Суд вынес обвинительный приговор директору БТК Александру Калинину

На фото - Александр Калинин / из архива БТК

Сегодня, 7 августа, Куйбышевский районный суд Петербурга огласил приговор по делу директора Большого театра кукол Александра Калинина. Калинин признан виновным в мошенничестве и приговорён к трём годам лишения свободы условно с испытательным сроком в один год.

Напомним, Александр Калинин был обвинён по ст. 159 ч. 3 и ст. 159 ч. 4 УК РФ — в совершении мошенничества группой лиц, с использованием служебного положения, в крупном и особо крупном размере. Суть обвинения заключается в том, что: по первому эпизоду — 01.11.2018 г. между СПБ ГБУК «Санкт-Петербургский Большой театр кукол» и ООО «Петербургское созвездие» был заключён Договор оказания услуг на осуществление комплекса мероприятий по обеспечению синхронного перевода театральных представлений, а также письменного (литературного) перевода информационной продукции в рамках проведения Пятого Международного Фестиваля «БТК-ФЕСТ»-2018 на общую стоимость 155 100 руб., однако фактически данные услуги оказаны не были; по второму: 11.12.2018 г. между СПБ ГБУК «Санкт-Петербургский Большой театр кукол» и той же компанией был заключён Договор поставки на изготовление материальной части (декораций, бутафории, реквизита, костюмов и кукол) к спектаклю «Зима, когда я вырос» на общую стоимость 2 191 530 руб. 51 коп., однако и данный договор фактически исполнен не был; все поступившие денежные средства, по мнению следствия, были похищены.

Генеральный директор ООО «Петербургское созвездие» Ольга Силаева — вторая фигурантка дела — также была признана судом виновной в мошенничестве и приговорена к такому же наказанию, как и Александр Калинин.

Развёрнутый комментарий по поводу сегодняшнего заседания журналу ТЕАТР. дал адвокат Александра Калинина Игорь Резонов: «Приговор вынесен. Но на сегодня мы о его содержании можем судить лишь из устной речи судьи. В документальном виде получим приговор не ранее будущей среды. Вопрос «нравится или не нравится» не может быть отнесён к обвинительному приговору суда либо уголовному наказанию. Я и мой доверитель, Калинин Александр Аркадьевич, будем оценивать его по получении в натуральном виде по принципу целесообразности либо нецелесообразности обжалования в апелляционном порядке. Если говорить о содержании приговора исходя из услышанного, то я обратил внимание на два основных момента.

Первое: Калинин осуждён по ч. 4 ст. 159 УК РФ за хищение денег театра в форме мошенничества в размере стоимости спектакля «Зима, когда я вырос». Мошенничество — разновидность хищения, понятие и основные признаки которого приведены в пункте 1 Примечания к статье 158 УК РФ: «совершённое с корыстной целью противоправное безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившее ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества». Одним из ключевых признаков является безвозмездность изъятия чужого имущества.

Понятие безвозмездности, по-моему, понятно даже детям. Помните мультик о Винни-Пухе? Сова разъяснила: «Безвозмездно — значит, даром». Суд вслед за следственным комитетом посчитал, что, получив деньги из бюджета театра за постановку названного спектакля, Калинин их просто безвозмездно присвоил и растратил. Но одновременно суд в приговоре признал правдивость и обоснованность иными доказательствами показаний Калинина о том, что он в силу несвоевременного бюджетного финансирования подготовил ещё в первой половине 2018 года к выпуску спектакль за свой личный счёт, а полученные за этот спектакль бюджетные средства, пришедшие в декабре 2018 года (за десять дней до премьеры), потратил на неофициальные новогодние премии подчинённых работников театра для подъёма творческого духа, а также на возврат долгов за реквизит к иным, уже вышедшим в 2018 году, спектаклям его изготовителям.

Аналогичным образом суд признал правдивость и обоснованность совокупностью иных доказательств показания Калинина об использовании им личных средств для создания комфорта иностранным участникам Международного театрального фестиваля «БТК-ФЕСТ»-2018 — на так называемые «представительские нужды», фуршеты — на сумму более чем 155 100 рублей. Однако одновременно суд признал хищением получение Калининым указанной суммы из бюджета театра спустя две недели после окончания фестиваля якобы на услуги по языковому переводу. Но где же здесь та самая безвозмездность? Разве спектакль вышел даром или «представительские расходы» не являются таковыми, если они оплачены из личного кармана директора театра? При этом сам театр изначально заявил, что не понимает, в чём причинён ему ущерб и от чего он потерпевший.

Александр Аркадьевич при этом признал себя виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 285.1 УК РФ, — в нецелевом использовании бюджетных средств, — и даже внёс денежные средства на казначейский счёт следственного комитета в целях возмещения возможно причинённого им вреда в размере 900 000 рублей. Эти деньги, кстати, до «потерпевшего» театра, скорее всего, не дойдут, будут обращены в доход государства. А вот изъятые у Калинина личные деньги ему, напротив, по приговору суда возвращаются в полном объёме. Суд, признав правдивость показаний Калинина, оценил их по-своему. На что, конечно, суд вполне имеет право — но только в рамках закона.

Второе: Калинин осуждён по ч. 4 ст. 159 УК РФ в рамках невозбуждённого дела. Отмотаем события назад — на апрель 2019 года. Александр Калинин был задержан, даже арестован и привлечён к уголовной ответственности за взятку, которой, как выяснилось, никогда и не было. Так вот: обязательное по закону процессуальное решение об отсутствии события взятки следствием не принято — просто следователь переквалифицировал действия Калинина на мошенничество, не возбуждая дело о мошенничестве. Так, знаете, можно возбудить дело по «хулиганке» в баре, а затем, выяснив, что такого события не было, осудить человека в рамках того же дела за изнасилование, убийство и терроризм (за что угодно — не отпускать же…). Обжаловать постановление о возбуждении уголовного дела можно прокурору и в суд, а вот постановление о привлечении в качестве обвиняемого процессуально бессмысленно — это уже вопрос о виновности-невиновности. Вместе с тем, решение об обжаловании либо необжаловании приговора должен принять мой доверитель Калинин Александр Аркадьевич, и это будет возможно лишь после получения копии приговора».

Решение о том, продолжит ли Александр Калинин занимать пост директора Большого театра кукол, должен принять петербургский Комитет по культуре, который заключал с Калининым соответствующий договор. На данный момент исполняющей обязанности директора является его заместительница Анжела Купец.

Напомним, 17 апреля 2019 года в БТК прошли обыски, а спустя два дня, 19 апреля, директору театра Александру Калинину было предъявлено обвинение в получении взятки в особо крупном размере. После переквалификации дела, которая произошла в июле, находившийся всё это время в СИЗО (несмотря на подтверждённое медицинскими документами тяжёлое состояние здоровья и многочисленные ходатайства) Калинин был отправлен под домашний арест. О реакции театральной общественности на произошедшее журнал ТЕАТР. рассказывал ранее. 4 декабря 2019 года следственным отделом по Центральному району ГСУ СК РФ по г. Санкт-Петербургу директору БТК Александру Калинину предъявлено в окончательной формулировке обвинение, а 5 декабря было объявлено об окончании расследования. Игорь Резонов давал журналу ТЕАТР. развёрнутый комментарий по этому поводу. 10 марта 2020 года Александр Калинин был отпущен под подписку о невыезде.

Комментарии
Предыдущая статья
Александринский театр анонсировал афишу «Другой сцены» 07.08.2020
Следующая статья
Татьяна Людмилина назначена директором новосибирского театра «Глобус» 07.08.2020
материалы по теме
Новости
В БТК репетируют пластический спектакль о нежности
Новый спектакль «Танго, упавшее в небо» (16+) главный режиссёр петербургского Большого театра кукол Руслан Кудашов ставит вместе с режиссёром-хореографом Ириной Ляховской. Премьера намечена на 10 декабря.
Архив журнала
«Митинг в театре»: между коллективным перформансом и политическим активизмом
Можно найти много общего между забастовками в театрах, сплавляющими театр и социальное действие, и формами партиципаторного искусства. Театр. считает, что и в том, и в другом случае коллективный перформанс выходит из сферы театральной репрезентации в социальную реальность, становясь средством ее изменения.