rus/eng

→ yellow pages

Лексикон директора театра

Директоры умеют быть убийственно вежливы и пригвождать художника к стулу одним точно найденным словом. Но слов этих даже у самого продвинутого директора немногим больше десятка. Если вы художник и хотите разговаривать с директором на его языке, вам надо освоить его нехитрый словарь читать дальше

Авторское право: как защитить свои и не нарушить чужие права при постановке спектакля

Авторское право (далее по тексту — АП) распространяется на произведения в сфере литературы, науки и искусства.

Процесс постановки спектакля начинается с выбора материала, будь то пьеса, литературный текст, либретто и т. п. С момента выбора вы начинаете использовать чужие результаты интеллектуального труда, а значит, необходимо разобраться, имеете ли вы на это право.

По общему правилу АП действуют всю жизнь автора плюс 70 лет. Итак, сначала находите годы жизни автора, выясняете, подпадают ли его права под исключения. В большинстве случаев Интернет позволяет оперативно найти такие ответы.

Если произведение охраняется, надо получать разрешение у правообладателей. Исключение — фоновая музыка к драматическому спектаклю. В этом случае надо посмотреть на сайте Российского авторского общества (РАО), не исключил ли правообладатель свое произведение из репертуара РАО. Если не исключил, надо обратиться в РАО с заявлением-запросом. Достаточно сделать это за две недели до премьеры. РАО выдает такие разрешения на основании государственной аккредитации на управление исключительными правами на обнародованные музыкальные произведения (с текстом или без текста) и отрывки музыкально-драматических произведений в отношении их публичного исполнения. То есть РАО дает разрешения и собирает вознаграждение даже за ту охраняемую музыку, авторы которой не имеют договора с РАО. Иностранцы тоже попадают под это правило. Ставка составляет 1 % с валового сбора за каждый акт, в котором используется музыка. Эти права носят название «малых прав».

Чтобы получить разрешение на пьесу, оперу, балет, мюзикл или на то, чтобы сделать инсценировку и поставить роман, повесть или рассказ, необходимо связаться с правообладателем (это так называемые «большие права»). Список правообладателей и информация о том, кто подписал договор и уполномочил РАО на такое управление правами, также размещены на сайте РАО. Сейчас в РАО организационные преобразования, и «большими правами» по поручению РАО будет заниматься ООО «Театральный агент». Как на практике будет осуществляться эта работа, время покажет. Для театров самое главное — получить разрешение от правообладателя. Это может быть оформлено в виде договора с самим правообладателем либо с его представителем. В последнем случае необходимо удостовериться, что представитель обладает достаточными полномочиями, то есть запросить договор с правообладателем и в собственный договор внести соответствующие указания и положения о гарантии и ответственности представителя.

Ставки по «большим правам» устанавливаются индивидуально. В качестве ориентировки можно использовать размер поспектакльных, указанный в приложении № 1 к постановлению № 218 от 21.03.1994 «О минимальных ставках авторского вознаграждения за некоторые виды использования произведений литературы и искусства». Так, за многоактную пьесу в прозе драматургу установлен минимум в 8 %, переводчику 4 %, инсценировщику 3 %, композитору многоактной оперы причитается 8 % от валового сбора за билеты. На практике встречаются как более высокие, так и более низкие ставки. Поспектакльные могут быть установлены не в процентах, а в виде фиксированной суммы. В отношении «больших прав» вознаграждение правообладателя может состоять из двух частей — из фиксированного гонорара, выплачиваемого сначала, и последующих выплат за использование, то есть поспектакльных. Можно договориться и на какую-то одну форму оплаты. Главное, чтобы все договоренности были четко, недвусмысленно закреплены в договоре. Если поспектакльные выплаты планируется осуществлять не напрямую правообладателю, а через какую-то организацию коллективного управления или иного представителя правообладателя, это должно быть прямо указано в договоре.

Не забудьте учесть, что при перечислении вознаграждения физическому лицу и организации установлено разное налогообложение.

Получение разрешения на «большие права» обычно требует времени. РАО устанавливало срок подачи запроса в два-четыре месяца по отечественным авторам и полгода по зарубежным. На практике это бывает и дольше. Зарубежные правообладатели отвечают не очень оперативно. Соотечественники тоже не всегда быстро выходят на связь. Если вы пытаетесь найти правообладателя с помощью РАО, необходимо регулярно напоминать о себе, запрашивая свежую информацию.

Если в качестве материала для спектакля используется чья-то жизненная история, личное изображение, имя известного человека, товарный знак, учтите, что зачастую это тоже охраняемые объекты, хотя они и не относятся к авторским правам. Строго говоря, на использование охраняемых объектов также необходимо получить разрешение. На практике редко какие театры это делают. Как правило, вопрос становится актуальным, если спектакль имеет большой коммерческий прокат, его показывают по телевидению или правообладатель считает, что такое использование затрагивает его репутацию или другие моральные права.

Законодательно существует ряд случаев, когда разрешение получать не требуется. Во-первых, это касается произведений, перешедших в общественное достояние, то есть тех, на которые истек срок охраны авторских прав. Во-вторых, в части 4 Гражданского кодекса Российской Федерации прописаны случаи свободного использования произведений (в особенности в ст.1274) и даны возможности правообладателям упростить выдачу разрешений (путем публичного заявления правообладателя — п.5 ст.1233 — и в форме открытой лицензии — ст.1286.1). Для театров наиболее применимой можно назвать норму о цитировании — без согласия автора или иного правообладателя и без выплаты вознаграждения, но с обязательным указанием имени автора, произведение которого используется, и источника заимствования допускается цитирование в оригинале и в переводе в целях раскрытия творческого замысла автора правомерно обнародованных произведений в объеме, оправданном целью цитирования. Эта норма была введена в 2014 году и судебной практики по ней пока нет, то есть какой объем суд сочтет оправданным и что именно может быть отнесено к раскрытию творческого замысла, пока не ясно.

Не требуется согласия правообладателя при создании карикатур и пародий. Дополнительные возможности по свободному использованию предоставлены учебным заведениям.

Кроме использования ранее созданных произведений, в процессе постановки спектакля создаются и используются новые — например, сценография, костюмы, хореография. Специфика этих отношений состоит в том, что, как правило, мы имеем дело непосредственно с авторами, наша первая задача состоит в том, чтобы они создали то, что нам нужно, а вторая — обеспечить использование созданного. Наиболее естественной формой закрепления таких отношений является договор авторского заказа, в который необходимо внести также последующую передачу соответствующих прав.

В марте этого года были расширены права театральных режиссеров. К сожалению, за ними официально еще не закрепили статус авторов спектаклей, режиссеры-постановщики по прежнему сохранили статус обладателей смежных прав. Однако им дали имущественное право на публичное исполнение и неимущественное право на защиту целостности постановки. На практике это означает, что с режиссером-постановщиком до выпуска спектакля необходимо урегулировать все отношения и закрепить достигнутые договоренности в договоре. По форме это близко к регулированию отношений с хореографами. Никаких ориентировочных ставок для режиссеров не установлено.

Какие интересы возникают у театрального продюсера, которые можно и нужно защитить с помощью авторских или иных интеллектуальных прав?

Нередко продюсер является инициатором всего процесса, он придумывает проект на уровне идеи «а не сделать ли нам вот так?!» Вынуждена разочаровать, но идеи авторским правом не охраняются — только форма выражения. Идея войдет как составляющая, но в первую очередь важен конкретный текст — словесный, музыкальный, визуальный. Поэтому, если для продюсера принципиально, чтобы только он имел возможность прокатывать этот проект, необходимо аккумулировать у себя исключительные права на прокат спектакля от авторов и всех других правообладателей, то есть заключить со всеми правообладателями договоры на передачу или предоставление исключительных прав. Презумпция передачи прав продюсеру — совершенно необходимая и устоявшаяся практика в кино, иначе не удастся вернуть вложенные средства. В театральной сфере аккумулирование прав у продюсера встречается в отношении мюзиклов или иных коммерческих проектов. Спектакли по одной и той же пьесе в постановке разных режиссеров — нормальная практика в некоммерческом драматическом театре.

Получая исключительные права от режиссера-постановщика и художника-постановщика, театр может обезопасить себя от спектаклей-дублей. Это бывает важно для гастролей и участия в фестивалях. Стопроцентной гарантии это не дает, так как, приспосабливая каждый раз постановку под новую сцену и новую труппу, создатели спектакля формально могут настаивать на том, что это разные постановки. Более надежно сочетать это с эксклюзивом от драматурга.

Аккумулирование исключительных прав имеет смысл в ситуации, когда планируется мерчандайзинг, то есть выпуск товаров с символикой и образами спектакля.

Если продюсер потратил силы на выбор новой зарубежной пьесы, которая становится популярной у российского зрителя, приложил усилия, чтобы получить на нее права и осуществить перевод, логично предположить, что такому продюсеру захочется получать дивиденды. В этой ситуации он может получить от автора эксклюзив на Россию. Тогда продюсер начинает решать судьбу пьесы в нашей стране и к тому же получает вознаграждение от ее постановки.

Особый инструмент защиты прав продюсера — товарный знак. Защита с помощью товарного знака может эффективно работать, если театр планирует франшизу, то есть продажу прав на какую-то постановку комплектом под одним названием. Такие отношения все чаще встречаются в театре.

К сожалению или к счастью, авторское право не таблица умножения, в которой результаты всех операций точно известны. Оно равно связано с творчеством и экономикой. Оно балансирует между частным интересом и общественным. По размеру ли обществу эта кольчужка, выкованная три столетия назад, отдельный вопрос, выходящий за рамки этой публикации, а вот инструкция взаимодействия с правообладателями в театральной сфере в ближайшее время точно не потеряет актуальности.

Заметки из СИЗО

Мое приключение обязывает понять что-то в себе и в жизни. Не знаю, способен ли я. Уж очень экзотическое, очень оглушительное это приключение. Я помещен в новую систему координат, непривычную для сознания, «воспитанного в парадигме формальной логики и уважения к здравому смыслу». Поэтому трудно. Пробую для начала корректно формулировать вопросы.

Поскольку общаюсь со следователями и прочими «правоохранителями», вопросы стилизуются соответственно.

Кому это нужно?

Кто есть конечная цель?

При чем тут я? (Скучно быть простым заложником, но других версий нет).

Кто так бездарно и грубо плетет сюжет, игнорируя факты, необходимость каких-либо формальных обоснований и доказательств?

И, наконец, зачем это все? Это серьезный вопрос. Он, можно сказать, об отношениях с мирозданием. Однако для складывающегося формата и моих сегодняшних возможностей вопрос этот слишком сложен. Пока.

Пока я готов поговорить о словах.

Слова очень по-разному понимают в мире, который я считаю нормальным, и в параллельном мире, принимающем за средоточие нормальности себя.

Вот, скажем, мы говорим о формальных основаниях. И слово «формальный» я употребляю в значении «соответствующий определенной форме». Например, формальный договор, в отличие от неформального, устного, соответствует требованиям делопроизводства, ему приданы определенные реквизиты, он должным образом подписан, заверен и зарегистрирован. А следователь убежден, что «формальный» означает ложный, фиктивный, созданный для прикрытия истинных (разумеется, преступных) намерений. Дискуссии о родной речи я вынужден вести постоянно. Часы ушли на разъяснение смысла слов «правильный» и «правдивый». Следователь знал и употреблял только одно из этих слов — «правильный». И каждый раз удивлялся и морщился, когда я настаивал на том, что правильный в его понимании и объективно правдивый — не одно и то же.

В речи насельников нашего дома отдыха строгого режима тоже много выразительных особенностей. И не только в части жаргона. Люди — а этим емким словом в его здешнем узком применении обозначается не вся совокупность человеческого рода, а исключительно его сидящая часть — так вот, люди почему-то чаще всего ездят (а точнее и более смачно — катаются) не В тюрьму, а НА тюрьму. Эти нюансы быстро усваиваются, прилипают к языку и используются почти всеми, кроме некоторых диковинных для этих мест людей, с которыми повезло здесь повстречаться. Вероятно, в порядке реализации обязательной компенсаторной функции. Каждый из этих людей заслуживает отдельной повести. Этим замечанием я как бы делаю себе «зарубку на будущее» — возможно, когда-нибудь расскажу.

А вот прелестный и абсолютно документальный диалог «Об авторском праве и уставной деятельности»:

— «Седьмая студия» имеет авторские права на пьесу «Сон в летнюю ночь»?

— Авторское право распространяется на произведения, авторы которых живы или умерли менее чем за 70 лет до исполнения произведения на сцене.

— Ну так есть права или нет?

— «Сон в летнюю ночь» написал Шекспир.

— Ну. А права-то есть?

— Шекспир умер в XVII веке.

— Так есть права?

— Со времени смерти Шекспира прошло больше 70 лет. Он умер раньше. Следовательно, права автора или его наследников законом не охраняются.

— А тогда почему вы эту пьесу поставили в «Седьмой студии»?

— ???

— Какая у вас основная деятельность по уставу?

— Дословно не помню. Производство и прокат спектаклей, концертных программ и других произведений современного исполнительского искусства и мультимедиа.

— (Торжествующе) Нет! Ваша основная цель — пропаганда современного искусства! Вы вообще не должны были эту пьесу ставить!

— ???

— Ну она же не современная!

— Видите ли, в нашем случае произведением является не сама пьеса, а спектакль, созданный на ее основе. Современными являются трактовка, сценический язык, актерская техника, сценография. Кстати, была заказана молодому драматургу оригинальная редакция пьесы, и права на нее принадлежат «Седьмой студии».

— …

— Я могу что-то еще пояснить?

— Знаете, мы так совсем запутаемся. Вы лучше расскажите, зачем вам рояль понадобился.

— Главным образом, чтобы музыку исполнять.

— А купили зачем?

— Вот как раз за этим. Исполнять. Музыку. Это одно из направлений работы «Седьмой студии». По уставу. Вот и купили.

— За пять миллионов?

— За пять.

— Права не имели.

— Ну почему же? Гражданский кодекс не против, допускает.

— Пять миллионов?

— Да. Пять.

— А на самом деле?

— То есть???

— Сколько этА рояль стоит на самом деле?

— Этот на самом деле дороже. Мы договорились с поставщиком о хорошей скидке и рассрочке.

— Да?

— Да.

— Зачем рояль за пять миллионов?

— Это хороший рояль.

— Зачем?

— Мы заказывали сочинение музыки талантливым композиторам. И исполнители были выдающиеся. Очень требовательные к звуку. В конце концов, качество звучания — это и уважение к публике. Поэтому был необходим хороший и, следовательно, относительно дорогой рояль. Специалисты вам скажут, что для хорошего инструмента это небольшая цена.

— Надо было в аренду брать!

— ???

— В аренду сколько стоит?

— Такого класса инструмент, я думаю, тысяч пятьдесят в день. Два дня публичных показов плюс один репетиционный день. Стоимость перевозки, такелажа, настройки будем игнорировать в целях научной абстракции. В общем, сильно занижая, сто тысяч рублей.

— Вот! Сравните!

— Что с чем сравнить?

— Аренду и покупку. Сто тысяч и пять миллионов.

— Хорошо. Давайте. За три года и три месяца планировалось примерно 130 мероприятий с использованием рояля. 130 х 100 тысяч рублей — это тринадцать миллионов в качестве платы за аренду чужого инструмента. С другой стороны — пять миллионов за рояль в собственности. И срок его службы гораздо более трех лет и трех месяцев. Согласитесь, это рачительное отношение к деньгам.

— Государственные деньги нужно расходовать не рачительно, а правильно. Правильно брать в аренду.

— Но за рояль предполагалось платить не государственными, а собственными средствами организации.

— Вы меня опять запутываете. Не имели права! Понятно?

— Нет.

Просвещенная глухомань: очерки дореволюционной провинциальной жизни

Описав театральный ландшафт современной российской провинции, Театр. решил обернуться в прошлое и понять, как складывалась судьба провинциальной сцены в дореволюционной России, где находились ее «точки силы», и какие нравы царили на подмостках ее тогдашних «медвежьих углов». читать дальше

Auf Russisch: из личного архива Всеволода Блюменталь-Тамарина

Есть расхожая шутка о том, что история России — это история ее спецслужб. Конечно же, это относится и к истории театра.

Может ли человек театра быть свободен от политики? Чем оборачивается столь распространенная позиция «я вне этого»?

В распоряжение «Театра.» попали уникальные документы — личная переписка актера Всеволода Блюменталь-Тамарина, хранящаяся в домашнем архиве актрисы Аллы Демидовой. читать дальше

Бертольт Брехт vs. Томас Манн: как великого драматурга награждали Сталинской премией

Западные деятели культуры, часто сами того не ведая, становились явными и тайными заложниками советской системы и попадали в чудовищные хитросплетения ее адской кухни! Не миновали этой участи ни Эрвин Пискатор, которому чудом удалось уехать из СССР летом 1936 года перед уже готовившимся арестом, ни Бертольт Брехт, которого наградили Сталинской премией, предварительно сделав картой в унизительном пасьянсе: соперником Брехта оказался великий романист и его давний литературный соперник Томас Манн. Об этом свидетельствуют находившиеся в течение 40 лет под грифом «секретно» документы Комитета по международным Сталинским премиям «За укрепление мира между народами», заседания которого с полным основанием можно рассматривать как своего рода политический театр реального сталинизма.

Контроверза Манн — Брехт показательна для взаимоотношений внутри лагеря немецких писателей-эмигрантов. Легендарная враждебность между «рептилией» Манном и «страшилищем» Брехтом имела давние корни. Когда в 1923 году под давлением реакционеров, в том числе и нацистов, в Мюнхене руководством театра был снят спектакль по пьесе Брехта «В джунглях городов», Томас Манн в своей рецензии похвалил мюнхенских консерваторов, не терпящих «большевистского искусства». В ответ на это Брехт едко высмеял Манна в одном их своих сатирических текстов. В следующий раз молодой Брехт, бравирующий лихой ездой на автомобиле, унизил Манна, который был на 33 года старше его, сравнением с извозчиком в пролетке. Когда Брехт решил навестить в Кароне (Швейцария) великого романиста, высказавшего свои симпатии социализму, Манн не удостоил его ответом. Как свидетельствуют литературоведы, больше с обеих сторон не было никаких попыток установить контакты. Можно себе представить, какова была бы реакция Брехта, узнай он о том, кто был его тайным соперником при выдвижении на премию в московском Комитете!

