Ника Пархомовская о «Трёх сёстрах» Саймона Стоуна

Честно говоря, я боялась. Боялась идти на спектакль, который так единодушно хвалили и который поставлен по пьесе, виденной мной бесконечные десятки раз. Боялась разочарования и скуки, но в итоге вообще не заметила, как пролетели два с половиной часа. Никогда в жизни я так не смеялась на Чехове, не рыдала в финале и не отбивала себе ладони во время стоячей овации. Что же такого делает с нами, своими актерами и «Тремя сестрами» Саймон Стоун, что это примиряет тех, кто обычно спорит друг с другом до пены у рта, расфренда и бана?

На самом деле все очень просто. Стоуну-человеку интересны люди, а Стоуну-режиссеру – театр (что вообще-то совершенно естественно, но все реже встречается в нашей действительности, где художникам – так же, как и всем остальным, неинтересны, кажется, даже они сами). Актеры рассказывают, что Стоун никогда не приходит с готовым текстом: он разговаривает с ними во время репетиций об их проблемах, отношении к выбранному материалу, жизни вообще, и из этих бесед рождаются его знаменитые инсценировки, больше похожие на оригинальные пьесы. Театр Стоуна, насколько можно судить по «Трем сестрам», это одновременно театр слова и дела. Да, там много (и осмысленно) говорят, но от этого не перестают дышать, двигаться, заниматься любовью, ссориться, готовить еду, причинять друг другу боль.

Ни Стоун, ни его актеры не притворяются. С одной стороны, они не имитируют жизнь, а действительно проживают ее здесь и сейчас, и видно, как их физическое время буквально в каждой секунде совпадает со зрительским. Они идут в туалет, раздеваются и едят тогда, когда им этого хочется, потому что в своих мизансценах Стоун «всего лишь» закрепляет обычные физиологические импульсы и бытовые детали, ничего не придумывая и не расставляя актеров по комнатам для красоты картинки. Именно благодаря этой сверхточной достоверности и рождается абсолютная правда реплик и действий, которую порой удается «схватить» кинокамере, но очень редко человеческому глазу.

При этом ни режиссер, ни актеры ни в коем случае не делают вид, что не знают о существовании зрителя и разыгрывают все это шоу исключительно для себя. Стоун – большой любитель возведения на сцене стеклянных домов с прозрачными окнами – с помощью художницы Лиззи Клачан на сей раз «построил» что-то вроде небольшой загородной дачи, жизнь в которой не герметична, а открыта: герои с легкостью покидают свою крепость, чтобы пожарить сосиски на гриле или забить косячок, и натуральный их запах, разносящийся по залу Театра им. Пушкина, не буду скрывать, сначала немного шокирует московскую публику.

Но потом к нему привыкают так же, как к разбросанным по всему прекрасному стоуновскому тексту геям, минетам и фейсбучным постам. Это не вызов публике и не дань моде, а всего-навсего констатация факта, дословное отражение реалий сегодняшнего дня, а не позапрошлого века, про который мы нынешние ничего на самом деле знать не знаем. Главное достоинство Стоуна — в его абсолютной, тотальной современности, в том, как он чувствует время и всех нас, как говорит о том, что болит и чешется именно сегодня. Он не переписывает Чехова, не переиначивает его, а делает понятным и актуальным, оставаясь верным не букве, но духу автора. И я готова пересматривать этих «Трех сестер» до бесконечности, потому что на самом деле базельские Маша, Ирина, Ольга, Андрей, Наташа, Саша, Тео, Николай, Роман – это я.

Комментарии
Предыдущая статья
Кирилл Вытоптов выпускает «фантастическую трагикомедию» по Гофману 03.05.2019
Следующая статья
Миша Лебедев выпускает спектакль по Шукшину в Самаре 03.05.2019
материалы по теме
Новости
Филипп Лось поставит спектакль по мотивам «Трех сестер»
12 сентября на малой сцене Русского театра Эстонии пройдет премьера спектакля «Дом Прозоровых. Сорок лет спустя» по мотивам Чехова. Автор идеи и режиссер — художественный руководитель Vene Teater Филипп Лось.