Адвокат Александра Калинина: “Такого падения уровня профессионализма следствия не было даже в «лихие 90-е»”

На фото - Александр Калинин / из архива БТК

Находящемуся под следствием директору БТК Александру Калинину объявлено об окончании расследования. Развёрнутый комментарий по этому поводу журналу ТЕАТР. дал адвокат Калинина Игорь Резонов.

Журналу ТЕАТР. стало известно, что 4 декабря 2019 года следственным отделом по Центральному району ГСУ СК РФ по г. Санкт-Петербургу директору БТК Александру Калинину предъявлено в окончательной формулировке обвинение, а 5 декабря объявлено об окончании расследования. Материалы уголовного дела в ближайшее время будут представлены в полном объёме для ознакомления стороне защиты, а затем направлены прокурору Центрального района Санкт-Петербурга для рассмотрения вопроса о достаточности доказательств вины и возможности направления уголовного дела в суд.

Калинин обвиняется по ст.159 ч.3 и ст.159 ч.4 УК РФ — в совершении мошенничества группой лиц, с использованием служебного положения, в крупном и особо крупном размере. Суть обвинения заключается в том, что: по первому эпизоду — 01.11.2018 г. между СПБ ГБУК «Санкт-Петербургский Большой театр кукол» и ООО «Петербургское созвездие» был заключён Договор оказания услуг на осуществление комплекса мероприятий по обеспечению синхронного перевода театральных представлений, а также письменного (литературного) перевода информационной продукции в рамках проведения Пятого Международного Фестиваля «БТК-ФЕСТ 2018» на общую стоимость 155 100 руб., однако фактически данные услуги оказаны не были; по второму: 11.12.2018 г. между СПБ ГБУК «Санкт-Петербургский Большой театр кукол» и той же компанией был заключён Договор поставки на изготовление материальной части (декораций, бутафории, реквизита, костюмов и кукол) к спектаклю «Зима, когда я вырос» на общую стоимость 2 191 530 руб. 51 коп., однако и данный договор фактически исполнен не был; все поступившие денежные средства, по мнению следствия, похищены.

Адвокат Игорь Резонов, осуществляющий юридическую защиту Александра Калинина, дал свои развёрнутые комментарии журналу ТЕАТР. по этому поводу и по результатам расследования данного уголовного дела в целом: «Позиция следствия с момента возбуждения данного уголовного дела и до настоящего времени «страусиная — головой в песок», — сторону защиты (адвокатов) слушать не хотели и не хотят, несмотря на то, что нам всё же удалось в чём-то докричаться, а где-то и достучаться до правды, в том числе через Санкт-Петербургский городской суд. Напомню, что уголовное дело было возбуждено и первоначальное обвинение Александру Аркадьевичу было предъявлено с его задержанием и заключением под стражу абсолютно по тем же обстоятельствам, но только по одному эпизоду — со спектаклем «Зима, когда я вырос», с квалификацией при этом по особо тяжкому преступлению против государства (по части 6 статьи 290 УК РФ), о чём тогда «громко» писали во всех СМИ: то есть якобы в связи с получением Калининым взятки в особо крупном размере. При этом следствие нисколько не смущал тот факт, что размер так называемой взятки равнялся полной стоимости госконтракта, — «взятка-откат» за заключение контракта составляла 100% стоимости самого контракта, который к тому же был полностью выполнен, спектакль поставлен, показан зрителю и неоднократно, денежные средства от продажи билетов поступили в кассу театра, вся материальная часть к спектаклю в театре в наличии. В чём же была выгода «взяткодателя» — мнимого исполнителя госконтракта, и возможна ли постановка спектакля на безвозмездной основе?

Но удивительное у нас всегда рядом и всё обыденно объяснимо «отечественной логикой». На территории нашей необъятной Родины идёт активная, я бы сказал — показательная борьба с коррупцией. За показатели выявленной коррупции оперативных сотрудников и следователей похвалят, а вот за отсутствие коррупции в районе за отчётный период и даже за отсутствие её прироста в сравнении с показателями прошлого года — накажут. Надо делать План и обязательно по «палкам» в плюсе к аналогичному периоду прошлого года. А тут ещё и столь масштабная реформа в кадровом составе ГУ МВД РФ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, кто не справляется — тот не сотрудник полиции и должен пойти зарабатывать честным трудом на гражданскую жизнь. В этих «трудных» условиях на «сырых», абсолютно непроверенных материалах оперативных сотрудников Управления по борьбе с экономическими преступлениями ГУ МВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области следственным комитетом Центрального района и было «оперативно-победно» возбуждено данное уголовное дело с такой «важной для государства» уголовно-правовой квалификацией — взятка, да ещё в особо крупном размере. Оперативные сотрудники и следствие незамедлительно отрапортовали по всем вышестоящим инстанциям о достигнутых результатах на столь важном государственном направлении, о задержании особо опасного государственного преступника, дали информацию в СМИ.

В данной ситуации я бы сказал так — «хвост вилял собакой»: следствие, от которого в нормальные времена только и зависит грамотное, а главное — законное процессуальное решение по материалам оперативно-розыскной деятельности, пошло на поводу у оперативных сотрудников и, мягко говоря, — «оплошало»… что, к сожалению, становится в последнее время распространённой практикой, во всяком случае, в северной столице. Профессионализм и самостоятельность в принятии процессуальных решений сотрудников СК я оцениваю реально уже ниже профессионализма оперативных структур силовых ведомств МВД и ФСБ. По своему личному опыту могу сказать, что такого падения уровня профессионализма следствия, особенно его руководства, не было даже в «лихие 90-е». И это очень опасно. Должностные лица правоохранительной системы наделены чрезвычайно властными полномочиями по решению судеб людей. И живут они (если по закону) на заработную плату, которую платим им именно мы, граждане России, поэтому они не имеют права на ошибку, должны быть защитой граждан и нести перед гражданским обществом ответственность, а не наоборот… Сейчас же преобладает презумпция виновности — если тебя обвинили, а от этого у нас, как известно и традиционно, никто не застрахован (не зарекайся), именно ты сам должен доказывать, что не виновен, что обвинение абсурдно, и ещё необходимо добиться, чтобы тебя услышали в следствии, прокуратуре и суде… Перспектив всё меньше. И вот на этих «громких лозунгах» 62-летний, перенесший тяжелейшие операции на сердце, уважаемый в сфере театрального искусства человек, имеющий несовершеннолетних детей, ранее не судимый и не привлекавшийся к ответственности, был заключён под стражу в СИЗО как совершивший особо тяжкое и особо опасное преступление против государства.

Стороне защиты потребовалось три месяца для того, чтобы следствие всё же признало полное отсутствие факта какой-либо взятки в действиях Калинина. Его действия были расценены уже как хищение и переквалифицированы на мошенничество (статья 159 УК РФ). Но мера пресечения в виде заключения под стражей была оставлена без изменения. И это несмотря на то, что состояние здоровья Калинина в СИЗО, особенно в летний жаркий период, значительно ухудшилось, что было подтверждено официальным медицинским заключением. Мера пресечения могла стать высшей мерой наказания. Но она была необходима следствию как способ стимулирования Калинина к признанию вины при отсутствии доказательств. Следователь, который вёл расследование данного уголовного дела с момента возбуждения уголовного дела и переквалифицировал обвинение Калинину, уволился после переквалификации и освобождения Александра Аркадьевича из органов следственного комитета по собственному желанию. Говорят, что желает стать адвокатом. Сторона защиты это никак не комментирует, как и последующие увольнения из органов СК ещё нескольких следователей, которые также принимали данное дело к производству, но, не производя каких-либо следственных действий, писали рапорта об увольнении…

Далее, 11 июля 2019 года апелляционная инстанция Санкт-Петербургского городского суда по жалобе стороны защиты изменила как необоснованную меру пресечения в отношении Калинина в виде заключения под стражу на домашний арест. Это была уже свобода.

Калинин ещё на первоначальном этапе расследования дал подробные признательные показания следствию о том, что в связи с отсутствием бюджетного финансирования на так называемые «представительские нужды» — еда, напитки и небольшие подарки для гостей, участников Международного театрального фестиваля «БТК-ФЕСТ 2018», который был проведён в Санкт-Петербурге в период 2-6 ноября 2018 года, — он потратил собственные денежные средства в сумме гораздо большей, чем 155 тысяч рублей, которые намеревался вернуть из бюджетных средств, что поступили только в конце ноября 2018 года. В части постановки спектакля «Зима, когда я вырос» Калинин также сообщил следствию о том, что бюджетные деньги на уже утверждённые ещё в 2017 году по плану спектакли переводились Комитетом по культуре Администрации Санкт-Петербурга в театр во второй половине сезона 2018 года (это общеизвестная в театральной среде проблема). Поэтому для того, чтобы выпускать спектакли в первой половине сезона 2018 года, Калинин организовывал постановку спектаклей, заказывал к ним реквизит и прочее в долг, но это рано или поздно становится проблематичным. В связи с чем для организации постановки спектакля «Зима, когда я вырос» в конце сезона он решил использовать свои личные деньги, которые также имеют свойство заканчиваться, с последующим их возвратом из полученных бюджетных средств. В стоимости реквизита к этому спектаклю действительно была заложена разница на сумму около 750 тысяч рублей для возврата долгов по другим ранее поставленным спектаклям. Калинин признал при этом факт обналичивания бюджетных средств через ООО «Петербургское созвездие». Наличные деньги необходимы были даже не столько для пополнения собственных расходов, сколько для расчёта с актёрами, техническим персоналом, декораторами и другими наёмными работниками.

Одновременно Александр Калинин представил следствию объективно подтверждающие его показания финансовые документы, расписки, а также заявил о своей готовности возместить причинённый театру ущерб и уже возместил его, переведя на казначейский счет Следственного комитета денежные средства в сумме более 900 тысяч рублей. Вменять в вину Калинину при данных обстоятельствах хищение в размере всей стоимости спектакля недопустимо, просто неразумно.

Понимая, что следствие «обиделось» за утрату столь значимого уголовно-правового показателя как «взятка» и уже абсолютно точно не намеревается объективно расследовать данное уголовное дело, уставший от всего этого Александр Аркадьевич признал себя виновным в том, что при указанных обстоятельствах он впервые в жизни решил рискнуть и единожды договорился с компанией ООО «Петербургское созвездие» об обналичивании бюджетных денежных средств в целях возврата своих личных затрат на театр по фестивалю и спектаклю, попросил квалифицировать его действия как единое мошенничество на сумму 900 тысяч рублей, которые он уже возместил, и отправить уголовное дело в особом порядке (то есть без исследования доказательств) в суд. Это значит, что Калинин признал себя виновным в совершении одного так называемого продолжаемого в краткий период времени преступления, предусмотренного ч.3 ст.159 УК РФ. Однако «принципиальное» следствие решило за утраченную «скалочку получить хотя бы две курочки» и предъявило Калинину обвинение в совершении двух хищений путём мошенничества: на сумму 155 тысяч рублей — по международному фестивалю, что Калинин признаёт полностью, и на сумму 2 миллиона 100 тысяч рублей — по спектаклю «Зима, когда я вырос». Таким образом, размер якобы похищенного по второму эпизоду, как и ранее размер не существовавшей взятки, полностью тождественен стоимости контракта на постановку спектакля, который в объективной реальности поставлен, показан зрителю и при этом неоднократно, денежные средства от продажи билетов поступили в кассу театра, вся материальная часть к спектаклю в театре в наличии.

Примечательным также является то, что Комитет по Культуре Администрации Санкт-Петербурга отказался признавать себя потерпевшим и сообщил следствию, что по вопросам наличия либо отсутствия ущерба по данным обстоятельствам необходимо обращаться в БТК. Сам театр не видит для себя и у себя при данных обстоятельствах никакого ущерба от постановки спектакля «Зима, когда я вырос», а также сообщает о получении прибыли от продажи билетов за неоднократно показанный в период 2018-2019 годов спектакль «Зима, когда я вырос». В связи с этим и поскольку размер ущерба от действий Александра Калинина следствием за восемь месяцев расследования так и не был установлен, ничем объективно не подтверждён, а показаниям Александра Аркадьевича следствие безосновательно и упорно не доверяет, сторона защиты заявила следователю ходатайство о назначении и проведении по делу товароведческой-искусствоведческой экспертизы в целях полной оценки стоимости всего реквизита к спектаклю «Зима, когда я вырос», перечисленного в спецификации к договору между театром и ООО «Петербургское Созвездие».

Официальный ответ на данное ходатайство нами от следствия ещё не получен, но на словах мы знаем, что нам будет отказано в его удовлетворении. Это также объяснимо обычной нашей российской логикой из сферы правоприменения. Экспертиза потребует времени — и не менее месяца. А по делу уже и так истекает восьмой месяц бесперспективного расследования, в рамках которого не сделано ничего для установления объективной истины, не проведена ни одна экспертиза для определения точного размера ущерба и его наличия в принципе. Традиционно долгие новогодние праздники, а затем отчёты и итоговые совещания о победах за прошедший 2019 год лишат наши правоохранительные органы возможности заниматься своей непосредственной работой как минимум на два-три месяца, а там уже будет необходимо ехать в центральный аппарат Следственного комитета России, лично к Бастрыкину, за продлением срока расследования. Уверен, что если такое дело увидят в центральном аппарате СК России, то уволен будет не следователь, а руководящий состав данного следственного отдела. Кроме того, ещё неизвестно, что за вывод может дать экспертиза.

Но мы готовы к данному развороту событий. По итогам ознакомления со всеми материалами уголовного дела в защиту Александра Калинина нами будет вновь заявлено ходатайство о дополнительном расследовании, в том числе о назначении и проведении указанной экспертизы. Одновременно будет направлена жалоба прокурору района на необъективность и неполноту расследования с просьбой не утверждать обвинительное заключение, а вернуть дело в следствие. Если и это не позволит нам обеспечить законность, то мы обратимся в рамках предварительного слушания к суду с той же просьбой вернуть дело на дорасследование в указанных целях. Если суд откажет нам в этом, то ему же для обеспечения законности приговора придётся назначать экспертизу в рамках судебного следствия и за счёт судебного департамента (такие экспертизы платные и дорогостоящие).

Сама абсурдность позиции следствия заключается в том, что если подписанный Калининым договор с ООО «Петербургское созвездие» является так называемой мнимой сделкой, то они причиняют ущерб на всю сумму сделки. Но мы разбираем данный вопрос не в рамках гражданского процесса — в противном случае нужно вернуть Александру Калинину его личные денежные средства, вложенные в создание спектакля. Уголовное дело расследуется в рамках уголовного права, согласно которому под хищением понимаются совершённые с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества. Где же в нашем деле главный признак хищения — безвозмездность?!

Отчасти мне это напоминает широко известное и также громко начинавшееся уголовное дело в отношении режиссёра Кирилла Серебренникова, которое, кстати, Мещанский районный суд Москвы вернул в прокуратуру для устранения нарушений — и именно в связи с отсутствием точно установленного следствием размера ущерба. Но в уголовном деле «Седьмой студии», насколько мне известно, на стадии следствия было проведено хотя бы какое-то исследование специалиста либо эксперта по данным вопросам. У нас же за восемь месяцев расследования ни сделано в этих целях абсолютно ничего.

Я более двадцати лет проработал в органах прокуратуры, работал в следствии и был уверен, что меня уже ничем не удивить, но я систематически продолжаю удивляться. Как-то молодой следователь меня спросил: «Трудно ли было вам перестроиться с работы прокурором на адвоката?», — на что я честно ответил, что нет, поскольку я продолжаю заниматься тем же самым. Адвокаты в России реально бьются с правоохранительной и судебной системой за установление объективной истины по делу и за законность — вот интересное явление современной России. Странным путём мы строим правовое государство».

Напомним, что Александр Калинин руководит Большим театром кукол на протяжении 17 лет. 17 апреля в БТК прошли обыски, а 19 апреля директору театра было предъявлено обвинение в получении взятки в особо крупном размере. После переквалификации дела, которая произошла в июле, находившийся всё это время в СИЗО (несмотря на подтверждённое медицинскими документами тяжёлое состояние здоровья и многочисленные ходатайства) Калинин был отправлен под домашний арест. О реакции театральной общественности на произошедшее журнал ТЕАТР. рассказывал ранее.

Комментарии
Предыдущая статья
На “Божественной комедии” покажут спектакли Люпы, Кляты, Яжины и Мундруцо 07.12.2019
Следующая статья
В Петербурге проходит выставка «Николай Рерих и театр» 07.12.2019
материалы по теме
Новости
БТК выложит в сеть видеозаписи детских спектаклей
В течение карантина Большой театр кукол будет постепенно выкладывать в сеть культовые постановки своего репертуара.
01.04.2020