Марина Шимадина об аномалиях театра «Человек»

На фото - сцена из спектакля "Аномальная Лиза" @ пресс-служба театра "Человек"

У театра «Человек», пожалуй, самый нетривиальный репертуар в московской афише. Тут нет ни одного расхожего, навязшего в зубах названия. Тут играют Пинтера, Шпаликова, Макса Фриша, Елену Исаеву, а если и ставят «Гамлета», то не Шекспира, а Сумарокова. Вот и последняя премьера театра, «Аномальная Лиза» худрука Скворцова, – это переложение мультфильма Чарли Кауфмана про редкое психическое нарушение. Каково, а?! В Москве есть только один подобный спектакль – «Человек, который принял жену за шляпу» в Театре Маяковского, поставленный Никитой Кобелевым по книге британского невролога Оливера Сакса. Там рассказывают о самых причудливых патологиях человеческой психики и рассуждают о том, что такое вообще норма, а что есть отклонения от неё.

В «Аномализе» Чарли Кауфмана тоже исследуется редкий баг в работе мозга — прозопагнозия, то есть неспособность различать лица людей. Этой болезнью, оказывается, поражено 2% населения земного шара, в том числе знаменитый Брэд Питт. А герой Кауфмана вдобавок ещё и страдает фоноагнозией, то есть не может различать голоса. И все люди для него выглядят и звучат одинаково – ну, примерно как тысяча Джонов Малковичей в знаменитом фильме, прославившем Кауфмана как сценариста. Но в «Аномализе», где Кауфман выступил уже режиссёром, он предпочел не размножать актеров на компьютере, а просто нарисовать кукол с одинаковыми лицами манекенов.

Сделать такое в театре практически невозможно. Но режиссёр Скворцов придумал остроумный ход. У него все второстепенные роли, в том числе и женские, исполняет один актёр – Феликс Мурзабеков. Он виртуозно меняет маски и парики, представая то скучной женой героя, то его истеричной «бывшей», то капризным сынишкой, то назойливым портье в отеле или ушлым официантом. Порой ему на помощь приходят двойники на видео, и тогда сцену и экран заполняют сплошные клоны, как в дурном бэд-трипе. Но главный герой – популярный коуч Майкл Стоун, которого играет Анатолий Кот, уже привык к такому курьезному, на первый взгляд, порядку вещей и отчаянно скучает. И первые 30 минут мы скучаем вместе с ним: режиссёр очень дотошно показывает, как герой заселяется в отель, поднимается на лифте, заказывает обед, листает каналы телевизора… Эти рутинные монотонные действия, даже разговор по телефону с семьей, даже встреча с бывшей возлюбленной, лишены эмоциональности, стёрты, будто герой находится под толстым слоем воды и до него почти не долетают сигналы из внешнего мира.

Пока не появляется она. Вернее, её голос. Единственный голос, который отличается от других. И единственное лицо, которое выглядит иначе – не как все, в самом буквальном смысле. И пусть его уродует огромное родимое пятно, для Майкла Стоуна оно прекрасно. А её голос звучит для него, как музыка, даже если она болтает полную чепуху. Ту самую «аномальную Лизу», единственную женщину, которую герой способен отличить от других, в спектакле играет Ирина Максимкина – действительно, уникальная, «аномальная» актриса, каких больше нет. Бывшая прима пермского Театра-Театра, лауреатка «Золотой Маски» и других всевозможных премий, она переехала в Москву, и теперь увидеть её можно только здесь, в крошечном подвале «Человека». И куда только смотрят режиссёры? Маленькая и хрупкая, вечная «инженю», несмотря на возраст и троих детей, но сильная и стойкая, как оловянный солдатик. Когда она появляется, на сцене словно зажигается свет. И только с её приходом мы понимаем, какой пустой и бесцветной была жизнь героя до этого. Анатолий Кот тоже волшебно преображается: из усталого, печального «человека в футляре» он превращается в мальчишку, ещё способного шутить, смеяться, робеть и делать глупости.

Собственно, так ведут себя все влюблённые. По большому счету прозопагнозия тут просто метафора серой и скучной человеческой жизни без любви. И получается, что любовь – тот самый пятый элемент, что делает из «имярека», одного из миллиона, личность – от слова «лицо», уникальную индивидуальность. Другое дело, что это опьянение чувством недолговечно, эйфория быстро проходит, а любимый, неповторимый голос снова сливается с общим хором. И человек снова обречён на вечное одиночестве в толпе, и остаётся лишь надеяться, что судьба подарит ему ещё один шанс.

Комментарии
Предыдущая статья
Борис Эйфман репетирует балет по «Чайке» Чехова 27.01.2022
Следующая статья
Дирекция Театра Ленсовета отрицает факт уничтожения декорации «Пиковой дамы» 27.01.2022
материалы по теме
Новости
LOFT-2022 покажет спектакли Погребничко и Скворцова
C 18 по 24 апреля в Театре на Васильевском пройдёт III Театральный фестиваль LOFT. В его программе — спектакли столичных и региональных театров.
Новости
В ГЭС-2 пройдёт «Шествие исполнителей желаний»
25 декабря в доме культуры ГЭС-2 пройдёт новогодний музыкальный перформанс «Шествие исполнителей желаний» с участием профессиональных актёров с синдромом Дауна.