NET-2019: Новая Европа в Москве и Петербурге

На фото - сцена из спектакля "Всемирная история" Давида Эспинозы © netfest.ru

Уже больше двадцати лет фестиваль NET является для Москвы театральным окном в Европу. В многообразии его названий и новых имён неискушённый зритель может порой и заплутать. В этом году NET охватит не только Москву, но сразу обе российские столицы — так что ориентироваться придётся ещё и в пространстве. Журнал ТЕАТР. предлагает свой навигатор по богатой фестивальной карте.

В Москву

Три названия из фестивальной программы, которые доберутся только до Москвы, можно условно определить как прошлое, настоящее и будущее. Условно — потому что речь не столько о форме (хотя «прошлое» Питера Брука, конечно, более традиционно, чем поисковое и не «театральное» в узком смысле «будущее» Иво Димчева), сколько о темах, которые оказываются в фокусе внимания создателей. Самым радикальным, пожалуй, становится «настоящее» в лице отважной испанки Анхелики Лидделл — давней звезды европейских фестивалей.

«Ребро на столе: Мать» — это действительно посвящение матери режиссёра, спектакль-реквием, созданный, как всегда у Лидделл, на стыке визуального и поэтического начал, использующей тело и язык как дополняющие, а не заменяющие друг друга выразительные средства. В спектакле много «очень испанского»: истовость веры и страстность, противостояние вечного и бренного, телесного и духовного, борющихся друг с другом, вопрошающих друг друга и, кажется, друг без друга не существующих. Но прежде всего это трагическая история безумия, неизлечимой болезни, родительской агонии, опыта преодоления, рассказанная с предельной степенью откровенности. Личная и острая интонация авторского во всех смыслах высказывания задаётся, помимо прочего, присутствием на сцене самой неистовой Лидделл.

«Селфи-концерт» болгарского экспериментатора Иво Димчева — одна из самых «неформатных» работ в программе NET‘а. При этом радикально-деструктивного духа в ней вовсе нет — если, конечно, не считать «деструктивным» разрушение привычных отношений между зрителем и артистом. «Селфи-концерт», жанр которого обозначен как «интерактивный музыкальный перформанс», — это театральное исследование вечного в сиюминутном. Автор идеи, музыки и текста, а также единственный исполнитель «Селфи-концерта» Димчев задумал его как взаимодействие со зрителем — именно оно определяет хореографию и драматургию происходящего: если зрители не действуют, перформанс прекращается.

Британский мэтр Питер Брук — режиссёр, без которого невообразим мировой театр ХХ века, — вместе со своей постоянной помощницей последних лет Мари-Элен Этьен поставил в парижском театре «Буф дю Нор» спектакль «Why?». Эта работа, лаконичная, камерная и минималистичная, — возможно, самая близкая российскому зрителю, поскольку речь в ней идёт о судьбе Всеволода Мейерхольда. Создатели цитирует мейерхольдовское высказывание двадцатых годов («Театр — очень опасное оружие») и размышляют о том, как за обладание таким «оружием» порой приходится расплачиваться. Простую и страшную историю играют — или рассказывают — три актёра, пристально всматриваясь «вглубь души» и оглядываясь вокруг себя.

Петербург-специфик

Если выбирать одно название из всей NETовской программы — по принципу вроде «увидеть Париж и умереть», — то таким «Парижем», по мнению арт-директора фестиваля Марины Давыдовой, должны стать «Игрушки» датской команды SIGNA, которая создаёт, возможно, самый впечатляющий иммерсивный театр в мире. Многочасовые сайт-специфические перформансы SIGNA (продолжительность «Игрушек» по меркам команды невелика — четыре часа) — это до мельчайших подробностей продуманные миры, в которых зритель буквально вовлечён в происходящее и вступает с участниками-актёрами в непосредственный контакт (продолжительность спектакля, как объясняет SIGNA, даёт зрителю время на «акклиматизацию»). Благодаря NET‘у зрители впервые в России смогут получить опыт попадания в мир SIGNA, который команда специально сочинила для Петербурга. В качестве нетеатрального пространства выбран Завод слоистых пластиков, а сюжетом станет почти что парафраз крылатого выражения про Париж: состоятельная дама, дочь эмигрантки, возвращается умирать в Петербург, где хочет наверстать всё упущенное в жизни и покупает чужую молодость и свободу.

Питерская часть программы фестиваля NET — образец того, как взаимодействует театр с сегодняшней реальностью. Швейцарский режиссёр Мило Рау, к примеру, занимается реконструкцией и переосмыслением шокирующих событий, причём переосмысление это происходит с участием зрителей заново на каждом показе. Так, его «Репетиция. История(и) театра (I)», копродукция ряда европейских фестивалей и «Международного института политического убийства» (театральной компании Рау), — не рассказывает, а именно воссоздаёт историю недавнего чудовищного убийства. Используя приёмы документального театра, объединяя профессиональных актёров и непрофессиональных участников спектакля, Рау исследует природу жестокости и механизмы пробуждения в человеке постиндустриального города импульсов убийцы.

На два города

А вот любимец московской публики испанец Давид Эспиноза включает реальность в свои спектакли совсем иначе, чем Мило Рау. Он рассказывает универсальные истории средствами «театра предмета»: миниатюрные фигурки, которые отнюдь не предназначены для театральной сцены, а куплены режиссёром в магазине, на глазах зрителей создают целые миры. В аудиовизуальной «Всемирной истории», которая приедет на NET, находится место не только миниатюрным актёрам, но и видео с хореографией, а действие в целом предлагает не просто «пересмотреть» ключевые события мировой истории, но и переосмыслить их: как утверждает режиссёр, цель этого путешествия во времени — установить причинно-следственные связи и понять, почему сегодняшний мир таков, каков есть.

Финальным аккордом фестиваля NET станут декабрьские показы спектакля «Zauberland» Кэти Митчелл — премьеры этого года. Музыкально-драматическая работа одной из важнейших фигур мировой режиссуры — размышление о взаимосвязи прошлого и настоящего, романтизма XIX века и наших дней. Сюжет о снах беженки из Восточной Европы в исполнении сопрано (американской оперной певицы и лауреата «Грэмми» Джулии Баллок), фортепиано и четырёх актёров соединяет песенный цикл «Любовь поэта» Гейне и Шумана с новыми песнями, написанными композитором и недавним интендантом фестиваля в Экс-ан-Провансе Бернаром Фоккрулем на стихи Мартина Кримпа, одного из драматургов британской «новой волны», к которой принадлежат Сара Кейн и Марк Равенхилл. Участие в проекте Кримпа погружает спектакль в контекст англоязычной культуры, немаловажный для британского режиссёра Митчелл, которая ставила прежде и Кейн, и самого Кримпа.

Московские европейцы

Стоит отметить, что часть программы фестиваля — российская, но она достойна внимания не меньше, чем международная программа. Премьерные показы диптиха Бориса Юхананова «Пиноккио» на NET‘е — финальная стадия большой лабораторной работы, как это обычно и бывает в Электротеатре, причём — тоже в традициях Электротеатра — подготовительные стадии проходили не «за закрытыми дверями», а на зрителях. Вымышленный мир «Пиноккио» — не только попытка сотворить новый миф собственными силами создателей спектакля, как это уже было в «Сверлийцах», но и апология театра как такового.

Другой участник российской программы, молодой режиссёр Вася Березин, в новом спектакле «Августин. Исповедь» попробует отнестись к театру иначе, чем Юхананов. Как и для многих представителей нового театрального поколения в России, для Березина «мой рок-н-ролл — это не цель и даже не средство», а часть окружающей действительности, проявляющая её и преобразующая. «Августин…» — спектакль на латыни, спектакль о разговоре с собой и «в сторону Бога», и занята в нём любимая актриса и во многом соавтор Березина Роза Хайруллина.

Наконец, ещё одну отечественную работу покажут в кино — на экране московской «Звезды»: NET давно выходит за пределы театра во всех смыслах. Перформанс художника — а в данном случае и режиссёра — Кати Бочавар, хореографа Анны Абалихиной и композитора Петра Айду «R & J» сыграли лишь дважды — в ноябре 2013 года в пространстве ДК «Огнеупорщик» города Первоуральска. «R & J» — опыт исследования ритма: соединение пластики, актёрской декламации (Юлия Шимолина читала фрагменты из пастернаковского перевода «Ромео и Джульетты») и звуков шумовых машин, по которым Айду настоящий специалист. На киноэкране этот перформанс также никогда ранее не показывали.

Десять названий, составивших программу NET‘а этого года, представляют собой крайне занимательный «пазл»: ни один из спектаклей фестиваля не похож на другие, но все они — разные стороны того многогранника, который и называется Новым Европейским Театром (именно так расшифровывается аббревиатура NET). И если есть что-то объединяющее эту десятку на уровне смыслов и сверхзадач, то это исследование театром себя самого, своих границ, того, что он может предложить и миру в целом, и отдельному человеку.

Комментарии
Предыдущая статья
Умер Гия Канчели 02.10.2019
Следующая статья
Иван Комаров ставит пьесу Масловской с «Июльансамблем» и Эрой Зиганшиной 02.10.2019
материалы по теме
Блог
Ребро на столе: Анхелика Лидделл между Евой и Марией
Журнал ТЕАТР. о спектакле «Ребро на столе: Мать» испанской компании «laquinandi S.L.» на фестивале NET.
Новости
NET покажет спектакль Анхелики Лидделл онлайн
Во второй день фестивальных показов, 7 декабря, спектакль «Ребро на столе: Мать» можно будет увидеть в прямой трансляции на главной странице сайта NET’а.