***

Комитет явно претендовал на роль кузницы канонов; зарубежные гости могли слышать какого-нибудь непримиримого блюстителя, которому, скажем, искусство Пикассо представлялось «непонятным извращением мастерства». Среди тех, кто выдвигался на премию, мелькали имена Вышинского и академика Лысенко.

И тем не менее именно в лице Комитета система совершила рывок от прежних небрежения и недооценки таланта Брехта до «высочайшего» признания его заслуг. Здесь нужно разграничить позиции советских литературных кругов и правящей элиты. Благодаря усилиям литературоведов и театроведов к началу 30-х дерзкий поэт обрел у нас известность, а такие переводчики, как Стенич и Третьяков, и такие режиссеры, как Таиров, положили начало глубокому интересу к нему. Но компартии марксистски ориентированный поэт и драматург с самого начала чем-то все время был неугоден и подозрителен — видимо, своим анархизмом, непредсказуемостью, непоследовательным марксизмом. Цепляется за какого-то Корша, того и гляди уцепится за Троцкого… (В апреле 1943 года на допросе немецкого пропагандиста Брехта в СССР Бернхарда Райха, обвиняемого в троцкизме, следователь уже напрямую поинтересовался, каковы же были «антисоветские толкования фашизма со стороны Брехта».) Когда Союз советских писателей представил Политбюро кандидатуру Брехта для участия в первом своем съезде (1934), члены его в присутствии Сталина кандидатуру молодого немецкого поэта безо всяких объяснений отклонили.

Впрочем, иностранная комиссия Союза писателей СССР тоже не отставала. Уже написана «Мамаша Кураж», иностранная комиссия заказывает внутреннюю рецензию на произведения Брехта. Критик, рецензировавший подборку брехтовских стихов, назвал их «аллегорически-символическими баснями», причем «очень слабыми». В другой рецензии Комиссии, обсуждавшей в мае 1941 года, по настоянию Брехта, возможность публикации «Доброго человека из Сезуана», было написано:

Пьеса могла бы быть лучше всего использована в кукольном театре. Она напоминает старинные русские балаганы с моралите… Сама же идея пьесы, мало сказать, беззубая, ведь выходит, что человека портит нужда… Отсюда можно сделать широко идущие выводы. Правда, пьесу можно толковать как философскую шутку. Но где же мораль этой моральной пьесы? К сожалению, пьеса не такова, чтобы ее стоило печатать

(РГАЛИ, ф. 631, оп. 12, ед. хр. 35, л. 9–10. Автор рецензии Н. Гнедина).

Если сравнить продемонстрированный уровень понимания эстетики Брехта с суждениями литераторов — членов Комитета, то видна дистанция огромного размера…

К тому же иностранная комиссия опекала Брехта в годы эмиграции как дитя. Для Брехта было сделано невероятно много, ему был обеспечен спасительный проезд через страну в Америку. Но Брехту в голову не могло прийти, что симпатичный человек, председатель этой комиссии Михаил Аплетин был тайным агентом КГБ и, безусловно, оставил после себя (увы, нам пока недоступное) на него досье, зафиксировав все происходившее с Брехтом во время его трех визитов в страну социализма, о чем мы знаем не так уж много.

***

Томас Манн отказался принять Сталинскую премию, Бертольт Брехт — человек, который за несколько лет до того назвал вождя народов в своем тайном дневнике «заслуженным убийцей народа» (см. т. н. «Сталинскую папку»), — принял ее с благодарностью как «приблизительно соответствующую Нобелевской» и со свойственной ему практичностью попросил разделить ее на две половины (одну для восточногерманского, другую для швейцарского счета). Мы воздержимся здесь от нравоучительных оценок — они ни к чему. Возможно, нам помогут несколько штрихов о церемонии вручения премии, проходившей в Свердловском зале Кремля 25 мая 1955 года.

Брехт произнес речь в духе праведника и проповедника из «Доброго человека из Сезуана», в которой ухитрился ни разу не упомянуть имя Сталина. Рассказывают, что когда к Брехту обратился Николай Охлопков, на лицах многих сидящих в зале скользнула улыбка: они ведь знали, что хлопковский театр закрыли именно тогда, когда он собирался ставить «Святую Иоанну скотобоен».

Легче всего нынче укорять Брехта в слабости или в лицемерии и отсутствии качеств бойца. Когда смотришь сегодня шестиминутную хроникальную пленку из Красногорского архива кинофотодокументов о той церемонии, поражает контраст возвышенно-патетической торжественности Елены Вайгель и брехтовского сосредоточенного молчания. Взгляд его обращен внутрь, вглубь каких-то тайных, тягостных, совершенно не соответствующих моменту дум…

Основные действующие лица

Скобельцын
Дмитрий Владимирович
(1892–1990)

советский физик, академик РАН, член-корреспондент с 1939 г., создатель школы физиков атомного ядра и космических лучей. Работал в парижской лаборатории М. Склодовской-Кюри. Открыл ядерно-космический процесс. Автор монографии «Парадокс близнецов в теории относительности» (1966). Герой Социалистического Труда, награжден 6 орденами Ленина. Бессменный председатель Комитета по международным Сталинским (с 1956 г. — Ленинским) премиям «За укрепление мира между народами».

Арагон Луи
(1897–1982)

самый известный коммунистический писатель и поэт Франции, член Гонкуровской академии, деятель французской компартии с 1927 г. Как и Брехт, участвовал в Первой мировой войне в качестве санитара. Со времени поездки 1932 г. СССР стал для Арагона символом нового мира. Участник движения Сопротивление. Осудил процесс Даниэля и Синявского, ввод советских войск в Чехословакию. Автор романов «Богатые кварталы» (1936), «Анри Матисс» (1971). Лауреат Ленинской премии «За укрепление мира между народами» (1957). Заместитель председателя Комитета по международным Сталинским премиям «За укрепление мира между народами» с момента его основания в 1949 г.

Го Можо
(1892–1978)

китайский писатель, поэт, ученый и государственный деятель, первый президент Академии наук КНР. Член компартии Китая с 1927 г. Подвергался преследованиям хунвейбинов, но «культурную революцию» смог пережить. Лауреат Сталинской премии «За укрепление мира между народами» (1951). Заместитель председателя Комитета по Сталинским премиям мира с момента его основания.

