rus/eng

Как строили «Платформу»

Театр. публикует подборку статей, интервью и информационных заметок о создании, развитии и закрытии «Платформы». Будущие историки вполне могут использовать эту периодику, чтобы проследить, как постепенно, но радикально менялась ситуация в стране и как радужные ожидания превращались в утопию

Перед нами статьи 2011–2017 годов — начиная с того времени, когда создание «Платформы» еще только обсуждалось, и до того момента, когда многие из ее главных героев оказались под следствием. Жанр предлагаемого чтения — не столько летопись, сколько печальный детектив.

Начало

24 марта 2011 года на официальном сайте президента России были опубликованы выдержки из «Встречи Дмитрия Медведева с деятелями культуры» (президент тогда посетил Мультимедиа-арт музей, посмотрел выставку современного искусства и встретился с молодыми деятелями культуры).

<…> Д. Медведев:

<…> Вспомнил одну вещь. По-моему, в позапрошлом году, когда я обращался с посланием Федеральному Собранию, там были слова о том, что государство должно помогать, поддерживать, поощрять, способствовать не только классическому искусству, но и современному искусству. Такая вроде невинная вещь, я даже, что называется, особенно не парился, я ее произнес, а потом встретился с некоторыми нашими классиками, сами можете домыслить, кто это. Мне сказали: «Зачем вы это сделали? Вы ниспровергаете основы, все наши мэтры напрягутся. Если президент страны сказал что-то о современном искусстве, значит, с классическим искусством в нашем государстве покончено». Такой был очень своеобразный резонанс, после чего я понял, что, оказывается, слова президента по такому вопросу — это сила. Думал, что все это влияет на очень узкий круг людей, но оказывается, нет, к этому прислушиваются. Может быть, у нас печальные традиции еще с того периода, когда вопросами языкознания и многими другими вопросами культуры занимались руководители государства. Но смею вас уверить, я этим не занимаюсь, у меня хватает других дел.

С другой стороны, не буду скрывать, я действительно люблю актуальное искусство, мне это интересно, но у меня на это не хватает времени. Иногда что-то удается посмотреть — к сожалению, это, как правило, не в нашей стране, а за границей <…>.

Хотел бы, чтобы вы мне рассказали о том, что государство должно делать для того, чтобы современное искусство в нашей стране все-таки развивалось, потому как у нас действительно великая страна в этом плане, и наши достижения в области классического искусства хорошо известны во всем мире. Что касается современного искусства, то почему-то у многих людей существует обманчивое впечатление о том, что современное актуальное искусство существует в других странах, а в нашей стране оно влачит жалкое полуподпольное существование и, в общем, мало кому интересно.

Кстати, очень хорошо, что вам удалось выбить из Москвы решение о создании этого музея. Это очень хороший пример для других территорий, для других регионов <…>. На этом я умолкаю и прошу выступить всех, кому это будет угодно. Пожалуйста.

К. Серебренников:

Здравствуйте, меня зовут Кирилл.

Спасибо, что нашли время встретиться по важным, волнующим нас всех вопросам, потому что я не помню за последнее время, когда была такая возможность <…> так получается, что, когда встречаешься с первым лицом, надо говорить, а у нас всегда, знаете, крик о помощи: помогите, спасите и прочее. С одной стороны, этого делать не хочется, с другой стороны — иногда необходимо. Скажу о той вещи, о какой-то хорошей идее, которая есть. Разговор начался еще на той встрече с театральными деятелями, которые, наверное, вас и попросили не трогать классическое искусство.

Д. Медведев:

Я вам потом скажу на ухо, кто это сказал, вы будете приятно удивлены.

К. Серебренников:

Во всяком случае, здесь присутствуют люди, которые пока еще не памятники самим себе. За нами, так или иначе, стоят какие-то группы общества, интересы которых мы отстаиваем. В данном случае я хочу сказать, что меня лично волнует вопрос исполнительских искусств: в России, в Москве практически не осталось зоны для эксперимента, зоны для поиска нового языка, зоны для поиска каких-то других, иных способов коммуникации с публикой.

Публика меняется, те люди, которые сегодня приходят в театр, это совершенно иные люди — я могу говорить в данном случае о театре, потому что работаю в этой сфере <…>. То же самое, уверен, происходит и в кино. И вот этот способ, поиск нового языка сегодня идет какими-то импульсивными, странными и какими-то редкими, что ли… — как-то он странно идет. В общем, мы за него отвечаем, мы должны эту коммуникацию наладить, но места, где бы это происходило, практически нет, в этом есть проблема.

Д. Медведев:

А для чего есть места, допустим, в той же самой Москве?

К. Серебренников:

Для сохранения традиций. Для сохранения традиций мест полным-полно, традиции сохраняются с невероятным упорством, усердием. Мы как скупые рыцари сидим на этих традициях. Они замечательны, мы никоим образом от них не должны отказаться. Но та идея, о которой я говорю, может быть интересна тем — это проект, который называется «Платформа», — что инициатором ее являются две взаимопротивоположные институции.

Д. Медведев:

Какие?

К. Серебренников:

С одной стороны, МХТ имени Чехова, который как бы оплот традиций. С другой стороны — «Винзавод», вот Соня Троценко сидит. Мы как-то, работая вместе, играя спектакли на «Винзаводе» в том числе, со студентами моей мастерской поняли, что та публика, которая нужна сегодня театру и которая нужна, видимо, и современной музыке, и танцу, и новым медиа, она вот там, она на «Винзаводе», она приходит в больших количествах. А в театры ходит совершенно другая публика — ну, в чем-то буржуазная. Понять ее можно. Но, мне кажется, все будущее нашего общества зависит от той публики, которая сегодня ходит на «Винзавод».

Д. Медведев:

Хорошо, что об этом заговорили. Я сейчас попробую сесть на любимого конька. Тем не менее скажу такую вещь, может быть, несколько концептуальную. На мой взгляд, та самая модернизация, о которой я много говорю и другие коллеги говорят, модернизация нашей жизни, экономических устоев, политической системы до такой степени, к которой мы готовы, например, — должна делаться людьми, которые открыты к развитию. Это, как правило, люди, которые в том числе воспринимают и современное искусство. То есть здесь есть, если хотите, прямая связь (здесь и далее выделено мною — А. Ш.). <…>

Второе. Конечно, нужно, чтобы были различные площадки, в том числе в таком наисложнейшем городе, как Москва. Вообще, когда первый раз попадаешь на презентацию таких проектов — МХТ и «Винзавода», — это производит особое впечатление.

<…> Вспоминаю, как еще вполне советским молодым человеком в 1990 году впервые выехал за границу в капиталистическую страну — Швецию. <…> Помимо потребительского рая, который тогда был в Швеции (в Советском Союзе было полное запустение, крах и развал системы), меня поразило то, что нас отвели на оперу — это была «Кармина Бурана». И представление — для них естественно, а для нас было абсолютно противоестественно — происходило в совершенно старом, закрытом заводе. Причем это была такая феерия света, музыки, плюс вот этот внешний антураж — фантастическое впечатление на меня тогда это произвело, потому что это был действительно прорыв в новый век, в новую систему. Мало того что я из Советского Союза приехал, да еще и мне показали такое искусство, причем именно синтез классического искусства и нового искусства. Думаю, что это очень здорово способно поменять мозги.

<…> Мне кажется, что руководство города Москвы в данном случае, как и руководство других территорий нашей страны, — они все-таки наши начальники, губернаторы — должны быть более открытыми к такого рода современным проектам. Потому что, вы правы, действительно обязательно нужно поддерживать традиционное искусство, и в принципе мы на это тратим деньги, у нас бюджет есть, не фантастический, но все-таки есть, и Министерство культуры этим занимается, другие ведомства занимаются на уровне субъектов Федерации. А вот эти вещи, их можно пересчитать по пальцам. Есть, кстати, тоже вполне продвинутые руководители, которые этим занимаются. Что для этого нужно? Для этого нужно, чтобы они помогали бизнесу, во всяком случае не загоняли эти ситуации в какие-то маргинальные рамки <…>.

К. Серебренников:

Спасибо, я как бы презентацию этого проекта и письмо вам оставляю <…>.

Через полгода, 2 октября 2011 года, Серебренников отвечает на вопрос корреспондента «Известий»:

<…> это тот самый случай, когда государство поддерживает абсолютно не коммерческий, а идеологический проект. <…> Он будет длиться ровно столько, сколько Минкульт его будет поддерживать. Пока что нам дали деньги на три месяца».

