rus/eng

→ часовые пояса

Энциклопедия псевдорусской жизни

Как происходило первое знакомство европейской публики с русскими операми, как воспринимались они на фоне Вагнера и Верди, Гуно и Массне, какой на оперной сцене представлялась европейцам русская жизнь, и как воспринимали русскую оперу в XX веке — «Театр.» совершает краткий экскурс в историю.

Олеся Бобрик (Часть I), Ирина Коткина (Часть II) читать дальше

Пермь vs. Коломна:
опыт культурной революции

Пермские культурные проекты взбудоражили общественность далеко за пределами Перми, а в самой Перми вызвали раскол среди интеллигенции. «Театр.» решил понять, имеет ли смысл устраивать в провинциальной России громкие антибуржуазные акции, и попытался найти альтернативу «пермской культурной революции» в старом русском городе Коломне. читать дальше

Грузинский театр
в свободном полете

Что такое грузинский театр сегодня, каким он был вчера, что ждет его завтра… Не оказалась ли губительна для мощной театральной культуры закавказской страны чаемая и обретенная политическая самостоятельность, и нет ли очевидных перекличек между процессами, которые происходят в театральных культурах наших переживших взаимное отчуждение, но все еще бесконечно близких друг другу стран. читать дальше

Русский, немец и поляк

«Кто мы?» — вот вопрос, который хотя бы изредка вновь превращает театр в место общественных дискуссий. Не случайно новейшую историю двух важнейших театральных площадок Европы — Польши и Германии — можно было бы написать как историю спектаклей, преодолевающих национальные комплексы и развеивающих национальные мифы. «Театр.» решил рассказать о самых ярких ответах на вопрос «кто мы?», полученных с польских и немецких подмостков, и о том, почему в России театр в 90-е и нулевые так и не смог стать «институтом национальной памяти». читать дальше