Зегерс Анна
(1900–1983)

немецкая писательница, член компартии Германии с 1927 г., председатель Союза немецких писателей. Родилась в семье антиквара. Защитила диссертацию «Евреи и еврейство в творчестве Рембрандта». Мать погибла в фашистском концлагере. В 1933 г. арестована гестапо, книги ее запрещены. Из эмиграции вернулась в Восточную Германию в 1947 г. Наиболее известные антифашистские романы Зегерс — «Седьмой крест» (1942), «Мертвые остаются молодыми» (1949). Лауреат Сталинской премии «За укрепление мира между народами» (1951), дважды лауреат Национальной премии ГДР. Член Комитета по Сталинским премиям мира с 1954 г.

Эренбург
Илья Григорьевич
(1891–1967)

советский писатель, переводчик, публицист, общественный деятель. Революцию встретил отрицательно, уехал за границу, в Берлине опубликовал философско-сатирический роман «Необычайные похождения Хулио Хуренито и его учеников…». С начала 1930-х гг. в СССР. В годы войны прославился своими антифашистскими произведениями. Автор повести «Оттепель» (1954), давшей название целой эпохе советской истории. Лауреат трех Сталинских премий и первый советский лауреат Сталинской премии мира. Член Комитета с момента его основания.

Александров
Григорий Васильевич
(1903–1983)

советский кинорежиссер, народный артист СССР, Герой Социалистического Труда. Трудовую деятельность начал помощником бутафора в Екатеринбургском городском театре, руководил самодеятельностью в клубе ЧК. Один из создателей жанра советской музыкальной комедии. Во время обсуждения мероприятий в связи с 70-летием Сталина и учреждением Комитета по международным Сталинским премиям мира предложил присудить первую премию вождю, на что Микоян заметил: «Сталинскую премию — и Сталину?». Дважды лауреат Государственной премии СССР, лауреат двух Сталинских премий, трех орденов Ленина. Член Комитета по Сталинским премиям мира с 1954 г.

Банфи Антонио
(1886–1957)

итальянский философ-марксист, общественный деятель, член ЦИК ИКП с 1946 г. В марксизме видел «гуманистическое движение современной эпохи». Участник борьбы за освобождение Италии от фашизма. Написал книги о Песталоцци, Галилее, Сократе, Ницше. Член Комитета с 1954 г.

Неруда Пабло
(1904–1973)

чилийский поэт, дипломат, общественный деятель, член ЦК компартии Чили. Стихи начал писать с десяти лет. «Многоголосый поэт» воплотил в своих стихотворениях историю и современность Латинской Америки, образы ее людей и природы. Написал элегию о Сталине, от которой открестился после ХХ съезда. Лауреат Нобелевской премии по литературе (1971) и Сталинской премии «За укрепление мира между народами» (1953). Член Комитета с 1949 г.

(ГАРФ, фонд 9522, оп. 1, ед. хр. 35, 36; фонд 7523, оп. 108, ед. хр. 487; рассекречено в 1992 г.).

1. Стенограмма заседания Комитета по международным сталинским премиям «За укрепление мира между народами»

9–12 декабря 1953 г.

Скобельцын

<…> В прошлом году в предварительном порядке о лауреатах следующего года называлось несколько имен: Хириль (Испания), Серени (Италия), Бертольт Брехт (США), Боннар (Швейцария), Ганц Эйслер (Германия) и другие.

Я считаю, что из всех названных лиц мы сейчас должны рассматривать только те, которые были, или будут, подтверждены снова. Надо сказать, что таких подтверждений относительно кого-либо из этих лиц не поступило. В списке, который я хочу напомнить и который уже известен, эти имена не фигурируют. [Л. 4] <…>
2. Стенограмма заседаний Комитета по международным сталинским премиям «За укрепление мира между народами»
(11, 14, 18 декабря 1954 г.)

11 декабря 1954 г.

Арагон

<…> Необходимо учитывать, что интересная и полезная эволюция Сартра началась сравнительно недавно. В свое время он писал вещи, которые могли быть использованы и были использованы против борьбы за мир. Сейчас он занимает по отношению к этим вещам, к этим текстам вполне удовлетворительную позицию. Однако присуждение ему премии так быстро после того, как он изменился, может быть истолковано не только определенными французскими газетами, но и значительной частью общественного мнения так, чтобы подчеркнуть, что речь идет о своеобразной компенсации, оплате за произошедшую у Жан-Поль Сартра эволюцию. Необходимо это учитывать. [Л.9–10]

<…>

Александров

Я думаю, что следует присоединиться к характеристике Арагона. Мы знаем, что Сартр зреет и работает хорошо, но, думаю, что сейчас было бы преждевременно присуждать ему премию. <…>

Арагон

(вносит кандидатуру писателя Бертольта Брехта, которая уже дважды обсуждалась и дважды отклонялась в связи с тем, что была избрана другая кандидатура от Германии). Несмотря на то что Брехт не живет в Западной Германии, имеющей там большое значение для борьбы за мир, он является кандидатом всей Германии, и мы, французы, считаем, что необходимо рассматривать Германию, как нечто целое. Это очень важно в наших условиях, и с этой точки зрения такой представитель Германии будет подходящей персоной.

Бертольт Брехт играл важную роль уже в период Веймарской республики, жизнь и творчество его очень целостное; он был активным борцом против фашизма и в последний период активно боролся против войны. Необходимо учесть его значение как поэта и драматурга. Его пьесы пользуются успехом во Франции. Одна из его пьес («Матушка Кураж») поставлена в Государственном драматическом театре, постановка другой запланирована на предстоящий весенний сезон… [Л.26–27]

3. 14 декабря 1954 г.

<…>

Эренбург

<…> Принадлежность к коммунистической партии не должна служить мотивом для отвода той или иной кандидатуры <…>

Арагон

Мы не можем присуждать премии только тем, кто нам что-то сулит, кто в перспективе может дать что-то большее. Мы должны присуждать премии уже тем, кто нам что-то дал. [Л.38–40]

Скобельцын

Я думаю, что кандидатуры, выдвинутые на предшествующих заседаниях, требуют более обстоятельного обсуждения <…>. <…> считаю необходимым довести до сведения Комитета, что в кулуарах, вне нашего обсуждения кандидатур на заседаниях, еще до самого обсуждения встал вопрос о возможности присуждения премии Томасу Манну, который в настоящее время находится в Швейцарии. Хотя вопрос о его кандидатуре возникал до того, как должен был собраться Комитет, я ничего не сказал на прошлом заседании о Томасе Манне потому, что мы надеялись на получение от него ответа. Ответ этот должен поступить. Я бы просил сейчас зарегистрировать эту кандидатуру с тем, чтобы не обсуждать на данном заседании, а обсудить ее на следующем заседании в зависимости от полученного ответа.

Почему мы должны обратить внимание на кандидатуру Томаса Манна? <…> Кандидатуру Томаса Манна мы должны обсуждать в связи с кандидатурой Брехта, и нам придется выбрать одного из этих писателей. Что касается предварительных замечаний, то позвольте напомнить членам Комитета, что следует считать исключительным случаем и, пожалуй, даже ненормальным такое положение, когда от одной и той же страны выдвигаются два кандидата. <…>

Прошу высказаться по этим кандидатурам. Только в каком порядке следует высказываться?

Эренбург

Может быть, в том порядке, как Вы уже предложили, т. е. сначала высказаться о кандидатуре Томаса Манна?

Скобельцын

На очереди у нас стоит обсуждение кандидатуры Бертольта Брехта.

Арагон

(говорит по-французски). Поскольку я предложил кандидатуру Бертольта Брехта, я вынужден снова взять слово. Совершенно очевидно и не подлежит никакому сомнению, что если не будет положительного ответа от Томаса Манна на получение премии, то у нас тогда останется кандидатура Брехта. Я уже говорил о том существенном значении, которое имело бы присуждение премии представителю Германии, и я еще раз хочу это подчеркнуть, особенно имея в виду отклонение двух японских кандидатур. Япония и Германия принадлежат к государствам, которые не были победителями в прошлой войне. Мы должны учитывать, что присуждение Сталинских премий исключительно вчерашним союзникам может произвести известное впечатление. С этой точки зрения, я еще раз подчеркиваю, необходимость присуждения премии представителю Германии. Если не будет положительного ответа от Томаса Манна, то я буду со всей твердостью и энергией настаивать на кандидатуре Брехта, но, вне всякого сомнения, кандидатура Томаса Манна объединяет нас всех.

Зегерс

(говорит по-французски). Я, конечно, поддерживаю предложение нашего друга Арагона в отношении Бертольта Брехта. Я очень давно знаю Брехта, еще со времени Веймарской республики. Это — крупнейший талант, один из талантливейших немецких писателей. Талант его всегда служил делу мира. Само собой разумеется, что, если Томас Манн даст положительный ответ, мы скорее склонимся к его кандидатуре, но в случае его отрицательного ответа, я буду полностью поддерживать кандидатуру Брехта. Теперь я хотела бы сказать о следующем. Я прошу прощения, что задаю вопрос, и мне, может быть, простят как молодому члену Комитета, но я совершенно не понимаю, почему были отклонены кандидатуры от Японии. Ведь Япония, как справедливо заметил Луи Арагон, имеет такое же значение, как и Германия, в смысле того, что она собой представляет. Кроме того, всем известны последствия испытания водородной бомбы в Японии, всем известен несчастный случай с японскими рыбаками, который у всех остался в памяти. Япония — это страна, которая постоянно присутствует в сердце у каждого из нас, у каждого, кто борется за дело мира. Поэтому я совершенно не понимаю, почему отказались от присуждения премии представителю Японии.

В заключение хотела бы добавить еще относительно Брехта. Следует выяснить, согласен ли он получить премию. К тому же в отношении его имеется один немаловажный вопрос. Дело в том, что он имеет двойное гражданство. Одновременно он является гражданином Германской Демократической Республики и австрийским гражданином. Таким образом, присуждение ему премии удовлетворило бы всех приверженцев аншлюса. [Предложение вычеркнуто стенографисткой. — В. К.]. Я уверена, что Брехт с радостью примет премию. [Предложение вписано на немецком языке неизвестной рукой. — В. К.]

Скобельцын

Я думаю, что слово «аншлюс» было сказано г-жой Зегерс в шутку <…> [Предложение вычеркнуто стенографисткой. — В. К.]. Прошу дальше обсуждать кандидатуру Бертольта Брехта.

Неруда

(говорит по-французски). Я согласен с тем, что если будет возможность присудить премию Томасу Манну, то следует предпочесть его кандидатуру кандидатуре Бертольта Брехта. Однако нужно учитывать большое влияние, которое имеет и Бертольт Брехт как писатель, как драматург, в частности в странах Латинской Америки, где издаются его произведения и ставятся его пьесы.

Эренбург

Его пьеса «Мать Кураж» [так в тексте. — В. К.] одновременно шла в двух театрах — в Аргентине и Чили. Эта пьеса посвящена борьбе за мир. Я присоединяюсь к уже высказанным мнениям и считаю, что в этом году нужно дать премию представителю Германии, учитывая имеющуюся там обстановку. Если Томас Манн найдет для себя возможным принять премию, мы должны премию присудить ему.

Александров

Мне кажется, кандидатуру Брехта нельзя обсуждать в отрыве от кандидатуры Манна.

Мне хотелось бы несколько слов сказать о Томасе Манне. Он до сих пор по паспорту является американским гражданином. Американские власти дали ему возможность 5 лет проживать в Швейцарии с условием, что он вернется в Соединенные Штаты. Но когда я у него был в этом году, он мне сказал, что никогда не вернется в Соединенные Штаты, что он окончательно порвет с Соединенными Штатами и считает своим долгом бороться с американскими поджигателями войны до последних минут своей жизни. Я с ним, конечно, не говорил о премии, не говорил также и о других вопросах. Это был чисто дружеский визит. Он мне так и сказал, что он не хочет возвращаться и в Германию, потому что хочет бороться за единую Германию, не хочет вернуться в какую-либо ее половину. Кроме того, он отметил, что, может быть, ему сейчас выгоднее оставаться еще несколько лет американским подданным для того, чтобы не потерять влияния в борьбе за мир в Америке. Как видите, ситуация у него сложная, и мы должны это учитывать. <…> Однако если он сочтет возможным взять премию, то, конечно, это следует всячески приветствовать, потому что даже за одну статью, которую он написал в Соединенных Штатах, ему следовало бы присудить премию. Если же Томас Манн не сочтет возможным взять премию, то тогда нам премию придется присудить Бертольту Брехту.

Банфи

(говорит по-французски). Судя по тому, что сказал Александров, мне представляется довольно вероятным, что Томас Манн даст отрицательный ответ на наш запрос о его согласии на присуждение премии. Разумеется, что если его ответ будет положительным, то кандидатура Томаса Манна объединит нас всех. <…>. Но в случае если Томас Манн откажется от премии по причинам, о которых здесь говорил г-н Александров, то кандидатура Бертольта Брехта представляется мне не менее важной. <…> Я могу сказать, не преувеличивая, что если резонанс, который вызвало бы имя Томаса Манна, был бы более широким, то резонанс, который вызовет имя Бертольта Брехта, будет более ярким, острым и живым. <…>

Скобельцын

Кто желает высказаться по данным кандидатурам? Если нет желающих, то, очевидно, можно считать вопрос совершенно ясным. <…> Таким образом, кандидатура Бертольта Брехта — альтернативная кандидатура, ибо Томас Манн у нас остается в списке. <…> А теперь разрешите огласить список кандидатов, которые у нас остаются для окончательного решения. Кандидаты следующие:

Ален Ле Леап (Франция);
Деннис Притт (Англия);
Такин Кодао Хмаинг (Бирма);
Николас Гильен (Куба);
Феликс Иверсену (Финляндия);
Виндувиното Прийоно (Индонезия);
Брехт или Манн (Германия);
Андре Боннар (Швейцария);
Бальдомеро Санин Кано (Колумбия).

Что касается Генриха Брандвайнера, то большинство согласилось с тем, чтобы его кандидатуру отклонить. Если не считать этой кандидатуры, то в списке у нас будет 9 кандидатур, учитывая две кандидатуры от Германии — Брехта и — как альтернатива — Манна. Если Томас Манн даст согласие, тогда он останется у нас в списке и выпадет Бертольт Брехт. [Л.44–56]

4. Стенограмма заседания Комитета по международным сталинским премиям «За укрепление мира между народами»
18 декабря 1954 г.

Председательствует председатель Комитета академик Д. В. Скобельцын

Скобельцын

Разрешите начать заседание Комитета, как я надеюсь, конечный этап нашей работы. <…> Конечно, мы можем вернуться к обсуждению и продолжить обмен мнениями. Прежде всего, я должен дать целый ряд пояснений и информации, касающихся положения вопроса о выборе кандидатов на данный момент и сообщить кое-какие сведения.

Если вы помните, у нас одна из обозначенных в списке кандидатур была альтернативной потому, что выдвигалась кандидатура писателя Томаса Манна, и, насколько я понял, если бы присуждение премии Томасу Манну оказалось возможным, т. е. если бы он сам счел возможным сейчас эту премию принять, то кандидатура Бертольта Брехта отпала бы.

Я уже информировал членов Комитета о том, что были предприняты шаги по выяснению этого вопроса. 13 декабря имела место беседа доверенного лица с Томасом Манном, который просил передать мне, как председателю Комитета, предпринявшему этот шаг, его глубокую благодарность за внимание и за понимание его деятельности в борьбе за мир. Однако выяснилось, что он вынужден отрицательно отнестись к возможному выдвижению его кандидатуры на международную Сталинскую премию, т. к. он считает, что присуждение ему такой премии ограничило бы его влияние в широких кругах как в Западной Германии, так и в других капиталистических странах. По мнению Манна, после присуждения премии его будут считать левым-коммунистом и он лишится влияния, что скажется отрицательно на его дальнейшей деятельности в пользу мира. Томас Манн выразил уверенность в том, что его поймут, и что он будет продолжать борьбу за мир. <…> Поскольку в отношении Томаса Манна стоит вопрос именно так, его кандидатура отпадает. Остается у нас кандидатура Бертольта Брехта, которая встретила единодушное одобрение членов Комитета, <…> [Л.58–59]

5. Протокол заседания Комитета по международным сталинским премиям «За укрепление мира между народами»
от 18 декабря 1954 года

О присуждении международных Сталинских премий «За укрепление мира между народами» за 1954 год.

За выдающиеся заслуги в деле борьбы за сохранение и укрепление мира присудить международные Сталинские премии «За укрепление мира между народами» следующим представителям демократических сил различных стран мира:

1. Деннису Ноэлю Притту — юристу (Англия);
2. Алену Ле Леапу — генеральному секретарю Всеобщей конфедерации труда (Франция);
3. Такин Кодо Хмаингу — писателю (Бирма);
4. Бертольту Брехту — поэту и драматургу (Германия);
5. Феликсу Иверсену — профессору университета в г. Хельсинки (Финляндия);
6. Андре Боннару — профессору Лозаннского университета (Швейцария);
7. Бальдомеро Санин Кано — профессору, почетному доктору Эдинбургского, Оксфордского и Боготинского университетов (Колумбия);
8. Виндувиното Прийоно — профессору, декану литературного факультета Государственного университета в Джакарте (Индонезия);
9. Николасу Гильену — поэту (Куба).

Председатель Комитета
Д. В. Скобельцын

Заместители председателя
Комитета:
Го Можо (Китай)
Луи Арагон (Франция)

Члены Комитета:
Анна Зегерс (Германия)
Антонио Банфи (Италия)
Джон Бернал (Англия)
Ян Дембовский (Польша)
Пабло Неруда (Чили)
Михаил Садовяну (Румыния)
Сахиб Синг Сокхей (Индия)
Г. В. Александров (СССР)
А. А. Фадеев (СССР)
И. Г. Эренбург (СССР)

[Подписано всеми членами Комитета, кроме Джона Бернала. — В. К.]

6. Письмо Б. Брехта академику Д. В. Скобельцыну, 4 января 1955 г.

[на нем. языке, перевод]

[На бланке Берлинского ансамбля,
Ам Шиффбауэрдамм,
Берлин НВ 4а — 7, Тел. 425871]

Бертольт Брехт
Берлин, 4 января 1955 г.
Г-ну Д. В. Скобельцыну
действительному члену
Академии наук СССР
председателю Комитета по присуждению
международных
Сталинских премий
Москва

Глубокоуважаемый господин Скобельцын, благодарю Вас и Комитет по присуждению Международных Сталинских премий «За укрепление мира между народами» за присуждение мне Сталинской премии мира. Такая премия представляется мне наивысшей и наиболее желаемой премией, которая только может быть присуждена сегодня.

Как только я справлюсь со всеми моими обязанностями — я руковожу театром в Германской Демократической Республике, — я сообщу Вам, когда смогу приехать в Москву.

С наилучшими пожеланиями,
Ваш Бертольт Брехт

7. Письмо Б. Брехта академику Д. В. Скобельцыну, 28 марта 1955 г.

[на нем. языке, перевод]

[На бланке Берлинского ансамбля,
Ам Шиффбауэрдамм,
Берлин НВ 4а — 7, Тел. 425871]

Бертольт Брехт
Берлин, 28 марта 1955 г.
Действительному члену Академии наук СССР
председателю Комитета по присуждению международных Сталинских премий
г-ну Д. В. Скобельцыну
Москва

Дорогой товарищ Скобельцын, если Вы не возражаете, я с удовольствием приеду в Москву в период с 10 по 15 мая, чтобы получить Сталинскую премию мира и поблагодарить за нее. Я приеду вместе с моей женой Еленой Вайгель.

С наилучшими пожеланиями,
Бертольт Брехт

8. Письмо академика Д. В. Скобельцына Бертольту Брехту, 8 апреля 1955 г.

[на немецком языке, перевод]

Бертольту Брехту
Берлинский ансамбль, Берлин НВ 7
Ам Шиффбауэрдамм, 4а

Сегодня я получил Ваше письмо.

Спешу Вам сообщить, что Комитет был бы очень рад приветствовать Вас в Москве вместе с Вашей женой в назначенный Вами день и вручить Вам в торжественной обстановке премию. Прошу Вас своевременно сообщить мне день Вашего приезда.

Вы можете рассчитывать на то, что Комитет создаст все условия, чтобы Вы могли познакомиться с жизнью нашей страны и отдохнуть.

С глубоким уважением,
Академик Скобельцын Д. В.
председатель Комитета по присуждению международных Сталинских премий
8 апреля 1955

9. Письмо Б. Брехта академику Д. В. Скобельцыну, 26 мая 1955

[на нем. языке, перевод]

[На бланке Берлинского ансамбля,
Ам Шиффбауэрдамм,
Берлин НВ 4а — 7, Тел. 425871]

Анна Зегерс (Германия)
Антонио Банфи (Италия)
Джон Бернал (Англия)
Ян Дембовский (Польша)
Пабло Неруда (Чили)
Михаил Садовяну (Румыния)
Сахиб Синг Сокхей (Индия)
Г. В. Александров (СССР)
А. А. Фадеев (СССР)
И. Г. Эренбург (СССР)

[подписано всеми членами
Комитета, за исключением Джона Бернала. — В. К.]

Комитет по международным Сталинским премиям

Тов. Скобельцыну

Прошу Вас переслать половину премии в швейцарских франках по адресу моего шведского издательства Ларс-Шмидт, Стокгольм, так как у меня есть дети за границей. Вторую половину я прошу переслать в Берлин (Сберкасса I, Берлин С-2, Александерплатц, счет Бертольта Брехта), а именно в восточных марках.

С сердечной благодарностью,
Ваш Бертольт Брехт
25 мая 1955 г.,
Москва [дата получения; рукой делопроизводителя. — В. К.]

Эти материалы лишь частично публиковались в книге: В. Колязин. Таиров, Мейерхольд и Германия. Брехт, Пискатор и Россия. М., 1998.

Что такое политический театр: опрос известных московских режиссеров и худруков

«Театр.» провел опрос среди известных московских режиссеров и худруков. Всем был задан один и тот же вопрос: «Что такое политический театр?» Большинство респондентов уверены, что любая актуально поставленная классика автоматически делает театр политическим. При этом почти все убеждены, что гражданская позиция, прямо заявленная в спектакле, идет во вред эстетике. Образцы политического театра театральные деятели Москвы, как правило, видят в глубоком прошлом: в театре Любимова, Товстоногова и Эфроса. Исключение — спектакль Арпада Шиллинга Blackland, показанный в Москве шесть лет назад и упомянутый Евгением Мироновым. Очень немногие из отвечавших задумываются над тем, чем отличаются понятия «актуальный театр», «социальный театр» и «политический театр», и в чем разница между «легкой интеллигентской фрондой» и спектаклем, реально оппонирующим власти.  читать дальше

«Похоронная папка» Большого театра

В распоряжение журнала Театр. попал неизвестный прежде архивный материал, так называемая «Похоронная папка» — пометы оркестрантов Большого театра СССР, делавшиеся на партиях «Похоронного марша» Фредерика Шопена (оркестровка А. К. Глазунова) с 1934 по 1981 год. Театровед и архивист Сергей Конаев считает, эти «заметки на полях» могут дополнить историю Большого. читать дальше

(В)место театра: великая реконструкция Большого

Научная лаборатория «Театр. Пространство. Культура» и журнал «Театр.» провели в РГГУ совместное заседание «(В)место театра: великая реконструкция Большого», на котором обсудили церемонию торжественного открытия ГБТ после реконструкции. читать дальше

«И артистов хочется поблагодарить за исполнение, и режиссеру в глаза плюнуть…»

Читатель, вероятно, помнит, подборку отзывов, взятых с петербургских зрительских форумов, которая публиковалась в № 4 нашего журнала за 2011 год. Мы решили продолжить тему, публикуя отзывы оперных и балетных зрителей. С некоторым прискорбием (для драматического театра) приходится признать, что сам уровень дискуссии любителей музыкального театра заметно выше, чем то, что можно прочесть на схожих форумах, посвященных драме. Что легко объяснить: об опере и балете в первую очередь все же высказываются те, кто так или иначе причастен к музыкальному театру. Это, увы, не отменяет свойственной подавляющему большинству отечественных зрителей звериной ненависти к любым художественным экспериментам. читать дальше