Молодые нерассерженные: курс Руслана Кудашова показал себя

©Андрей Сухинин. "Один в океане"

В Санкт-Петербурге закончился фестиваль БТК. Generation. Сто молодых режиссеров, актеров, художников и продюсеров впервые объединились на базе Большого театра кукол в Петербурге, чтобы создать совместные проекты.

Большой театр кукол — место силы на карте театрального Петербурга. Здесь не только кипит безостановочный процесс по выпуску спектаклей, но и постоянно происходит что-то помимо… То Международный фестиваль актуальных кукол БТК-фест, то лаборатория кукольного театра для молодых режиссеров БТК-Лаб, то фестиваль детских спектаклей по современным книгам «Маленький сложный человек». Куратор, вдохновитель и душа всего этого «движа» – неутомимая и неистощимая на идеи Наталия Сергеевская, начальник отдела развития театра. На этот раз вместе с художественным руководителем Русланом Кудашовым они придумали новый фестиваль — БТК.Generation, какого еще нигде, кажется, не было.

Как ни странно, обычно в театральных вузах будущие режиссеры, художники, артисты и продюсеры существуют в непересекающихся вселенных, редко встречаются и работают вместе. Хотя сегодня нетворкинг, построение профессиональных связей – важнейшая часть любого процесса. У нас же никто друг друга толком не знает, студенты-художники не представляют себе, как работают режиссеры, а деятельность продюсеров для большинства вообще остается тайной. Молодые режиссеры, в свою очередь, не знают, куда пойти со своим дипломом, как презентовать себя и где получить работу. Облегчить первые шаги в профессии, дать молодым театральным деятелям первый настоящий опыт и попросту перезнакомить их между собой и призван новый фестиваль БТК.

В нем помимо режиссеров с выпускного курса Кудашова в РГИСИ приняли участие артисты, художники и продюсеры, набранные по открытому кастингу – всего 100 человек. Они объединились в команды и работали над своими проектами и фестивалем в целом, выпустив 17 почти готовых спектаклей. Продюсеры параллельно проходили практику у Наталии Сергеевской – учились писать заявки на гранты, находить спонсоров, добывать костюмы и реквизит для спектаклей. Никто не будет спорить, что такой живой опыт гораздо ценнее, чем условные бумажные проекты, которые они делают в институтах.
БТК пригласил на этот смотр директоров из разных театров России – потенциальных работодателей, а также критиков, беспристрастно и порой жестко обсуждавших каждый спектакль – к такому взгляду со стороны молодым режиссерам тоже нужно привыкать.

Показы проводились в фойе, на малой и большой сцене, и даже под сценой, куда поместил публику режиссер Владислав Тутак. В спектакле «Родькин чердак» – вольной инсценировке «Преступления и наказания» – зрители должны были почувствовать себя на этом чердаке, или скорее в подвале, клаустрофобическом тесном пространстве, а все действие с огромными куклами разворачивалось над нашими головами. Главной темой спектакля был страх – и мы постигали его не умозрительно, через слова и образы Достоевского, а натурально, почти физически, всеми органами чувств. В общем, это был практически site-specific, где главным оказывается место действия. Все остальные были гораздо осторожнее в работе с пространством и перформативных практик не касались. Лишь однажды Алексей Егоров в спектакле «Звездные дневники Ийона Тихого» по Станиславу Лему решился нарушить фронтальное расположение зрителей и сцены и использовал все пространство фойе.


Удивил и выбранный студентами материал – это в основном была классика: Лорка и Ануй, Борхес и Беккет, Леонид Андреев и Сухово-Кобылин, Пушкин и Эдвард Лир. Из современной литературы можно отметить только «Сюзанну» норвежского драматурга Юна Фоссе, которого наш театр начал открывать совсем недавно. А также гораздо более популярного у нас Павла Санаева с его хитом «Похороните меня за плинтусом», который успешно шагает по российским сценам. Но если с «Сюзанной», где жена Ибсена в трех возрастах-ипостасях вспоминает свою жизнь и умершего мужа, Ирине Криворуковой справиться не очень удалось, то инсценировка Романа Бокланова по роману Санаева вышла очень ясной и цельной.

В этом моноспектакле главный герой в исполнении Максима Морозова вспоминает о своем детстве, доставая из большой коробки предметы-символы: властная бабушка – угрожающе большая матрешка, рядом с которой сам мальчик – оловянный солдатик, смотрится крошечным и беззащитным, мама, далекая и несбыточная – хрупкий изящный пузырек от духов, а отстраненный дедушка – кассетный магнитофон, который он все время слушал. Но основная нагрузка ложится все же на артиста: он умудряется показать боль и внутреннюю правду каждого героя, даже монструозной бабушки, которая по-своему любит внука и жить без него не может. При этом в постановке есть и юмор, и драма, она четко выстроена и сбалансирована по ритму – готовый репертуарный спектакль.

Детских спектаклей оказалось всего два, так как в прошлом году ребята уже ставили сказки на лаборатории БТК. «Сказка о мертвой царевне» Елизаветы Гордеевой нежиданно перекликалась со «Снежной королевой» – и волшебным, холодным пространством, и фигурой рассказчика – явно тролля с куском разбитого зеркала, из-за которого в обеих сказках и возникает весь сыр-бор. А камерный и тихий «Донг с фонарем на носу» Алены Волковой запомнился тонкой работой с фактурами – деревом, стеклом и водой, которые буквально заворожили маленьких зрителей.

С Беккетом и Борхесом сложнее – вещи серьезные, философские, не всегда поддающиеся переложению на театральный язык, тем более – язык театра кукол и визуального, фигуративного театра. Хотя, как и в спектаклях самого Руслана Кудашова, куклы и предметы здесь не являются обязательной частью постановок. Как и их мастер, студенты тяготеют к синтетическому театру, где много живого плана, а куклы – лишь одно из выразительных средств. Но в стремлении высказаться на глобальные темы они часто теряют нити сюжета, так что спектакли превращаются в набор красивых, но малопонятных метафор. Любопытно, что на обсуждении молодые режиссеры говорили, что им уже надоела в театре ирония, надоели интерпретации и вездесущие мультимедиа, зато неожиданно интересны 70-е и рассказывание историй «как они написаны».


Как ни удивительно, практически никто на курсе не говорит о том, что происходит за окном, хотя как раз в разгар фестиваля в Петербурге случился самый массовый за всю его новейшую историю митинг. Даже в таких актуальных сегодня вещах как «Смерть Тарелкина» или «Рассказ о семи повешенных» они предпочитают говорить о карательной системе и насилии вообще, не опускаясь до злобы дня. Лишь в спектакле Лидии Клириковой «Выше ноги от земли» про Жанну Д’Арк неожиданно всплывает социальная сатира в виде толстого депутата, открывающего памятник спасительнице отечества (правда, французского, но какая разница). И что показательно, тот же актер играет инквизитора, отправляющего Жанну на костер. Но в целом спектакль посвящен не энергии протеста и смелости пойти против целого мира, а скорее желанию героини быть верной себе, своему предназначению. В общем, самоопределение волнует молодых режиссеров больше, чем гражданские вопросы, и фокус их внимания направлен больше внутрь себя, чем вовне.

На фестивале было две работы по документальному материалу: «Уроды» Максима Морозова основаны на реальной истории о дружбе бича и собаки, описанной Еленой Кучеренко на портале Лепра, а «Один в океане» – на автобиографической книге океанолога Славы Курилова, который в 70-е годы сбежал из СССР, прыгнув с борта круизного лайнера и проплыв сто километров за три дня. Но показательно, что оба спектакля решены скорее как обобщенные притчи, а не реальные случаи. Хотя в постановке Морозова чувствуются приметы и язык 90-х: беспросветный мрак «непросыхающей» деревни, где всякое нежное чувство обречено быть растоптанным. Режиссер интересно работает с фактурой и создает целый мир из грубых деревянных ящиков и стеклянных бутылок. Особенно выразительными получились куклы родителей-алкоголиков с бутылочными телами или кукла местного бандита, вся ощетинившаяся острыми ножами.

Постановка Стефании Гараевой-Жученко «Один в океане» единственная на фестивале решена в жанре пластического театра (хореограф Алина Михайлова). Но речь в ней идет не о конкретном побеге из СССР, а об абстрактном бегстве человека из унифицированного мегаполиса, мира серых костюмов и пластиковых масок, в свободный, но опасный мир природы. Тут были и видеопроекции, и впечатляющие морские объекты из полиэтилена, и куклы разных масштабов. Но самое интересное возникало, когда на сцену выходила актриса Регина Хабибуллина со своей лирической женской историей – в ожидании мужа ее героиня любовно «разговаривала» с его пиджаком, и это было необыкновенно нежно и трогательно.

У зрителей спектакль имел успех и по итогам фестиваля был принят Русланом Кудашовым в репертуар театра вместе с еще семью эскизами, которые скоро превратятся в полноценные премьеры. А директора театров начали переговоры с режиссерами о постановке дипломных спектаклей в их городах. Так что уже сейчас можно сказать, что все было не зря – участники фестиваля приобрели колоссальный опыт и хороший задел на будущее в виде готового портфолио, новых знакомств и перспектив. И такую традицию, пожалуй, стоит завести в каждом театральном вузе: создавать горизонтальные связи и общую театральную среду, которая стала бы инкубатором для новых творческих проектов.

Комментарии
Предыдущая статья
«Первая читка» сформировала расписание 01.02.2021
Следующая статья
В МЕТ появился директор по вопросам разнообразия 01.02.2021
материалы по теме
Новости
В Петербурге пройдет фестиваль-лаборатория нового кукольного театра
С 19 по 24 января 2021 года на четырёх площадках Большого театра кукол пройдёт фестиваль-лаборатория «БТК. Generation».
Новости
Рождественскую сказку расскажут в Петербурге на языке кукол
25 декабря в Большом театре кукол в Петербурге пройдет премьера спектакля «Синяя птица» в постановке Руслана Кудашова.