rus/eng

Любимый город

Фото: diagilevfest.perm.ru

В этом году Дягилевский фестиваль в Перми поразил масштабом и точностью формулировок. Здесь прекрасным концертом отпраздновали столетие Бенджамина Бриттена, поговорили о советском наиве, почтили память Рави Шанкара, играли Шуберта, Прокофьева и Равеля. Но лично для меня самым главным событием фестиваля стал сольный концерт пианиста Алексея Любимова – одного из главных русских артистов знакового немецкого лейбла ECM, соратника Джона Кейджа. Его почерк всегда усиливает каждый акцент исполняемого произведения – от Моцарта и Баха до Шнитке и Галины Уствольской.

Фото: diagilevfest.perm.ru

Местом проведения действа стал Органный зал Пермской филармонии. Любимов вышел на сцену в сопровождении трех музыкантов – скрипачки Елены Ревич, виолончелиста Игоря Бобовича и ударника Николая Дульского из оркестра MusicAeterna. Концерт открывала пьеса Александра Рабиновича-Бараковского «Рассказ о странствии». Это произведение, созданное по мотивам притчи о блудном сыне, русский композитор, эмигрировавший в семидесятых в Швейцарию, посвятил именно Любимову. Пианист сыграл пьесу с интеллигентным достоинством – легко и стремительно, в считанные минуты сумев приковать внимание публики.

Вторым пунктом концерта стало исполнение четырех экспромтов Франца Шуберта. Музыканты ушли, Любимов в одиночестве склонился над роялем. Публика воодушевленно встретила первый экспромт. Возможно, свою роль сыграла известность композитора, но важно другое: музыкант сумел идеально передать щемящий драматизм произведений, не позволяя своей игре быть излишне сентиментальной. Любимов действовал точно и строго, контролируя все эмоциональные перепады. Исполнительскую любовь очень сложно передать в рамках дисциплины и практически документальной аскетичности; на это способны лишь единицы. Алексей Любимов – именно такой музыкант.

Во время антракта пианист достал две маленьких металлических коробочки из-под чая Twinings – именно в них Любимов хранит приспособления для препарирования инструмента. Рояль музыкант подготавливал собственноручно – долго, осторожно и с хирургической точностью. Фотографы оказались на сцене и стремились запечатлеть этот, по сути, ритуальный процесс максимально подробно. Все говорило о том, что через несколько минут зазвучит Кейдж.

Любимов, как и другой близкий ему по духу исполнитель произведений Джона Кейджа Херберт Хенк, всегда тяготел к раннему творчеству композитора. Для пермского концерта он символично выбрал сюиту «The Perlious Night» – первую по-настоящему большую работу Кейджа для препарированного пианино, написанную в 1944-м году. Для публики эта часть выступления, возможно, была самой тяжелой и требовательной в плане восприятия. Любимов играл сюиту громко, отрывисто и ритмично. Понимая, что «The Perlious Night» – далеко не самая известная работа Кейджа (здесь много пустот и все подчинено неочевидному сложному ритму), Любимов старался сделать ее более доступной и по-человечески понятной.

Короткий перерыв. Любимов несколько раз играет хроматические гаммы, перенастраивая рояль и освобождая струны после препарирования. На сцену снова выходят музыканты. Их пятеро, в руках у них инструменты – скрипки, альт, виолончель и контрабас. Пианист подходит к микрофону и рассказывает о своем отношении к секстету Павла Карманова «Любимый ненавидимый город». Стартует заключительная часть концерта. Сам Карманов еще в начале концерта установил на сцене диктофон, чтобы записать исполнение.

Произведение «Любимый ненавидимый город» посвящено Москве. Композитор сумел передать эмоциональный фон мегаполиса, в котором живет, – его меланхоличность, будничную тяжесть, чистую романтику. Алексей Любимов и участники MusicAeterna подошли к этому сложному материалу храбро и решительно. Временами произведение кажется беспокойным и нервным, иногда – предельно романтичным. Любовь к Москве выражена прежде всего в звуке мягких и успокаивающих струнных, которые одновременно символизируют восторг, созерцание или даже торжественное смирение. Пианист, время от времени дирижирующий свободной рукой, не просто играл – он управлял произведением, озвучивая и усиливая каждую первоначальную идею композитора. Любимов строг. Он не концентрирует внимание на своей игре, позволяя инструменталистам выходить на первый план. Это высшая степень уважения к музыке. Чтобы отдать должное таланту создателя, пианист вывел на сцену композитора, оказавшись на какое-то время позади него.

Автор – редактор музыкального сайта hiddentrack.

Комментарии: