Оксана Ефременко о превращении местной премии СТД в местечковую

16 декабря, после вручения тридцатой городской театральной премии «Парадиз» в Новосибирске, которое совместили с церемонией закрытия Года театра, я неожиданно для себя узнала, что в нашем городе совсем плохо с режиссурой. В списке номинантов, среди которых были Тимофей Кулябин, Марат Гацалов, Олег Липовецкий, не оказалось достойных звания «лучший режиссер» в сезоне 2018/2019 – и номинация осталась без лауреата.

В течение нескольких лет в связи с работой эксперта фестивалей «Золотая Маска» и «Ново-Сибирский транзит» отсматривая около 400 спектаклей в год, я была уверена, что важная победа новосибирских театров – в умении приглашать и удерживать в качестве руководителей сильных режиссеров. Сама работая в театре «Старый дом», я знаю, сколько энергии и времени новосибирские театры отдают переговорному процессу и работе с постановщиками. Результатом стало то, что именно наш город считается сегодня третьей театральной столицей – в нем ставят, как уже говорилось, лучшие режиссеры страны, проходят три крупных театральных фестиваля, свершается масса оригинальных театральных проектов. И городская театральная премия «Парадиз», казалось бы, прежде всего призвана отмечать достижения качественной режиссуры, которая очевидно прорастает в Новосибирске. Однако в своих решениях эксперты и жюри «Парадиза» – люди вполне уважаемые – отчего-то все чаще сворачивают на обочину, меняют правила игры и вообще избегают прозрачности процедуры. Подобная работа местного премиального фестиваля, конечно же, дискредитирует не тех, кого не наградили, а сам город и наше театральное сообщество. Кроме того, подрывается доверие к институту экспертизы вообще, который очень важен в наше время. Не хотелось бы, чтобы из-за возникшей местечковости последних решений росла централизации театрального процесса и единственным ориентиром становилась столичная «Золотая Маска». Тем более, всем театральным людям очевидно, сколько усилий сегодня прилагается в городе для создания разнообразной фестивальной среды.

И я бы еще поняла представителей жюри, если бы, допустим, случился «пустой сезон». Такое, как все мы знаем, в театральном мире бывает. Но в нынешнем году в конкурсе принимали участие и «Дети солнца» Кулябина, и «Русский роман» Гацалова, и «Лисистрата» Липовецкого. Однако в спектакле «Красного Факела», номинанта «Золотой Маски», «Парадиз» усмотрел в качестве художественного достижения только женскую роль второго плана. С «Русским романом» странная история другого порядка: большинство членов жюри увидело этот спектакль большой формы только в видеоверсии, впрочем, как и «Лисистрату» Олега Липовецкого, и этот факт в принципе ставит под сомнение легитимность оценки.

Отсутствие, по мнению «экспертизы», лучшего режиссера, привело к замене главной номинации. Ею стал «Лучший спектакль сезона». Все это выглядит не как объективное коллегиальное решение, а как произвол группы допущенных к принятию решений людей. Можно было бы подумать, что это случайность, но и в прошлом году неожиданно, вне буквы «Положения о Премии», вдруг появилась надстройка над режиссерской номинацией, представленная в качестве некоего «Главного приза конкурса». Но про существование «Положения о Премии» тут, кажется, уже никто и не вспоминает.

Возникает целый ворох вопросов, связанных с самой процедурой организации и проведения конкурса. Каким образом формируется экспертный совет премии, который занимается составлением афиши? Как назначаются члены жюри? Почему при разговоре об организационных огрехах премии мы говорим с одним человеком – руководителем информационной службы Новосибирского отделения СТД): разве такая большая премия не требует работы специально созданного оргкомитета, который отвечал бы перед сообществом и другими членами СТД за все, что происходит в «Парадизе»

В общем, этот «райский уголок» дает сбой далеко не впервые. А это значит, что сложилась ситуация, которая требует радикальных перемен в организационной структуре премии. Скажу больше: мне кажется, назрела необходимость ревизии института экспертной оценки в региональных отделениях Союза театральных деятелей. Поскольку, на мой взгляд, экспертиза СТД вне зависимости от того, где находятся эксперты, должна работать как система развития театра в регионах, а не их герметизации и, как следствие, провинциализации. В связи с этим было бы очень интересно узнать: как обстоят дела с местными премиями и экспертами в других российских городах? Все ли у вас благополучно, коллеги?

Комментарии
Предыдущая статья
В новом документальном спектакле петербургского театра ЦЕХЪ расскажут об “изнанке искусства” 17.12.2019
Следующая статья
В театре Маяковского поставят “Старшего сына” Вампилова 17.12.2019
материалы по теме
Новости
Тимофей Кулябин поставит Стриндберга в Берлине
21 марта на Камерной сцене берлинского Deutsches Theater пройдет премьера спектакля Тимофея Кулябина по пьесе Августа Стриндберга «Фрекен Жюли».