4 октября тот же корреспондент «Известий» Алла Шевелева пишет:

Кирилл Серебренников просил учесть, что «Платформа» не является «театром Серебренникова». Не исключил, что через несколько лет курировать все направления, включая театр, будут другие люди. И предоставил слово Александру Авдееву. Министр признался, что государство упустило современное искусство и теперь с опозданием возвращает долги. После этих слов захотелось верить, что в следующий раз страна поможет искусству вовремя.

В той же статье приводятся некоторые конкретные цифры. Например, сколько будут стоит билеты на мероприятия «Платформы» — от 100 до 600 рублей. Но здесь корреспондент немного ошибся. По воспоминаниям автора этого обзора, нижний предел цен на «Платформу» был 50 рублей.

А вот РИА-новости от 3 сентября 2011 года:

По словам Серебренникова, план «Платформы» сверстан уже на полтора года вперед, однако все финансовые вопросы по проекту с помощью Минкультуры решены лишь на три месяца. «Если деньги на программу будут и дальше, мы опубликуем наш план: есть много договоренностей с большим числом западных профессионалов, но, может быть, что-то в итоге и поменяется», — сказал руководитель «Платформы». Со своей стороны, министр культуры Александр Авдеев отметил, что «государство должно выполнять свой долг перед молодыми профессионалами, чтобы они могли чувствовать себя уверенно на годы вперед и не думать о том, у кого взять последнюю копейку на свои проекты». Он уверен, что инициативы, подобные «Платформе», федеральные и региональные власти должны поддерживать в обязательном порядке.

«Хочу подчеркнуть, что подобные вещи должны быть не только перед выборами, когда все политические партии готовы сотрудничать с интеллигенцией. Это будет надежно и стабильно тогда, когда это на постоянной основе будут поддерживать власти», — заключил министр культуры.

Заметим в скобках: министр культуры Авдеев говорил по-французски без акцента, не отталкивал дам от микрофона и однажды был замечен автором этих строк за тем, что делился в кулуарах впечатлениями от поездки на Авиньонский фестиваль. Смахнем слезу и дочитаем до конца статью РИА, в которой есть конкретно сформулированная художественная концепция «Платформы» и подробный рассказ о будущем музыкальном проекте «Арии».

А вот датированная 8 февраля 2013 года цитата министра культуры Владимира Мединского из интервью, которое он дал «Комсомольской правде». Оно опубликовано сразу после открытия Гоголь-центра:

<…> Кирилл Серебренников, безусловно, энергичный и талантливый человек. Министерство поддерживает его проект «Платформа», там Серебренников художественный руководитель, играют студенты, ставят молодые режиссеры, хореографы. Мы с Кириллом, кстати, разговаривали на тему того, чтобы он из-за Гоголь-центра не бросал «Платформу», он обещал, что будет успевать и там, и там. Я был в Гоголь-центре. Мне понравилась идея: открытое для людей пространство <…> В театре Гоголя же никогда избытка зрителей не было. Если Кириллу удастся привлечь людей, слава Богу!

Интервью опубликовано в то время, когда ни министр, ни Следственный комитет, ни прочие органы еще не могли позволить себе сомневаться в нужности «Платформы» и эффективности использования отпущенных на нее средств.

Для сравнения почитаем фрагмент из недавнего заявления Мединского:

Москва. 26 сентября.

Interfax.ru

— Министр культуры РФ Владимир Мединский выразил уверенность, что избранная в отношении режиссера Кирилла Серебренникова мера пресечения является самой гуманной из возможных, и отметил, что <…> «Серебренников системно получал государственную поддержку. Документы, которые АНО «Седьмая студия» сдавало в Министерство культуры, были крайне низкого качества», — сказал министр в эфире телеканала «Дождь» <…>.

Выходит, по состоянию на февраль 2013-го, когда «Платформа» вовсю работала уже почти полтора года, никаких нареканий на документы АНО «Седьмая студия» не было. Напротив, положение дел устраивало министра настолько, что он лично просил Серебренникова не бросать «Платформу».

Интересные факты

Пресса осенью 2011 года восторженно приветствует появление «Платформы». Недовольны разве что заповедные зубры из «Литературной газеты». Текст, подписанный «Б. Цветной» называется «Платформа» требует средств».

О встрече президента РФ с некоторыми деятелями современного искусства, прошедшей некоторое время назад в помещении Мультимедиа арт музея, «ЛГ» уже сообщала <…>. Теперь, когда полная стенограмма беседы, будучи выложена на официальном сайте Президент. рф, стала достоянием общественной гласности, недоумение еще более возросло. <…> Искусство, конечно же, нуждается в господдержке. <…> Другое дело, что и сам подбор собранных в музее персон, и общее направление беседы поневоле сводили «современное» всего к одной линии нынешнего развития художественного творчества. Эту линию называют по-разному: актуальным искусством, концептуальным, экспериментальным, новым, либо же попросту авангардом. Сектор, кто бы спорил, важный и нужный — другое дело, что он в наши дни нуждается в государственных вливаниях и вспомоществовании, несомненно, гораздо меньше, нежели любая другая из ветвей «вечно зеленеющего» древа искусства. <…> Какие фестивали, акции и прочие явления творческой жизни получают сегодня наибольший медиарезонанс, а следовательно, и прочие «блага цивилизации»? Все верно, именно экспериментального толка. Их всячески окормляют разнообразные, как правило, далеко не бедные фонды, им помогает заграница (хотя бы морально, но зачастую и материально). <…> на примере театрального искусства очевидный разрыв между реальным положением дел в отрасли и тем, каким оно видится в порядком искаженном преломлении взглядов общавшихся с президентом молодых новаторов, видится особенно очевидным. <…>

Предоставляю читателю самому добраться до конца текста представителя архаичного праворадикального издания.

Парадоксальным образом примерно в том же духе пишет о проекте Серебренникова еще одно издание — прогрессивная «Новая газета», точнее ее обозреватель Марина Токарева. Текст, появившийся в конце сезона 2010–2011 годов, называется «Кому позволено начать с нуля».

В театральном мире Москвы две новости. Одна обнадеживающая, другая, на мой взгляд, настораживающая.

Первая: Миндаугас Карбаускис возглавил Театр имени Маяковского. Когда уже никто не ждал от театрального департамента Москвы вкуса, здравого смысла и стратегического расчета, он (департамент) вдруг сделал безупречный выбор. <…>

Тем же примерно временем Кирилл Серебренников и его третий курс Школы-студии МХАТ на территории «Винзавода» получил свой театр и назвал его «Платформа». Но поскольку к платформе самого Серебренникова, художественной и идейной (особенно после спектакля «Ноль» по повести Натана Дубовицкого), немало вопросов, эта информация их, пожалуй, лишь множит. Легко догадаться, кто так восхищен Серебренниковым, что дает ему возможность начать свой театр с нуля. Речь даже не о том, что «Ноль» и последняя постановка «Отморозки», осуществленная по прозе Захара Прилепина, по мнению видевших, образуют дилогию. Речь о том, что Карбаускиса «наградили» трудным наследством (большая и лишь частично дееспособная труппа, обветшавшее здание, разоренное хозяйство) и предоставили выживать, как сумеет (под разоренным хозяйством имеется в виду два солидных театральных здания в центре Москвы и труппа с когортой театральных и сериальных звезд — прим. Театр.). А Серебренникову с его студентами-третьекурсниками дали даже не свободу, а волю, — заслужил. Впрочем, с первым вопрос решался на уровне Москвы. А со вторым, легко предположить, — на уровне конкретного кремлевского кабинета. <…>

В декабре 2011 года обозреватель «Новой» пишет итоговый текст про театр, название для которого позаимствовано у драматурга Кнута Гамсуна — «У жизни в лапах». В этом тексте, в разделе «Расчет года» читаем:

Январь 2011-го ознаменовала постановка «Околоноля» на малой сцене МХТ — программная акция Олега Табакова, выбравшего как бы молодого и как бы авангардного режиссера Кирилла Серебренникова для как бы сверхсовременного материала. Главный кремлевский манипулятор, автор сочинения Владислав Сурков, он же Натан Дубовицкий, присутствовал на премьере и был очень доволен (см. «Новую газету», № 4). Этот триумф вскоре был конвертирован. Злые языки утверждают, что кто-то (см. выше) нашептал искателю от режиссуры правильный совет: прийти на встречу с президентом Медведевым с готовым проектом нового театра. Именно так Серебренников, широко проповедующий необходимость протестного сознания, и поступил. И обрел театр «Платформа», а к нему финансирование. <…> Поставил со своими студентами дружно расхваленный спектакль «Отморозки» (по некоторым экспертным оценкам, граничащий с апологией фашизма). И вот студенческий спектакль против всех правил уже выдвинут на «Золотую маску». Театральных «наших» зрителям различить не так-то легко: маек с эмблемами они не носят. <…>

Итак, по мнению обозревателя либеральной «Новой газеты», Кирилл Серебренников воспитал целый курс фашиствующих молодчиков. Которым, добавим, в 2012 году действительно вручили «Золотую маску» за спектакль «Отморозки». Получая эту награду, Серебренников призвал собравшихся в Большом театре подумать о тех, кто несправедливо находится в тюрьмах.

Одной из ответных реакций на «Маску» Серебренникова стала статья другого театрального критика, Ольги Егошиной, доктора наук, преподавателя Школы-студии МХАТ и автора тоже вполне прогрессивных «Новых известий». В статье она возмущается фактом участия «Отморозков» в фестивале, называя его студенческим спектаклем, правда, оговаривается, что участники спектакля уже год как образовали профессиональный театр «Седьмая студия» и вошли в проект «Платформа» (см.

www.goldenmask.ru

/press_1618.html).

Предоставляем читателю самостоятельно найти множество других статей Ольги Егошиной, в которых она объясняет широкой общественности и начальственным лицам, какую опасность таит Кирилл Серебренников и его «театр зла» (выражение введено Мариной Токаревой, см.

www.novayagazeta.ru

/articles/2015/07/18/64940-vremya-rifmuet-kulturu-s-prokuraturoy).

Прошло несколько лет. «Воспитатель нашистов» Кирилл Серебренников арестован. А обозреватель «Новой газеты» Марина Токарева и бывший обозреватель «Новых Известий» Ольга Егошина, еще недавно пенявшие Серебренникову на дружбу с властью, теперь сами (да еще как!) подружились с нынешним Министерством культуры: они принимают активное участие во всех его инициативах, клеймят его оппонентов и прославляют все его начинания.

Вот фрагмент из отчетливо напоминающей пресс-релиз министерства статьи Ольги Егошиной в «Новой газете». Она написана по итогам проведенного Минкультом культурного форума:

Сотни культурных и деловых мероприятий. Десятки тысяч человек из 96 стран мира перебирались с пленарных заседаний в Главном штабе Дворцовой набережной на круглые столы в Манеже, с деловых площадок Этнографического дворца на конференцию в Александринке. <…> По словам статс-секретаря — замминистра культуры Александра Журавского, Санкт-Петербургский культурный форум объединяет в себе конгресс, деловую площадку и фестиваль. И это отличает его от любых мировых культурных аналогов. На четырнадцати секциях форума с 9 утра начиналась деловая активность. Самой драйвовой была секция Игоря Бутмана форум-фест JAB (Jazz Across Borders). Самой сосредоточенно-эффективной — секция «Сохранение культурного наследия» (в ее рамках сирийской делегации передали 3D-модель Пальмиры).

Таксисты жаловались, что таких пробок Северная столица не видела никогда. <…>

Тот же автор либерального издания изобретает формулировку «либеральные мракобесы» — см. ее колонку в онлайн-издании «Театрал»:

Двери в Европу удалось удержать открытыми, невзирая на все беснования либеральных мракобесов (да, в России появилась эта причудливая порода людей, которые называют себя либералами, но предпочитают сбиваться в стаи, ходить строем и выть только хором).

Финансирование

Но вернемся в лето 2011 года. 25 июля в журнале «Итоги» (№ 30, 2011) выходит интервью Серебренникова Кристине Юрьевой. Оно называется «Политически подкованный».

<…> Серебренников:

Хочу пояснить раз и навсегда: «Платформа» — это не тот театр, который якобы «дали Серебренникову». Театр мне никакой не дали. А «Платформа» — это проект.

— Но под этот проект вы получили грант Минкультуры в 70 вполне реальных миллионов на первый год. Кстати, миллионов чего?

— Рублей. Но их еще нет. Пока мы пытаемся получить скромную помощь от Министерства культуры, чтобы запуститься. Там, где мы собираемся работать, — на «Винзаводе», он партнер по проекту «Платформа», — сейчас, кроме пустого цеха с ужасной акустикой, ничего нет. А «Платформа» — это длинная, как минимум на пять лет программа, связанная с развитием новой площадки в Москве. <…> я придумал для Москвы такую историю, которая соединяет в себе четыре направления — театр, танец, музыку, медиа. Это и есть проект «Платформа». <…>.

23 сентября 2011 года в интервью Дарье Курдюковой (издание «НГ Антракт») Серебренникову вторит основатель и директор «Винзавода» Софья Троценко:

<…> — Кириллу Серебренникову под проект «Платформа» выделили государственный грант. У вас господдержка будет?

— Очень хорошо, что Серебренникову дают этот грант. Правда, пока есть обещание, денег еще нет — но я надеюсь, все получится. <…>

— Когда стартует проект «Ария», которым откроется «Платформа», и что за режиссеры будут в нем задействованы?

— Премьера назначена на 7 октя-бря. Но «Платформа» — площадка для проектной, а не репертуарной работы. На данный момент могу назвать кураторов проекта: Арис-тарх Чернышов и Алексей Шульгин будут заниматься направлением медиа, Сергей Невский — музыкой, Елена Тупысева — танцем. Кирилл Серебренников, естественно, возглавит театральное направление и будет художественным руководителем всего проекта. <…>

Проект «Платформа» стартовал 10 октября 2011 года перформансом «Арии». Постановление правительства № 1191 «Об утверждении правил предоставления субсидий из федерального бюджета некоммерческим организациям на развитие и популяризацию современного искусства в рамках проекта «Платформа» появилось 28 декабря 2011 года и вступало в действие с 1 января 2012 года (см. документ на сайт правительства РФ

pravo.gov.ru

/proxy/ips/? docbody=&nd=102153325). А первые транши, в полном соответствии с бюджетной практикой РФ, были перечислены в конце февраля 2012-го. То есть проект почти полгода жил и развивался при отсутствии финансирования по линии Минкульта.

3 ноября, когда «Платформа» уже вовсю работает, в «Известиях» выходит заметка Дарьи Черкуновой «Кириллу Серебренникову поможет бюджет» — выясняется, что деньги на проект все еще не получены:

Проект «Платформа», созданный режиссером Кириллом Серебренниковым в октябре 2011 года для продвижения современного искусства, скорее всего, получит финансирование от Министерства культуры. Ведомство подготовило проект постановления, который предполагает выделение с 2012 по 2014 годы 210 млн рублей на развитие и популяризацию современного искусства. Выделение субсидий и их размер не стали сюрпризом для Серебренникова. Когда «Платформу» презентовали на «Винзаводе», режиссер заявлял, что надеется на поддержку государства и не рассматривает проект как коммерческое предприятие. В июле 2011 года Серебренников зарегистрировал автономную некоммерческую организацию «Седьмая студия», именно на ее счет, согласно документу Минкульта, будут перечислены субсидии, возмещающие затраты на реализацию проекта Серебренникова. <…>

Серебренников получит целевое финансирование, согласно про-екту постановления в бюджете статья будет называться «Субси-дия некоммерческим организациям на развитие и популяризацию современного искусства в рамках проекта «Платформа».

29 февраля 2012 года в «Известиях» появилась заметка Аллы Шевелевой «Проект «Платформа» вернулся с новой программой»:

<…> В конце января экспериментальный проект, включающий в себя четыре направления: театр, танец, музыку и медиа, приостановил свою деятельность. <…> Причин вынужденного отпуска было несколько. Первая — громкие соседи. Коммерческая организация, арендовавшая по соседству с Цехом белого Винтажный зал, регулярно сдавала помещение под корпоративы. Застольные песни нередко служили дополнительным фоном спектаклей и концертов «Платформы». <…> Вторую причину сбоя в работе «Платформы» тоже удалось решить только ко второй части сезона. Отсутствие средств не позволяло создателям проекта развернуться.

— По сути, финансирование началось только сейчас. До этого приходилось постоянно занимать деньги у друзей, — поделился с журналистами Серебренников.

Вернувшись из «академического» отпуска, создатели «Платформы» представили список событий, которые пройдут в Цехе белого с середины марта до июня. <…>

Огласив внушительный список запланированных событий (рецензии на них читатель найдет в другой части нашего журнала — прим. Театр.), Серебренников объявил о том, что в следующем сезоне «Платформа» сменит кураторов. Сам режиссер перестанет возглавлять раздел «Театр», целиком сконцентрировавшись на роли художественного руководителя проекта».

«Государство будет спонсировать «Платформу» — так называется редакционная заметка, появившаяся в «Новых известиях» 1 марта 2012 года. В ней, кстати, приводится уже меньшая сумма, чем прежде:

Экспериментальный проект «Платформа» в следующие три года будет существовать за счет государственных субсидий в размере около 60 млн. рублей в год. Об этом во вторник сообщил режиссер и художественный руководитель проекта Кирилл Серебренников. По его словам, у проекта были трудности с финансированием, но теперь они частично решены. Однако масштабная программа на новый сезон обещает стать дорогостоящей — затратные постановки, приглашение в Москву иностранных художников и музыкантов, которые представят сразу несколько крупных проектов. <…>

А в начале июля 2012 года Алла Шевелева пишет в «Известиях» заметку по итогам театрального сезона, она называется «Российский театр встал на «Платформу»:

<…> Режиссер Кирилл Серебренников получил возможность открыть на территории «Винзавода» экспериментальную площадку, куда заглядывали не только бывший министр культуры Александр Авдеев, мэтр Юрий Любимов, глава Союза театральных деятелей Александр Калягин, но и действующие ведущие режиссеры: Виктор Рыжаков, Владимир Панков, Евгений Каменькович, Константин Богомолов, Евгений Писарев. Практически как на работу приходил разговаривать с театральными деятелями на «Платформу» глава департамента культуры Сергей Капков.

От «Платформы»к Гоголь-центру

К середине августа 2012 года в московском Театре имени Гоголя происходит смена руководства. Вместо Сергея Яшина театр возглавит Кирилл Серебренников. Это назначение становится логичным продолжением тех яростных дискуссий о необходимости смены дрях-леющего руководства московскими театрами, которые весь сезон 2011/2012 годов происходили на «Платформе». И вершиной деятельности Капкова.

8 августа 2012 года Роман Должанский в «Коммерсанте» комментирует новое назаначение так:

<…> Департамент культуры под руководством Сергея Капкова уже сделал несколько интересных назначений — при нем новые административные руководители появились в Театре имени Маяковского, Театре кукол, Центре драматургии и режиссуры, новые худруки — в Театре имени Ермоловой, театре «Камерный балет Москва». Но все же именно назначение Серебренникова кажется самым серьезным, самым радикальным — можно сказать, программным. <…>

В «Московских новостях» Должанскому вторит Алена Солнцева:

Департамент культуры Москвы намерен все же вести решитель-ную кампанию по изменению поло-жения в театрах. <…> То, что Театр Гоголя давно является нарицательным именем для плохого театра, — увы, общее место. Сергей Яшин, работавший в этом театре не одно десятилетие, конечно, мог надеяться, что реформы его не коснутся, но реально был одним из главных кандидатов на вылет. <…> Беда в том, что когда перемены долго не происходят, от них отвыкают и любые, даже самые естественные движения воспринимают в штыки.

<…>

То ли еще будет, — заканчивает автор статью, — Так что не одному Сергею Яшину придет уведомление о расторжении контракта. К сожалению, и Кириллов Серебренниковых на всех не хватит.

В конце года в итоговой статье в «Российской газете» тему подхватывает и Алена Карась, уверенная, что процесс болезненной смены поколений продолжится в новом году и оправдывающая свои прогнозы тем, что когда смотришь сегодня на «Платформе» спектакли Давида Бобе «Метаморфозы» <…>, когда видишь попытку сложного театра в спектакле Кирилла Серебренникова «Сон в летнюю ночь» на той же «Платформе», — надежда также обретает конкретные очертания

Что же случилось с этой надеждой, вернее — с этими надеждами? Среди перечня публикаций о «Платформе» того времени есть одна с забавным названием — в конце лета 2012 года в «Снобе» вышло интервью Ксении Чудиновой с Федором Павловым-Андреевичем, оно называлось: «День города. Мы были на Болотной и придем еще». (см.

snob.ru

/selected/entry/52234). Сегодня разгадка произошедшего видится в самом этом названии. Интеллигенция, по-другому креативный класс, показал, что он есть и собирается «прийти еще». Видимо, это хорошо услышали.

Итоги «Платформы»

29 декабря 2014 года в «Афише» появился текст Алексея Киселева «Итоги-2014: пять театров, которых больше нет».

Проект Кирилла Серебренникова на «Винзаводе», ангароподобный цех, где проходили первые публичные показы «Седьмой студии». В течение пяти лет здесь проводили мультимедийные, пластические, музыкальные эксперименты чуть ли не все главные герои жанров от Сергея Невского и Юрия Муравицкого до Максима Диденко и Dialogue Dance. Из самого последнего останутся в памяти мокьюментари-опера Александра Маноцкова «Страсти по Матфею», трогательный «Август» Алексея Паперного и оголтелый «100 % неистовый» итальянцев Ricci/Forte. Но главным образом «Платформа» все это время представляла собой, конечно, филиал «Седьмой студии», именно тут родились высококлассные, мощные и нахальные «Отморозки», «Метаморфозы» и «Сон в летнюю ночь», переехавшие теперь в Гоголь-центр. Отдельная печаль — музыкальная программа «Платформы»: это было едва ли не единственное место в Москве, не просто поддерживавшее современную академическую музыку, но и имевшее возможность заказывать новые вещи и платить композиторам. Что будет на этом месте в новом году — никому пока не известно <…>.

А вот Юлия Бедерова в статье для журнала «Искусство кино»:

Всего за несколько лет успел возникнуть, изменить жизнь и перестать существовать проект «Платформа» на «Винзаводе», где ставились оперы мирового значения, придумывались спектакли и концерты, реализовывались кураторские программы, посвященные новейшей современной академической музыке композиторов, родившихся и учившихся в России, потом в Европе, ставших примечательными фигурами в европейском музыкальном ландшафте, а после решивших, что в Москве им тоже есть чем заняться. Кураторские проекты композитора Сергея Невского собирали неакадемическую публику на академические программы самого актуального и высоколобого толка — от громких оперных премьер до гастролей и мастер-классов. Целое поколение композиторов и музыкантов обязано «Платформе» если не своим появлением и оформлением, то, по крайней мере, своим расцветом.

Но пока журналисты славили открытие Гоголь-центра и подводили итоги «Платформы», Аннушка уже вовсю проливала масло. У страны резко менялся курс.

Послесловие

Сразу после открытия Гоголь-центра Ксения Ларина на страницах The New Times попыталась объективно разобраться, кто же такой Кирилл Серебренников.

<…> Кирилл Серебренников, имея за спиной удачный опыт освоения промзоны (проект «Платформа» возник и расцвел на «Винзаводе»), с азартом и воодушевлением взялся за рисковое дело, даже не подозревая, с какими сложностями придется столкнуться. <…> Из всех возможных путей к самореализации Серебренников выбрал са-мый беспроигрышный — работа, пахота. Он не скрывает своего презрения к власти, но не отказывается от возможностей, которые она ему предоставляет. Его убежденность в том, что деньги не про-сят, а требуют, вызывает у одних насмешку, у других — уважение. <…> Его спектакли не являются частью «протестной» культуры, в отличие, например, от спектаклей Театра.doc. Серебренников последовательно дистанцируется от всех возможных политических лагерей. Даже в радикальных «Отморозках» он декларирует философию мира, а не войны. Он посмеивается над белыми ленточками, над либеральными лозунгами, над вечно сомневающейся интеллигенцией, над митингами и пикетами. Его природа этот линейный путь сопротивления отторгает, хотя сам он о стране, о власти, о законах и указах высказывается резко, не боясь окриков из Кремля. <…> Иногда кажется, что масштаб его таланта и художественного мировоззрения драматичнее и глубже сиюминутных рефлексий. Именно поэтому спектакль «Околоноля» был на порядок выше, тоньше литературного первоисточника. Говоря проще, его личная творческая свобода уносит его далеко за пределы тех свобод, за которые выходят на площадь.

Здесь, пожалуй, и остановимся.

Комментарии: