rus/eng

Резидент не ошибся

Дмитрий Брусникин стал худруком Экспериментального центра новой драмы «Практика». Последние два года Мастерская Брусникина и так была резидентом «Практики». Вступая в должность, новый худрук устроил пресс-конференцию, ее главные тезисы записал корреспондент ТЕАТРА.

1. Важно всё, что происходило в «Практике» при Иване Вырыпаеве. Иван переехал в Польшу, но мы будем продолжать с ним сотрудничать и его тексты, надеюсь, возникнут в сценическом пространстве «Практики».

2. Важен контакт с современной драматургией и фестивалями, начиная с «Любимовки», «Ремарки», «Кульминации» и так далее. Мы и так делали эту работу, но теперь есть возможность для расширения контактов. Мы вообще пытаемся понять связь театрального текста с мультимедиа, поэзией, хореографией.

3. Одно из достижений и преимуществ театра «Практика» в том, что здесь нет труппы. Мне кажется, это будущее театра вообще. «Практика» — продюсерский центр, где на каждый проект подбирается особый состав. Каждый отдельный спектакль — уже театр. Есть, конечно, театры с определённым направлением, и это авторские театры (например, театр «Около» уникальное место с уникальным режиссёром Юрием Погребничко, который 30 лет строил свой дом). Но в «Практике» мы будем находить точки соприкосновения со всеми: молодыми драматургами, режиссёрами, художниками, актёрами и перформерами.

4. Департамент культуры Москвы предложил мне стать худруком «Практики» после того, как Мастерская два года была здесь резидентом. И мне нравилось слово резидент (был такой фильм с Георгием Жжёновым «Ошибка резидента»), но мы так и не поняли с Юрием Милютиным, бывшим директором театра, что такое быть резидентом. На данный момент у нас директора нет, поэтому его функции исполняю пока я. И моя задача сейчас – найти команду людей для административной деятельности. В данном случае Департамент деликатно себя ведёт, не настаивает на каких-то кандидатурах.

5. Идея Мастерской и молодого театра вкратце такова: молодые люди в творчестве быстро взрослеют. Сегодня они хотят высказываться гораздо раньше, чем это было 10, 20, 30 лет назад. Им есть что сказать, и они имеют право это делать. В советское время пределом мечтаний было после диплома попасть, например, в “Ленком” и 10 лет играть в массовке. Мне крупно повезло, что основатель «Современника» Олег Ефремов отправился во МХАТ исполнять свой долг перед системой Станиславского, ведь к моменту его прихода в Художественном театре уже стыдновато было играть. Так что это давняя идея — дать студентам играть в профессиональном театре, мы это проверили в Мастерской, когда ребята начали играть в «Практике» в конце первого курса. Иван Вырыпаев среагировал на новизну в методологии преподавания, когда мы, целый семестр прозанимавшись вербатимом, показывали восьмичасовой экзамен. Что-то случилось в Москве, приходила масса народу, и нам пришлось показывать экзамен целую неделю. Из этого возник спектакль «Это тоже я», на который и теперь сложно попасть.

6. В Мастерской делается много моноспектаклей. Если к нашему движению присоединятся другие вузы и театры, не только ГИТИС, но Щукинское и Щепкинское училища, будем рады, и сможем устроить фестиваль студенческих моноспектаклей. Это важный вопрос методологии обучения: как сделать, чтобы возникали личности? Надо использовать амбиции молодых. У нас они выступают не только актёрами, но продюсерами самих себя. Они сами ищут материал, площадку, режиссёра и деньги. Так, например, возник моноспектакль Васи Буткевича «Сонм» на Артплее. В «Практике» одна из премьер – моноспектакль Алины Насибуллиной «Йелэна». Она долго искала материал, ездила за границу учиться перформативным практикам и нашла общий интерес с Фёдором Павловым-Андреевичем, Людмилой Петрушевской, написавшей «Йелэну», и художником Катей Бочавар.

7. У каждого художественного направления «Практики» будет куратор. Это нужно для того, чтобы к нам потянулись деньги. Желание у бизнесменов есть, просто пока мы не можем найти этот стык, точку взаимного интереса. Но надо искать. Недавно мы играли «Трансиб» на заводе «ВНИИметмаш». Раньше они не ходили к нам, мы не ходили к ним, а теперь надо ходить друг к другу!

8. Три года нашей бездомной жизни мне нравились. Мне нравилась бездомность, несмотря на то, что новаторский спектакль Андрея Стадникова «Слон» был сыгран всего пять раз. А спектакль «10 дней, которые потрясли мир» так и задуман был, чтобы сыграть ровно 10 раз. Подрастает третий курс, они опять способны на подвиги. Сейчас есть «Практика», здесь есть наши блокбастеры, типа «Чапаева и пустоты» Максима Диденко, приносящие постоянный доход. Но мы не затачиваемся на производство блокбастеров в «Практике». Должны быть и эксперименты! Мы планировали в «Практике» сделать продолжение «Свана» под названием «Зарница», но будем делать это в ЦИМе, в ноябре.

9. Важная премьера у нас будет в конце июня: Семен Александровский выпустит в «Практике» спектакль «Война ещё не началась» по пьесе Михаила Дурненкова. Количество агрессии зашкаливает в нашем обществе. Всем же было понятно и очевидно, что Алексей Малобродский сидит в тюрьме несправедливо, до всякого суда. Но почему-то это понятно только части общества. Никто не знает контекста происходящего, но при этом другая часть общества преисполнена нетерпением и желанием наказать невинного, сделать его мучеником. Спектакль будет о том, как война пришла, поселилась, растворилась в нашей жизни. Другая премьера будет в сентябре, сразу по двум пьесам прекрасного писателя Дмитрия Данилова спектакль делает Марина Брусникина с художником Саввой Савельевым. Он так мощно вступил на поле драматургии, что первая же написанная им пьеса получила «Золотую маску». Он блестяще владеет языком, у него фантастическое языковое чутьё. Мы одновременно два раза сыграем в большом и малом залах его пьесы «Человека из Подольска» и «Серёжа очень тупой», зрители будут меняться залами, а в фойе будут шарады.

10. Мы ведём переговоры с Виктором Рыжаковым и Олегом Кудряшовым на предмет их участия в новых проектах «Практики». При этом важно помнить, что АНО «Мастерская Брусникина» юридически с «Практикой» отношений не имеет.

Комментарии: