rus/eng

Платонoff, или как я стала резидентом

Театр. продолжает вспоминать о главных российских фестивалях ушедшего лета и публикует рассказ нашего корреспондента, поучаствовавшего в творческих резиденциях Платоновского фестиваля в Воронеже.

Платоновский фестиваль стал первым в моей жизни фестивалем, где гвоздем программы оказались вовсе не спектакли. И дело тут не в качестве приехавших в Воронеж постановок и даже не в удивительной для провинциального города европейской атмосфере, а в небольшом эксперименте, который устроили Союз Театральных Деятелей и руководство фестиваля в лице режиссера и художественного руководителя Камерного Театра Михаила Бычкова.
Нет-нет, на Платоновском хватало громких событий и знаменитых имен: начиная от Роберта Уилсона, чьи «Носороги» открывали театральную программу, и заканчивая знаменитым парижским «Буфф дю Нор», который закрывал фестиваль «Крокодилом-обманщиком/Дидоной и Энеем» — лучшим французским музыкальным спектаклем 2014 года в постановке Самюэля Ашаша и Жанны Кандель. Но на этом Михаил Бычков решил не останавливаться и рискнул ввязаться в авантюру.
А как еще можно назвать идею отобрать по анкетам полдюжины молодых режиссеров, несколько успешных театральных продюсеров, актрису из Смоленска, актера из Израиля, московского критика, саратовского завлита и питерского художника-постановщика — и превратить всю эту разношерстную компанию в полноценную творческую резиденцию? Самое удивительное во всей этой истории, что Бычков в своем выборе ни разу не ошибся: оказавшись вместе, резиденты минут пятнадцать присматривались и притирались друг к другу, но потом процесс пошел так бурно, что остановить его не было уже никакой возможности.
За 5 дней резиденции мы умудрились сотворить три небольших проекта и ни одного безобразия. Посмотрели кучу спектаклей, посетили один концерт и так подружились, что расставались чуть не плача. Мы сами не верили, что 17 взрослых людей способны легко поладить и удивлялись тому, как быстро нашли общий язык. Творческие споры не перерастали в конфликты, а для выполнения фестивальных заданий оказалось достаточно оперативно разделиться на группы.
Моя — в составе 2 актеров, продюсера, режиссера и критика взялась за подготовку читки небольшой повести Андрея Платонова «Хлеб и чтение»: мы должны были прочитать не только выданный резидентам отрывок, но и всё произведение целиком, проанализировать, распределить страницы по ролям, провести репетицию и прогон, а в день «премьеры» организовать процесс. В итоге среди собравшихся на зеленой лужайке перед Воронежским Концертным Залом чтецов (бухгалтеров, руководителей рекламных агентств, школьников, студентов, литературоведов, писателя и психиатра) мы чувствовали себя совершенно в своей тарелке. Очевидцы говорят, что наш мини-спектакль смотрелся вполне прилично и вызвал не меньший интерес собравшихся, чем чтение губернатора Гордеева или кинорежиссера Сокурова.
Другая группа тем временем режиссировала еще один перформанс — уличное действо «Платонов в массы», с которым мы должны были выйти на главную улицу Воронежа в непривычном для себя качестве. Сначала мы даже несколько оробели, узнав, что «зажигать» нам предстоит аккурат между московскими хедлайнерами парада — огромной толпой в традиционно ярких костюмах от шоумена Андрея Бартенева и “Огненными людьми”. Но потом вспомнили, что у нас есть автомобиль, и трудная задача привлечь внимание многотысячной толпы оказалась решена в мгновение ока: облачившись в рабочие комбинезоны, мы задрапировали авто в плотную крафтовую бумагу и стали двигать его — то есть Платонова — в массы, делая вид, что процесс доставляет нам неимоверные трудности. Для наглядности мы привлекли к работе «бурлака» — актера Никиту Щетинина, который безропотно взвалил канат на плечо и «потащил» наше бумажное нечто. И хотя нечто — благодаря скрытому в нем водителю — прекрасно катилось само собой, с резидентов сошло немало пота. Во-первых, в тот день в Воронеже была чудовищная жара, во-вторых, по неопытности мы облачились в полиэтиленовые костюмы-термосы (по меткому выражению нашего питерского продюсера), а в-третьих, оказались совсем не готовы к зрительскому ажиотажу. Чем больше слов одобрения нам выкрикивали, тем сложнее было сохранять невозмутимость, рисуя мелом на раскаленном асфальте заранее придуманные хештеги. В итоге порой вместо гордых #платоновжив и #платоновкрут на Проспекте Революции появились банальные сердечки и цветочки.
Впрочем, если верить нашему третьему совместному детищу — итоговому видеоролику — смотрелись они не так уж нелепо. «Заказанный» СТД ролик снимали долго, но не нудно, потому что мы, в большинстве своем никогда прежде с репортажами дело не имевшие, быстро распределили обязанности и оговорили сценарий. В монтаж не вмешивались, в съемках всем миром не участвовали. Оказалось, что наши привычные театральные механизмы отлично функционируют: главное понять, кто за что отвечает. С этим прекрасным ощущением («каждый работает свою работу») мы и уезжали с Платоновского. Антон и Аня спешили на выпуск в Питер, на Новую сцену Александринки, Паша улетал в далекий Усть-Илимск, Давид звал на премьеру в «Гешер», Юля торопилась на конференцию «Диалог России и Германии», Женя (продюсер) ехал в Москву, чтобы дать старт очередным лекциям в культурном центре «Хитровка», Женя (режиссер) ехал в Тулу репетировать Островского, Саша оставался в Воронеже до окончания гастролей родного БДТ, которому помогал во время показа на фетивале «Пьяных» Андрея Могучего.
Вернувшись в свои пыльные жаркие города, мы тут же стали планировать совместные проекты, поездки и встречи. Иначе как чисто воронежской магией это не объяснишь. Ну или заряжающим всех и вся энтузиазмом руководителя фестиваля, который наверняка сразу после финала нынешнего Платоновского уже принялся за организацию следующего.

Комментарии: