Елена Коновалова о «Чайке» Кирилла Пирогова в «Мастерской Петра Фоменко»

Мастерская Петра Фоменко/ ©Лариса Герасимчук

«Чайка» не случайно появилась в репертуаре «фоменок» именно сейчас. Судя по звучащим в спектакле песням Марлен Дитрих и по Аркадиной в неизменных брючных костюмах, популяризированных немецкой актрисой, чеховскую пьесу Кирилл Пирогов поместил в конец 20-х – начало 30-х годов. Беззаботное затишье между репрессиями после революции и Большим террором.

Аркадина и Тригорин в исполнении Галины Тюниной и Евгения Цыганова – некие условные Валентина Серова и Константин Симонов. Звезды новой эпохи, уже избалованные успехом. Маша Серафимы Огаревой похожа на Веру Холодную, Нина Марии Большовой мечтает о славе и ищет того, кто её к ней приведёт. Потому и бросает Треплева – с ним карьеры не сделать. Сорин и Шамраев – осколки империи. Первый словно не в себе – у Андрея Казакова в этой роли окладистая борода в стиле Александра III: такое ощущение, что он живёт и не знает, что прежний мир в стране рухнул. Шамраев – отставной офицер, как и в пьесе: Олег Нирян играет его в царской военной форме, но без погон и кокарды. Оба недобитые, но их судьба предсказуема. Как, впрочем, и остальных: декорация Николая Симонова в первом акте представляет собой деревянные заборы, напоминающие стены вагонов-теплушек.

И никакой любви. Искренне влюблён только Треплев. Студент ГИТИСа Рифат Аляутдинов вообще выбивается из всей компании, где каждый что-то лишь изображает. Аркадина соблазняет Тригорина не как женщина, а как актриса: разыгрывает все, как по нотам. Но сцену соблазнения Лыняева Глафирой, увы, не повторить, все это лишь бледная тень прошлого. А ключевая идея спектакля – возможно, неосознанная, но откровенно доминирующая – в торжестве старых форм, тех, что давно устоялись.

Никаким новым формам ни в «Чайке», ни в самой «Мастерской Фоменко» сегодня не место, они вызывают откровенную насмешку Аркадиной. Как и самой Галины Тюниной. Ведущая актриса «Мастерской», безусловно, королева этой сцены. Но играет она, пользуясь найденными ранее приемами и интонациями. Мастерит. А что-то новое здесь абсолютно никому не нужно. В том числе и Заречной, она просто хочет стать второй Аркадиной. Но королевское место пока занято.

Комментарии
Предыдущая статья
Объявлены победители конкурса «Новый театр» Фонда Михаила Прохорова 27.06.2019
Следующая статья
Проект «Арт-лаборатории» выпустит в 2019 году экспериментальные спектакли в четырех городах России 27.06.2019
материалы по теме
Блиц
Ника Пархомовская о безвременно закрытых спектаклях
Вечер длинного дня. Еду в метро, никого не трогаю, листаю ленту. Вдруг вижу пост Ксении Перетрухиной: в следующие выходные последние показы в Москве нашего «Джека Потрошителя», что, конечно, очень жалко, но что поделаешь, приходите, кто не видел, и приводите друзей,…
Блиц
Ника Пархомовская об аксиоме «художник всегда прав»
Год театра наконец закончился. Прощались с ним по-разному: кто песнями, кто плясками, кто съездами, кто форумами. А кто-то, как Новосибирск и местный Рождественский фестиваль проводили его в последний путь, спустившись в метро. Именно в подземке в ночь на 13 декабря состоялся перформанс «Предел», тут же прозванный местными остроумцами «беспределом». В каком-то…