rus/eng

Говорите. Вас слышно


Зачем критики читают лекции и как помочь простому зрителю разобраться в современном театре. Ассоциация театральных критиков (АТК) начинает цикл лекций, посвященный новейшим тенденциям сценического искусства и рассказывает о своем проекте.

Павел Руднев:
Театральному критику сегодня приходится больше говорить, нежели писать. Налицо обширный кризис театральной (и культурной) прессы, но не только в этом дело: в то время, когда дигитальное восприятие информации доминирует над личностным, стало цениться живое общение, живая передача знаний от человека к человеку. Образование перестало быть срочным, окончательным проектом: по факту мы видим, что учиться новому человек XXI века должен постоянно. Если взглянуть на темы лекций, которые предлагают члены Ассоциации театральных критиков публике, станет ясен не только их генеральный «сюжет». Станет понятным ответ на сложный вопрос, зачем вообще нужны театральные критики. Театральное искусство и искусство вообще пришло сегодня к идее полистилизма и деканонизации. Стиль больше не является инструментом измерения культурной эпохи, каждый новый тренд равен средствам выразительности конкретного художника, который сам себе подбирает парадигму для творчества. И кто-то должен предъявить эту парадигму публике, дать ключи к восприятию новых бесконечных форм творчества. Откуда берется тот или иной сюжет в истории культуры, какого состояние сознания эпохи, которую мы проживаем, через какие фильтры восприятия художник выражает самого себя, как, под каким углом зрения художник взаимодействует с аудиторией, как нам воспринимать новую культуру? Вот круг вопросов, которые встают перед театральным (и любым другим) критиком, который — в жанре лекции — становится своеобразным медиатором между публикой и художественным высказыванием.

Кристина Матвиенко:
Только что прошедшие в Москве гастроли Театра POST заставили снова думать о связях настоящего с прошлым. Как опыты нео-авангардистов 1960-х отзываются в сегодняшних экспериментах? Почему в эпоху всевозможных агрессий театр становится местом для «новой рассеянности» или местом, где нет манипуляций с твоим сознанием? И почему именно сюда хочется приходить? Кто открыл нам эту новую деликатность и как она развивается? Отказ от «интерпретации» в пользу чистоты восприятия — вот об этом я хотела бы поговорить на моей лекции «Театральный авангард от Канингема до Волкострелова».
13 ноября.

Глеб Ситковский:
Мы живем в удивительное время, когда само слово «эксперимент» применительно к тому или иному спектаклю стало многими восприниматься практически как бранное. Я уверен, что эта агрессия общества по отношению ко всему новому порождена очень простым обстоятельством: люди, посещающие театр лишь от случая к случаю, просто не осведомлены о процессах, которые сегодня происходят не то что на сценах мира, но даже в их собственном городе. Винить их нельзя, а надо терпеливо рассказывать, показывать разные примеры и объяснять общий контекст. Среди моих знакомых есть вполне образованные люди, которые могут со знанием дела рассуждать о новых веяниях в литературе или современном искусстве, но проявляют удивительное невежество, как только речь заходит о театральных поисках. В этом отчасти повинны сами театральные критики, которые в какой-то момент упустили из виду, что они должны заниматься не только рецензионной работой, но и просветительской. Надеюсь, большой лекционный проект Ассоциации театральных критиков поможет кому-то разобраться в том, куда движется современный театр и чего хотят эти неприятные «экспериментаторы». В своей лекции «Site specific — это правда театр?» я планирую коснуться едва ли не самого перспективного, на мой взгляд, направления, которому журнал «Театр» посвятил весь последний номер. Театр наших дней все чаще выламывается из привычного пространства итальянской «сцены-коробки» и осваивает новые пространства. Поначалу даже критикам казалось, что site specific theatre (то есть спектакли, привязанные к определенной локации вне театрального здания) — это поветрие, которым все переболеют за один-два сезона. Но, судя по всему, произошли более фундаментальные изменения, обусловленные, в частности, появлением новых технологий. Грань между актером и публикой потихоньку размывается, и зритель все чаще становится актером поневоле. Также я бы хотел поразмышлять и об экономических аспектах этой новой для нас театральной модели. Ведь такому театру не требуется ни отдел кадров, ни бухгалтерия, ни государственные дотации, и в конечном счете, он дарит иллюзию свободы не только зрителям, но и создателям спектаклей.”
19 ноября.

Елена Ковальская:
Моя лекция «Социальный театр — про что и для кого» обращена, наверное, к любопытным зрителям. Особому народу, который ходит на резонансные премьеры, фестивали и гастроли, новые площадки и лекции, которыми к этим площадкам привлекают внимание. Этот народ следит за тенденциями, но не решил еще, как относиться к новому тренду — социальному театру. То есть театру бездомных и беженцев, «особых людей» и наркозависимых, беспризорников и разочарованных усыновителей. Мы будем говорить о том, что в социальном театре больше всего нервирует общественность: а где там, собственно, театр?”
27 ноября.

Первые три лекции пройдут в кц “Хитровка”. Информация о дальнейших – в блоге Театра. и на сайте http://teacrit.ru

Лекционные площадки могут направлять предложения о сотрудничестве на электронный адрес critics.association@gmail.com

Комментарии: