rus/eng

На том стоим

Корреспондент Театра. – о премьере «Капитанской дочки» Олега Липовецкого в Ульяновском драматическом театре

Ульяновский драматический театр построен на месте дома, в подвале которого пытали Емельяна Пугачёва. Есть легенда, что весь октябрь месяц 1774 года, когда Пугачёв был прикован цепью к стене, его сообщники вели подкоп под дом. Город тогда назывался Симбирском. Пугачева спасти не удалось, но с тех пор подростки из года в год проникали в подвал и простукивали стены. Подросткам важно было убедиться, что Пугачёв — истинный народный вождь, за которым люди пошли до конца. Даже под землю. Пишут, что участвовал в поисках и Володя Ульянов.
В этом сезоне в Ульяновской драме появился спектакль о Пугачёве — думаю, работа Олега Липовецкого по пушкинской повести «Капитанская дочка» полюбилась бы симбирским гимназистам. В ней на историческом фоне разворачивается захватывающая любовная история: двое молодых людей совершают главные поступки в своей жизни из любви. Маша в исполнении Марии Прыскиной — цельное, но хрупкое, нуждающееся в защите существо. Большое дитё Гринёв (Алексей Гущин) из любви к Маше совершает подвиги благородства и верности. Умный и опасный Швабрин (Максим Копылов) из безответной любви к ней совершает подлости. Пугачёвым в исполнении Марка Щербакова можно только восхищаться. Харизматичный, цельный человек Пугачев не сам рвется к власти, но выбирается народом в вожаки. Кровь он проливает не по злобе, а потому что война: надо так надо. Кто бы не согласился с трактовкой Пугачева, так это вождь пролетариата, которым стал Володя Ульянов. Старая власть и власть народная уравнены в спектакле между собой. В финале Екатерина и Пугачёв, самодержец и самозванец, произносят зеркальные речи: Екатерина клянется верности России, ради которой будет хранить устои, Пугачев клянется в верности России, ради которой дерзал изменить ход вещей. Для режиссера Олега Липовецкого и самодержец, и самозванец, и всякая другая власть — монополия на насилие, какие бы цели она перед собой не ставила. Ленин признавал, что «любое государство есть угнетение. Рабочие должны бороться даже против советского государства». Но у любой борьбы должна быть такая цель, которая стоит крови. Режиссер Липовецкий, скажем так, лишил пугачёвский бунт цели. У него Пугачёв перед смертью кается.
Спектакль Липовецкого — история в процессе, а главный герой — народ. Он выводит на сцену пушкинских персонажей, то есть народ, и предлагает им действовать согласно обстоятельствам. Бунтовщики выбирают предводителя, на которого ляжет ответственность за кровь, он — делает кровавое дело, раз выпала такая судьба, комендант — защищает свою безнадежную крепость, перебежчики — спасают свою жизнь. Сердце спектакля — Виктор Чукин в роли Савельича: пылкий дядька Гринёва всегда на защите дитяти и имущества. На корифеев ульяновской труппы приходятся по две роли — Владимир Кустарников играет старшего Гринёва и капитана Миронова, Елена Шубёнкина — разом и мать Гринёва, и комендантшу, которая принимает смерть от бунтовщиков с таким достоинством, что впечатляет не только публику, но самого Пугачева.
Главный герой народ действует буквально — физически. С этой целью московский сценограф Яша Каждан установил в центре сцены пирамидальную конструкцию. Она населена персонажами и медленно проврачивается вокруг оси, олицетворяя плохо приспособленную к жизни страну, безучастный ход времени, пирамиду власти, которую персонажи занимают согласно притязаниям, всё разом.
Тот же Каждан придумал костюмы, слегка стилизующие кафтаны и тулупы, но более естественные на сегодняшней улице. Александр Улаев написал инструментальную музыку к спектаклю, инкрустировав ее народным мелосом. Молодой хореограф Ольга Васильева положила на эту музыку движения масс в патетические моменты. Московский художник по свету (да что там — маг) Тарас Михалевский придал перемещениям человеческих масс скульптурную форму.
Словом, режиссер Липовецкий собрал вокруг себя талантливых художников. Кто такой сам Липовецкий? Известная личность у себя в родном Петрозаводске — на его премьеры в Киров или Ульяновск съезжается цвет карельской интеллигенции. В стране его знают как популяризатора современной драматургии и устроителя конкурса «Ремарка». Место современной пьесы в России — малая сцена, там Липовецкий и провел годы. Наконец, классика открыла ему дорогу на большую сцену. Ему сорок четыре. И ему есть дело до публики. Его спектакли — диалог с публикой той или иной интенсивности. Перед «Капитанской дочкой» он поставил в Ульяновской драме рок-н-рольную «Кабалу святош», где подсадил в зал «цензора». Тот обсуждал происходящее прямо в зрительской гуще, и ряд зрителей поддерживал его, другие его осуждали.
В «Капитанской дочке» Липовецкий строит массовые сцены с захлестом на авансцену, запуская в публике ощущение сопричастности. Вольно или невольно, спектакль цитирует «Царя Эдипа» в постановке Макса Рейнхардта — та же конструкция вместо декорации, та же толпа, тот же правитель, одержимый виной. Рейнхардт создавал театр для масс, поэтому выбрал для показа популярный у простой публики Цирк Шумана и расположил зрителя вокруг конструкции — так, что зритель сливался с огромной массовкой. Александр Моисси в роли Эдипа медленно поднимался по конструкции вверх — то есть возвышался познанием, жертвой и страданием. Когда он добирался до вершины и ослеплял себя, массовка и зрители в едином порыве вздымали к нему руки. У Липовецкого есть похожая мизансцена.
Но при схожей увлеченностью театром на стыке с жизнью, у этих режиссеров разные задачи. У Рейнхардта — задача объединить публику в едином чувстве. Липовецкий, напротив, публику разъединяет. И предлагает каждому отдельному человеку выбор — с кем идентифицировать себя. В конце концов, какую роль сыграть, случись русский бунт сегодня.

Галина Ширшина, политик, общественный деятель, мэр города Петрозаводска в 2013-2015 годах:
«Во мне отозвалось то, как народ в спектакле выбирает себе лидера. Пугачева в спектакле выдвигают его соратники — то же самое произошло со мной в 2013 году, когда во время выборов мэра Петрозаводска я вынуждена была согласиться, чтобы моя партия („Яблоко“) выдвинула мою кандидатуру. Я выиграла эти выборы.
Теория лидерства говорит, что человек может оказаться лидером, если он наделен определенными личностными чертами и складывается определенная ситуация. На тебя вдруг указывает перст людской. Позже те же люди, которые указали на тебя, передали тебе ответственность и возложили всю тяжесть, первыми откажутся от тебя, если изменится ситуация. Пугачев в конце спектакля кается — значит, за ним не стояло идеи. Судя по спектаклю Липовецкого, Пугачев типичный ситуационный лидер. Мне нравится в спектакле, что показан народ в разных его проявлениях — как он видит власть, как реагирует на ее заявления, как он меняется. Народ в спектакле прекрасен в своем разнообразии. Народ это и Савельич, и каторжники беглые, и Пугачев, и перебежчики, и Маша, и все остальные — народ. Спектакль заставляет размышлять и выбирать — кем бы ты был тогда и кто ты в сегодняшней жизни».

Комментарии: