rus/eng

Национальные предрассудки: как хохол с москалем козла делили

Начав вспоминать самые нелепые предрассудки русских по поводу украинцев и украинцев по поводу русских, Театр. обнаружил целую россыпь словесных перлов в сборниках старых пословиц и сказках Александра Афанасьева.

Владимир Даль. Толковый словарь живого великорусского языка. СПб, 1863-1866

Об украинцах:

Хохол глупее вороны, а хитрее черта.

Хохол не соврет, да и правды не скажет.

И по воду хохол, и по мякину хохол!

Хохлацкий цеп на все стороны бьет.

Продали с хохла пояс за три деньги, а хохол ни по чем в придачу пошел.

Русак до читанья, хохол до спиванья.

О русских:

Русак умен, да задним умом.

В русском брюхе и золото сгниет.

Русская рубаха без цветных ластовок не живет.

Русский аппетит никогда не претит.

Русский крепок на трех сваях: авось, небось да как-нибудь.

О москалях:

От черта открестишься, от москаля и дубиной не отобьешься.

Он (вор — Театр.) так намоскалился, что из-под живого пятки режет.

Москаль ворона, а привязчивее черта.

Варил черт с москалем пиво, да и от солода отрекся.

Разное:

Крым не крив, Азов — не о ста шагов.

Кто в Одессе не бывал — тот пыли не видал…

И еще одна пословица, в которой нет ни москалей, ни хохлов, ни Крыма с Одессой, зато чувствуются исконные народные традиции: «Немец хоть и добрый человек, а все лучше повесить». Как говорят в фильме Мартина Макдонаха «Однажды в Ирландии»: «Расизм — это наша национальная черта, как же можно от него отказываться!»

Иван Снегирев. Русские в своих пословицах. Кн. 3. М., 1832. С. 173

У малороссиян ведутся между чернью поговорки о привязчивости и хитрости москалей.

Москаль не велик человек, да ба! то есть опасен.

Видя москаля полы срижь, да втикай, то есть, видя москвитянина, полу отрежь, да беги.

Мать спрашивает у дочери: Кто идет? Дочь: Черт. Мать: Добре, дочушка, абы не Москаль! <…>

У русских, напротив того, есть сатирические присловья и присказки о свойствах малороссиян:

— Москаль продал с хохла на ярмарке пояс за три деньги, а хохол в придачу пошел ни за калачь, ни за денежку.

— Цап (домашний козел — Театр.) ведет стадо баранов, как татарин хохлов в Крым.

Сказывают, будто, когда императрица Елизавета Петровна, увидев малороссиян, пришедших в Питер с волами, спросила их, что вы за люди, они гордо отвечали: «Мы бо не люди (то есть не рабы), а малороссияне».

У поляков называют русским подарком (ruski dar) такой, которого назад требует себе подаривший.

Пантелеймон Кулиш. Михаил Чарнышнко, или Малороссия восемьдесят лет назад. Киев, 1843

З москалем дружи, да камень за пазухой держи.

Коли черт да москаль що вкрали, то поминай, як звали.

Коли москаль каже сухо, то поднимайсь по ухо.

Александр Афанасьев. Народные русские сказки. Вып. 3. М., 18571.

«Чого се ты дома сидышъ, казала жинка мужикови, чому се ты не поведешъ вола в Москву? Там, кажут, хороши грóши дають за волив». — Олe! И то правда, спасиби, що нагадала. Ото и повив мужик вола в Москву продавать, и стрича ioго у Москви москаль и каз: «Здоров, хахол!» — Будте здоровы, москалю! — Што, брат, продаешь козла? — Якого козла? — Што ведешь за рога. — Да се вил! — Што ты, безмозглый хахол, дурачить штоль пришол? — Да Биг з вами, се вил! — Да Бог с тобою хахолъ, это козел, тебя ешшо поколотят, как будешь говорить, што это вол. — Отчалюйте, отчалюйте (отчаливайте), москалю, я бачу, що у вас не уси дома. — Погоди, отчалит хто-нибудь тебя!” Мужик повив вола дали, а москаль перевулками побиг да знóву іому на встричъ йде. «Здоров, хахолъ!» — каз москаль А мужик и не втелепав, шо то той самой москаль, шо перше здоровкався, да й каэ: «Здоровы булы!» — «Не продаешь ли козла?» Мужик глядыть на москаля да й дума: «Чи воны подурилы, си москали, що на вола кажуть козелъ!» — Ну, што вылупилъ глазища? тебя спрашивают, не продаешь ли козла? «Да якій се козел, се вил». — Где вол? «Да осе!» — Вот тебе, проклятый хахол, штоб не дурачил людей! И дзвизнув москал мужика по потылыци (по затылку), и пишовъ соби. «Оце лыхо!» дума мужик; уж сам соби, сердека, не вире. «Може, се манія (призрак, привидение) яка! Побачу, що буде дали, а той брошу — цуръ іому!» Повив вола дали, а москаль — шо то за хытрый бувъ! — побиг да надивъ вже мундёр, да й знов иде на встрич мужикови, шоб то, бач, зовсим з пантолыку збыты. «Эй ты, лоботряс! што заплатил за козла? Злякавсь (испугался) бидный мужик: «оце лыхо! дума сам соби, я й казав, що се манія яка, а не вил!» да уже зрадовавсь, що москаль озвався. «Цуръ іому, шоб я за собою манію водывъ!.. Я іого продаю» каэ москалю. — А што просишь? «Да дисять корбованьцивъ». — Што-о! ах ты, мужицкая твоя харя, да где же ты слышал, штобы за козла платили по десяти цалковых? «Да не серчайте бо, господын служивый, вы кажить, що даете». — Цалковой. «Накыньте хоть шо-нибудь!» Москаль баче, шо мужик зовсим здурив, ну торговаця, и выторговав вола за два корбованьця. Пишов мужик до дому; выйшóв у хату, кинув на пил батиг и шапку, став да й дывыця на жинку. «Ну шо, пытае iого жинка, продавъ вола? — Якого вола? „Да бурого, шо в Москву повив“. — Ге, вола! був вил, да зкозлятывсь!» (окозлился)

Собрано учителем Гайворонского уездного училища в Курской губернии г. Островским.

  1. В тексте максимально сохранено правописание оригинала. []

Комментарии: