа и природа растений, которые кажутся столь же живыми, как и сами перформерки, явлена в этом «Саду», взрывающем ритуальность повседневных предметов, придавая им эротический и комический смысл.

Новый русский перформанс развивается сепаратно по отношению к драматическому театру: это очень интересно в ситуации, когда все помешаны на кросс-дисциплинарности, горизонтальных и «межсемейных» связях. И все же, театральное сообщество использует далеко не все и не всех из «параллельных миров». Как только театр делает шаг в сторону перформативности – это становится заметным и обсуждаемым в профессиональном сообществе. Но то, что происходит за пределами комьюнити, для нас почти неразличимо. А там сегодня – новая парадигма искусства как таковая. И живет она свободной постдраматической жизнью, как будто нет и не было никаких ограничений.

В этом смысле любопытен феномен «Диджея Павла» театра post по аудио-пьесе Павла Пряжко, спектакля, показанного на «Золотой Маске»: в нем актеры и «работники» театра post танцуют под шлягеры рубежа 1970-х – 1980-х. О «Диджее» рассуждают в разных плоскостях: о перформативности существования артистов (среди них двое действительно артисты: Алена Старостина и Иван Николаев). О скрытом смысле пьесы Пряжко, посвященной Михаилу Угарову (последовательность треков отражает жизнь создателя Театра.doc). О попытке очистить советские «артефакты» от привычного для них контекста, о незримом, но ясно ощущавшемся приглашении публики потанцевать вместе с post. Драматический театр все пристальнее всматривается в перформативность, но мы – зрители и критики – далеко не всегда способны забыть, что перед нами театр. В случае же с «ноунеймами», живущими вне контекста институций, премий и старых конвенций, мы и не думаем, что это – театр. И по умолчанию готовы к самым радикальным высказываниям.

Комментарии
Предыдущая статья
В Орле готовятся к IX Международному фестивалю камерных спектаклей LUDI 15.04.2019
Следующая статья
Красноярский ТЮЗ впервые объявил прием заявок на конкурс “Арт-маркет” 15.04.2019
материалы по теме
Новости
«Золотая Маска» 2020 года будет продолжена
Фестиваль «Золотая Маска» 2020 года будет продолжен. Когда ситуация позволит российским театрам возобновить показы спектаклей, конкурсная программа «Золотой Маски» обязательно возобновится.
Блог
Музыка нас связала: четыре спектакля театра post за три театральных вечера
Журнал ТЕАТР. – о спектаклях Дмитрия Волкострелова, которые оказались в числе последних показов на приостановленной из-за эпидемии «Золотой маске».