Восьмое заседание по делу «Седьмой студии»: обнаружены несоответствия в показаниях Нины Масляевой

На фото - Нина Масляева © Александр Щербак. С сайта svoboda.org

13 ноября в Мещанском суде завершился восьмой день слушаний по делу «Седьмой студии». Представив на прошлом заседании основной объем письменных доказательств, сегодня гособвинение приступило к допросу ключевого свидетеля обвинения — бывшего главного бухгалтера проекта Нины Масляевой, которая единственная заключила сделку со следствием, признала вину и дала показания на других фигурантов дела.

Напомним, что именно по этой причине следствие выделило ее дело в отдельное производство в особом порядке, без исследования доказательств. 11 апреля 2019 года Мещанский суд выявил в деле нарушения и вернул его в прокуратуру, Мосгорсуд признал возврат дела,но решение было оспорено в Верховном суде (ВС) России. ВС обязал президиум Мосгорсуда вновь рассмотреть апелляционное представление Генпрокуратуры. Заседание президиума Мосгорсуда по Масляевой назначено на 19 ноября.

Давая показания на первом процессе по делу «Седьмой студии» в Мещанском суде, Масляева рассказывала о том, что в «Седьмой студии» была «белая» и «черная», неофициальная, касса, что «по банку было обналичено 120 млн руб., через фирмы — 90 млн руб.». При этом о хищениях обналиченных средств Масляева напрямую не говорила. По ее словам, работа на «Платформе» велась, мероприятия проводились и осуществлялась продажа билетов.

Во время сегодняшнего заседания Масляева, якобы приглашенная в проект экс-гендиректором «Седьмой студии» Итиным специально для осуществления схем по обналичиванию денег, перечисленных по госконтракту, рассказала о том, что искала индивидуальных предпринимателей, составляла фиктивные отчеты и работала с фирмами-обнальщиками. При этом экс-главбух подтвердила суду, что обналиченные деньги были потрачены на спектакли, на зарплату, а определенная сумма была перечислена предпринимателю Синельникову, которая в наличных деньгах тоже была возвращена в кассу «Седьмой студии».

Цитируем коллег из «Коммерсанта»: «Мне говорилось, что все деньги идут на спектакль. Мое дело было снять деньги, принести деньги». Масляева рассказал, что сначала деньги она передавала Малобродскому, потом Войкиной. «Когда Малобродский ушел из «Седьмой студии», со мной про наличные он больше не общался. Со мной общалась Воронова»,— добавила Масляева. Главбух добавила всем руководителям рассылала платежки на обналичивание. Когда получала одобрение, отправляла деньги своим знакомым ИП. «Я с Серебренниковым по телефону не связывалась никогда. Я связывалась с Итиным, Малобродским. Через три дня обналичивались деньги, привозили их в офис “Седьмой студии”. Их оформляла Войкина по приходнику. В таблице Excel она вела отчетность»,— рассказывает Масляева.

На вопрос адвоката Повериновой о том, свидетелем каких именно хищений являлась Масляева, главбух ответила о работе с фирмами-обнальщиками и неправомерном получении зарплаты. Она обвинила фигурантов дела в том, что часть денег (какая именно, она не ответила) использовалась ими для личных нужд — так, однажды Серебренников попросил передать ему 300 тысяч рублей через Воронову. На уточняющие вопросы прокурора, защиты других фигурантов дела и судьи Масляева часто отвечала, что не помнит ни точных временных периодов, ни обстоятельств. В некоторых показаниях защитой подмечались несоответствия фактам.

После небольшого перерыва судья спросила у подсудимых, согласны ли они с показаниями Масляевой. Первым высказался экс-генпродюсер «Седьмой студии» Алексей Малобродский и обвинил Масляеву во лжи, заявил, что никакой встречи в театре «Модерн» в 2011 году у него не было. Режиссер Кирилл Серебренников сказал, что также не согласен с показаниями Масляевой. Насчет 300 тыс. руб., которые принесла ему Воронова, Серебренников говорит, что это была задолжность по зарплате за несколько месяцев. Софья Апфельбаум также не согласилась с показаниями. Она сказала, что ни по одному мероприятию «Платформы» стоимость не была занижена.

Экс-гендиректор «Седьмой студии» Юрий Итин сказал, что «категорически не согласен». «Инициатива исходила от нее самой. Она просила ее устроить куда-нибудь. Она ни кому не говорила о своей судимости. На мой вопрос о судимости, когда департамент культуры Москвы устраивал ее в театр у Никитских ворот, она также не сказала о своей судимости. Я никогда в жизни с Апфельбаум, Кириллом Семеновичем, Алексеем Аркадьевичем ни на одном корабле никогда не был. Я в целом не согласен с ее показаниями. Общее заключение о том, что она была приглашена как жертва, это ее личное мнение, я к нему отношусь соответствующе»,— пояснил Итин.

Затем адвокат Серебренникова Харитонов приступил к допросу и стал выяснять у Масляевой, как она оформляла финансовые отчеты, а именно, как она оформляла гостиницы для артистов, покупку декораций, как она оформляла рояль, но ничего пояснить свидетель не смогла. Также Харитонов расспросил Масляеву про компанию «Намастэ», которую она, по его словам, создала вместе с предпринимателем Педченко, потратив на это 2 млн рублей. Гендиректором компании стала сестра ее помощницы Филимоновой. Адвокат Карпинская допустила, что таким образом Масляева могла потратить обналиченные ею деньги, но судья сняла все эти вопросы.

Обнаружив, что в сегодняшних показаниях есть противоречия, прокурор заявил ходатайство об оглашении показаний Масляевой на следствии и на первом процессе. Защита и подсудимые выступили против ходатайства, потому что прокуроры не назвали, какие именно есть существенные противоречия. По приказанию судьи прокурор огласил показания, которые Масляева дала на следствии 24 июля 2017 года.

По словам Масляевой, на встрече в театре «Модерн» Итин говорил, что деньги будут обналичиваться: часть из них пойдет на «Платформу», а часть — на личные цели. На этой встрече, по словам Масляевой на следствии, были Серебренников, Итин и Малобродский. Из показаний Масляевой следует, что про схему с обналичиванием говорил и Серебренников. Далее, читает прокурор, Масляева рассказала следователям о кредите на «Седьмую студию» в банке БРР, поскольку, по словам Масляевой (а ей рассказала Воронова), государственного финансирования на «Платформу» не хватало.

Затем прокурор Резниченко продолжил читать показания Масляевой на следствии, теперь — от 19 сентября 2017 года: «Серебренников говорил, что наличные деньги легче похитить, поэтому их надо обналичить. Итин и Малобродский были согласны с Серебренниковым». Это высказывание вызвало в зале смех.

Судья после оглашения показания спросила Масляеву, чему верить: ее сегодняшним показаниями, что Малобродский не контролировал, или показаниям на следствии. Масляева сказала, что следует верить показаниями на следствии, поскольку тогда она помнила лучше.

Карпинская просит огласить самые первые показания Масляевой и судья удовлетворила ходатайство. Выяснилось, что в самых первых показаниях Масляева говорила, что Синельников, Иванова и Артемова были продюсерами на «Платформе», и утверждала, что банковской картой распоряжалась только она.

«Что можете пояснить по поводу данных показаний? Каким показаниями верить? Которые прокурор оглашал, которые сейчас давали, либо тем, которые давали в прошлом составе суда? Какие были точные? Очень много мелочей, они все разнятся. Мы просто хотим понять, где правда»,— спросила Масляеву судья, но и на это не получила внятного ответа.

Завтра заседание начнется в 11:30. Журнал ТЕАТР. продолжает следить за развитием событий.

Комментарии
Предыдущая статья
Иван Миневцев выпускает спектакль по пьесе Алексея Житковского 13.11.2019
Следующая статья
Александр Калягин выступил в поддержку Сергея Афанасьева 13.11.2019
материалы по теме
Новости
Серебренников и Хабенский стали героями новой книги Катерины Гордеевой
В «Редакции Елены Шубиной» вышла новая книга Катерины Гордеевой «Человек раздетый», составленная из 19 интервью.
Новости
Слушание по делу «Седьмой студии» вновь перенесли в связи с болезнью Малобродского
Сегодня, 12 декабря стало известно, что слушания по делу «Седьмой студии» отложат до 16 декабря по причине болезни одного из подсудимых — Алексея Малобродского.