rus/eng

Место на карте Эстонии

Юрий Муравиций поставил спектакль по актуальной польской пьесе Павла Демирского. Корреспондент ТЕАТРА. побывал в Нарве, на спектакле «Не удивляйся, когда придут поджигать твой дом».

В Нарве, на улице, ведущей к пропускному пункту через границу Эстония – Россия, на территории завода “Балтиец”, в конце 2018 года открылась новая театральная площадка – новое “подразделение” таллинской Vaba Laba.
Программа площадки формируется арт-директором основной Vaba Laba (на ближайшие два года этот приглашенный эксперт – литовский драматург и режиссер Марюс Ивашкявичюс). Учитывая особенности города Нарвы – приграничного, с большинством количеством русскоговорящих жителей, тесными связями с Россией и Ивангородом – театру необходимо постепенно собирать аудиторию, работать с разными зрителями. Поэтому руководство новой площадки запускает и собственные проекты, активно сотрудничая с Русским драматически театром Эстонии: это и гастроли спектаклей репертуара Vene teater, и новые постановки, созданные как копродукция.

Именно таким образом и был поставлен спектакль “Не удивляйся, когда придут поджигать твой дом” — как копродукция с Русским театром. Спектакль придуман авторами так, чтобы его можно было играть и на малой сцене в Таллине, и на площадке Vaba Laba в Нарве. Премьера прошла в Нарве 18 и 19 января 2019 года, и, честно говоря, лучшего места для реализации этого текста трудно придумать.
Юрий Муравицкий поставил спектакль по актуальной пьесе Павла Демирского, переведенной и опубликованной несколько лет назад издательством НЛО в серии антологии современной драматургии. Текст сложный, почти публицистический, нескрываемо социальный и с явными антикапиталистическими настроениями. Надо признать, что режиссер взял на себя сложнейшую задачу. Хотя, учитывая опыт успеха проекта Муравицкого «Pussy Riot: Riot Days», выигравшего прошлым летом призы Эдинбургского фестиваля Fringe, можно было предположить, что и здесь режиссер найдет решение.

Так и случилось. Для звукового сопровождения был выбран музыкальный ритм техно, этот «техно» адаптировали как смысловую тему для всей пьесы, в итоге получился яркий и жесткий спектакль, привлекающий ту аудиторию, о которой мечтает любой театр: зрителей, свободных от условностей и “установленных театральных правил”.
“Техно” в данном случае – это и костюмы (художник придумал для каждого героя свой комбинезон, такую техно-версию промышленной одежды, при этом сделав каждый комбез индивидуальным), это и танц-пол, подмигивающий белыми квадратами, и верхняя световая конструкция, напоминающая цветомузыку дискотек 80х (оформление – арт-группа «RedHaus»). А если учесть, что речь в пьесе о провинциальном польском городе, то вполне возможно, что те же конструкции до сих пор радуют нынешнее поколение поляков в рабочих клубах. Однако цвета в декорациях почти нет –работает черный и белый. Лишь рабочая одежда некоторых героев отдает кислотными оттенками.

“Техно” заметно и в отстраненной манере подачи текста, когда герои переговариваются или читают монологи как танцующие на дискотеке. Текст произносится в ритме музыки. При этом герои обезличены, это просто персонажи пьесы — “Она”, “Сестра”, “Управляющий”, “Уборщик”. Как будто бы люди – элементы в технологической цепочке, где движение задано раз и навсегда, где у каждого своя цель, и путь.
В середине спектакля начинается дефиле с выходом каждого на подиум, в центр танцевального квадрата – тут и произносятся личные тексты, краткое CV каждого героя, завершающееся танцевальным соло. Так, словно каждой частице наконец дали право сформироваться и двигаться дальше. В этот момент зрительный зал жалеет, что должен чинно сидеть в креслах и не может присоединиться к танцу.
Так что абсолютно верным кажется решение режиссера продлить “техно” за рамки спектакля – вынести его в зрительскую часть театра в день второго премьерного показа, устроив после рейв-вечеринку с участием приглашенных диджеев.

Музыка (за нее отвечает Владимир Джумков) в этом спектакле – постоянная величина. Очень трудно усидеть на протяжении полутора часов под волнами то нарастающего, то стихающего ритма. В начале спектакля ты пытаешься разобраться в условиях этой игры, поймать волну, где серферы-актеры складывают сюжет из рассыпающихся, как паззлы, отдельных текстов. Потом музыка втягивает, как рабочий шум конвейера на производстве, ее несбивающийся ритм накладывается на трагедию гибели «винтика» в некой машине. Но этот винтик оказывается чей-то самой большой в мире любовью. В этот момент музыка становится слишком назойливой, ее диссонанс с происходящим и произносимым на сцене кажется невыносимым. А потом ритм вновь уводит тебя в равнодушие, в следующий день, в возможное, но маловероятное будущее.

То, что Vaba Laba / Narva рискнула открыть свой первый сезон таким спектаклем – почти манифестом, это уже победа. Ведь в небольших городах театр и должен быть в первую очередь связан с теми, кто живет и работает рядом, говорить с ними об их ежедневных проблемах – это верный и осознанный выбор театра, думающего о среде, в которой он существует. Но на практике таких театров мало. Так что способность Муравицкого преобразовать социальный манифест в художественный, дать артистам возможность попробовать себя в новых качествах, доказать состоятельность нового взгляда на визуальное решение, свет, музыку, костюмы, как и то, что само действие точно соотносится с местом театра в городе и на карте Эстонии, не может не восхищать. Остается пожелать Vaba Laba / Narva найти своих зрителей, открывать новые пути, работать долго и успешно.

Комментарии: