Сотрудники увольняются из реформированного ЦИМа

На фото – фойе Центра имени Мейерхольда © meyerhold.ru

Работники ЦИМа опубликовали в соцсетях заявления об уходе на имя Ольги Соколовой – директора объединённых театров, Центра имени Мейерхольда и «Школы драматического искусства».

12 апреля стало известно, что из Центра имени Мейерхольда, которым теперь руководит директор «Школы драматического искусства» Ольга Соколова, уволились по собственному желанию руководитель отдела маркетинга Олег Соколов, менеджер по маркетингу Софа Кругликова и менеджер по связям с общественностью Валерия Голубева.

Редакция приводит полностью тексты заявлений об уходе.

Олег Соколов: «Сегодня я уволился по собственному желанию и унёс ЦИМ в своём сердце.

Я не могу работать в организации, где работают непрофессиональные люди, которые не знают, что такое маркетинг, которые не знают, как устроена коммуникация со зрителем, которые не знают, что такое человеческие отношения с аудиторией.

Я не хочу работать в коллективе, где сотрудник отдела безопасности считает дозволенным устраивать допросы сотрудников и собирать сплетни по театру для того, чтобы мстить людям.

Я не хочу работать в коллективе, где сотрудники пишут доносы и отправляют письма моему бывшему руководителю, называя её фашисткой. Мне не хочется работать с глупыми и злыми людьми.

Я не хочу работать в коллективе, в котором соцсети организации используются для восхваления директора, а не по прямому назначению – для коммуникации со зрителем.

Я не хочу работать в коллективе, в котором директора интересует лишь ярмарка тщеславия – фотографии со знаменитостями, которые подписаны для подтверждения величия.

Я не хочу работать с директором, который не знает, что у театра есть социальная миссия.

Я не хочу работать в коллективе, в котором люди не знают, как работать без страха и лизоблюдского поведения по отношению к директору. В коллективе, который не знает своих реальных прав.

Я не хочу работать в коллективе, который не смог сохранить уникальные мастерские своего театра, в коллективе, который убил классную идею ШДИ, в коллективе, который убивает идею ЦИМа.

Я не хочу работать с директором, который сел в ЦИМе за мемориальный стол Всеволода Мейерхольда, стол, за который не позволяли себе садиться Фокин, Рыжаков и Волкострелов.

Я не хочу работать в коллективе, который не позволил мне достойно проститься со своими бывшими коллегами и выгонял их из ЦИМа.

Я не хочу работать в коллективе, который превратил ЦИМ из открытой площадки в тюрьму с контролем на входе.

Я не хочу работать в коллективе, который даже не встретился для передачи дел с людьми, создававшими ЦИМ 10 лет.

Я не хочу работать в индустрии, где руководитель департамента культуры Наталья Дрожникова прилюдно может попытаться унизить моего директора – Елену Ковальскую.

Я не хочу работать с директором, который может себе позволить угрозы в адрес сотрудников в стиле “включите фантазию и подумайте, что с вами может произойти”.

Мне жаль людей, которые работают с Ольгой Эдуардовной Соколовой, жаль, что они не знают, что такое здоровые отношения, адекватные условия труда и оплата в соответствии со своими служебными задачами.

Ольга Эдуардовна, меня от вас тошнит!».

На фото – заявление об уходе Олега Соколова © соцсети Олега Соколова

Софа Кругликова: «Прошу уволить меня по собственному желанию из ГБУК г. Москвы ШДИ, поскольку четыре года назад я пришла работать в Центр имени Вс. Мейерхольда, а не на новую сцену ШДИ. Я пришла в место, которое, используя государственный ресурс, а точнее налоги населения, давало голос и возможности тем, кто лишён разных привилегий – независимым театрам, людям с инвалидностью, молодым и неизвестным артистам без регалий, но остро ощущающим процессы в мире и имеющим талант и смелость о них рассказывать. Это место было неидеальным, потому что всё приходилось придумывать заново – как взаимодействовать юридически, экономически, хозяйственно и человечески с резидентами, со зрителями, друг с другом. Но мы старались, каждый день старались, ссорились, спорили, не боялись говорить друг другу правду, потому что знали: только так мы станем лучше. И становились. К нам приходили тысячи зрителей, многие возвращались не раз, они благодарили нас за спектакли, за письма, за посты, за то, что мы меняли их жизнь и были для них синонимом безопасности.

В прошлом году на ВФТМ я читала лекцию про лояльность, и вот эта лояльность вообще формируется и существует только тогда, когда все друг с другом открыты и честны, не боятся ошибаться и доверяют друг другу. Творчество и креативное мышление не развиваются и не прорастают там, где есть место страху, подобострастию, выслуживанию и постоянным согласованиям. Ничего прекрасного не возникает там, где нет правды и ответственности за эту правду.

Я прошу уволить меня по собственному желанию, потому что ЦИМа больше нет. Потому что ЦИМ – это не здание, а люди, которые выбирали делать его каждый день. И работало всё, только потому что каждый из нас каждый новый день выбирал делать это вместе. А ШДИ никто из нас не выбирал. Нас не спросили и даже не сказали об этом в лицо, мы узнали о слиянии из новостей. Кроме того, я прошу уволить меня по собственному желанию ещё и потому, что я слишком высококвалифицированна для вашей команды. Не может быть никакого маркетинга, а тем более успешного маркетинга, там, где в выстроенной вертикали все процессы театра замыкаются на двух людях, а в итоге и на одном, которые вместо того, чтобы заниматься своим делом, контролируют то, в чём ничего не смыслят. Маркетинг – это миссия, это бренд, это tone of voice. Это работа со СМИ и инфлюенсерами, это развитие социальных сетей и постоянный поиск того, что было бы интересно зрителю. Это рассылки, реклама, это новый функционал на сайтах, чтобы зрителям было удобно и хотелось вернуться. Маркетинг не сводится до перечисления режиссёра и художника в сухом бессмысленном посте. А художники не сводятся к режиссёру, потому что художник тут – каждый, начиная от администратора, который встречает зрителей на входе, заканчивая монтировщиками, которые ставят кресла на комфортном расстоянии, от бухгалтеров, которые вовремя платят нам зарплату, до помрежей, без которых не собирается спектакль, от продюсера до гримёра. Культурный центр – место, куда люди приходят заниматься творчеством, а вы вынуждаете их проходить через турникет. Культурный центр – место, где живёт культура и зарождаются новые идеи, но вы сводите их до списка людей на охране, заверенного директором.

ЦИМ – это паритетные отношения между художниками и зрителями, где искусство не сакрализуется, а служит всем. Отсутствие служебного входа и возможность подниматься с артистами в одном лифте – это об этом. ЦИМ – это место, чьи двери всегда открыты, а вы убили эту идею в корне.  Всё, что было тут до вас – это жизнь, а вы превращаете всё в режим, в функцию, без рефлексии, без творчества. Там, где есть место угрозам и доносам, нет места доверию и любви. А мы все тут любили друг друга и то, что мы делали. Вам кажется, что можно уничтожить ЦИМ, выдавить нас, обмануть зрителей, сделав вид, что всё в порядке и как прежде. Но свою совесть не обмануть, и в итоге объясняться вам придётся с самими собой. Я не хочу, чтобы мне было стыдно, а поэтому прошу уволить меня по собственному желанию».

На фото – заявление об уходе Софы Кругликовой © соцсети Софы Кругликовой

Валерия Голубева: «Прошу уволить меня 12 апреля 2022 года по собственному желанию с занимаемой мной должности менеджера по связям с общественностью.

Центра Мейерхольда, как государственного бюджетного учреждения культуры, больше нет – культуры не осталось. Искусству здесь не быть. Уничтожено руками обслуживающего государство персонала, к культуре причастного разве что юридически, “на бумажке”.

Миссия Центра Мейерхольда – критически осмыслять прошлое и настоящее и проектировать будущее. Реорганизация стёрла прошлое ЦИМа, будущее теперь исчисляется завтрашним днем (надеждой, что он наступит), настоящее с нынешним руководством я принимать отказываюсь.

Я отказываюсь работать с людьми, у которых один тип защиты от “неудобных” (критических) вопросов – этими вопросами не задаваться, один язык коммуникации – юридический с чиновничьим диалектом, один род деятельности – служение. Тошнит».

На фото – заявление об уходе Валерии Голубевой © соцсети Валерии Голубевой

Напомним, что 1 марта, на сайте мэра Москвы опубликовали информацию о слиянии театров Центр им. Вс. Мейерхольда и «Школа драматического искусства». Ранее стало известно, что режиссёр Дмитрий Волкострелов уходит с должности художественного руководителя Центра имени Мейерхольда, поскольку соответствующее решение принял департамент культуры города Москвы. 24 февраля свой пост покинула директор ЦИМа Елена Ковальская. Увольнение она связала с невозможностью продолжения профессиональной деятельности на фоне боевых действий на территории Украины. Директором нового объединённого театра стала Ольга Соколова.

Комментарии
Предыдущая статья
В Петербурге закрыли дело задержанного во время митинга артиста 12.04.2022
Следующая статья
Артём Устинов репетирует спектакль об инстинктах и культуре 12.04.2022
материалы по теме
Новости
Егор Чернышов уходит из «Театра на Спасской»
Руководство кировского «Театра на Спасской» не продлило контракт с Егором Чернышовым, который занимал должность главного режиссёра. Об этом режиссёр сообщил в своих социальных сетях.
Новости
АТК выразила обеспокоенность кадровыми перестановками в хабаровских театрах
Вечером 6 августа на сайте Ассоциации театральных критиков (АТК) появилось письмо, в котором члены АТК выразили обеспокоенность в связи с увольнением директора Хабаровского ТЮЗа Анны Якуниной. К письму прилагается экспертное заключение о спектакле «Цацики идёт в школу», обвинённом хабаровским минкультом…