Директора театров против идеи Минкульта о «развлекательном репертуаре»

В конце апреля власти впервые заговорили о том, как театры будут выходить из кризиса после периода самоизоляции. Журнал ТЕАТР. выяснил, что думают на ту же тему директора театров.

На видеоконференции, которая прошла в ГИТИСе в рамках лаборатории будущего театра (ведущий – Михаил Швыдкой), директор департамента господдержки искусства Министерства культуры РФ Оксана Косарева назвала вполне конкретные действия для театров в период возвращения к офлайн-деятельности. Было предложено снизить цены на билеты, разредить зрительские места (продавать билеты через ряд и на каждое третье место в ряду), масштабно информировать зрителей о эпидемиологической безопасности театров, сделать упор на популярный репертуар.
Журнал ТЕАТР. попросил трёх авторитетных российских театральных директоров – директора федерального театра Марию Ревякину, директора театра, ориентированного на молодёжную аудиторию, Софью Апфельбаум и директора регионального театра Антониду Гореявчеву поделиться их взглядами на проблемы, связанные с возвращением театра к нормальной работе. Готовы ли театры к открытию? Надо ли менять модель финансирования? Стоит ли корректировать репертуар и снижать цены на билеты?

Мария Ревякина, директор Государственного Театра Наций:

Мы очень хотим, чтобы дали возможность продолжить репетиции тех спектаклей, которые мы не выпустили до введения ограничений. У нас три спектакля с практически готовыми декорациями и костюмами, и один из них уже вышел на большую сцену, но мы вынуждены были репетиции прекратить. Поэтому если откроют театры, то мы сразу начнем репетировать. А запуск зрителей будет возможен только тогда, когда это будет разрешено властями.
По сокращению госзадания – это вопрос стратегический, мы должны будем собраться с представителями министерства культуры, и, наверное, должны будем вырабатывать новую модель финансирования в зависимости от разных факторов. Мы же пока не понимаем, каким образом нам разрешат играть спектакли. Если это будет ограничение по количеству зрителей, это будет одна ситуация, и, думаю, мы должны будем предусмотреть, какую часть зала мы сможем продавать, как мы сможем рассаживать зрителей, по каким ценам будут билеты. Естественно, что цены на билеты не будут такими, какие были до изоляции, потому что у людей нет денег и не будет их еще довольно долго. Плюс ко всему – психологическая боязнь, не будем ее исключать. Насколько я знаю, мэр города Москвы поддержал театры, которые находятся в его ведении. Министерство культуры обратилось в Минфин и Правительство Российской Федерации, и, как я понимаю, на совещании вопрос о поддержке решен положительно. Т.е. федеральным театрам и музеям будут помогать, какая-то часть выпадающих доходов, то, что мы получаем от продажи билетов (у нас же довольно ощутимая часть именно этих доходов идет на зарплату), будет частично нам возвращаться. Вопрос этот проговорен, и сейчас мы ждем официального документа.
Вообще, у нас госзадание выстраивалось каждый год с увеличением показателя «количество зрителей» и, соответственно, необходимостью увеличения зарабатываемых средств. У нас пятьдесят процентов составляет бюджет, пятьдесят процентов – то, что зарабатываем сами. Как мы могли это делать? Поднимать цены на билеты, увеличивать количество показанных спектаклей, – это, кстати, повсеместная беда. Но все-таки мы понимаем, что театр не про то. Конечно, театр должен зарабатывать деньги, но это не является его основной целью, миссией, это не бизнес. И особенно федеральные театры загнаны в угол этим госзаданием. Поэтому сейчас ситуация у федеральных театров может быть хуже, чем у других. Мы покрывали львиную долю наших расходов за счет внебюджетных средств, за счет предпринимательской деятельности. И здесь вопрос серьезный, но я уверена, что министерство культуры это понимает.
Мы не планируем менять репертуарную политику, театр существует не для развлечения, а для другого – для создания иной эстетической реальности, для просвещения, для помощи человеку в этом мире. Поэтому тут мы не собираемся ничего менять, у нас есть своя репутация, свой репертуар, и он разный. В соответствии с нашим уставом мы репертуарную политику определяем сами. Самое главное – чтобы чиновники понимали, что театры и музеи нужно поддерживать, так как именно они создают ценности, которые передаются. Без культуры не создать развитое государство, культура для этого необходима. Если мы это понимаем, то и работаем в этом направлении. Как привлечь зрителя в театр, – это уже задача каждого театра, это возможность использования новых технологий, которые сейчас стали актуальны.

Софья Апфельбаум, директор Российского академического Молодежного театра:

К сожалению, мы не можем пока планировать. Мы строим планы каждый день, но это как расходящиеся по воде круги, потому что мы не понимаем, что будет дальше. Если бы нам хотя бы сказали, что мы сможем начать играть в сентябре, или в октябре, или в декабре, мы бы от этого отталкивались. Сейчас это все неопределенно. Естественно, мы ждем, когда разрешат хотя бы репетировать, но тоже надо понимать, что репетиции не могут идти бесконечно. Сами по себе репетиции ради репетиций – это тоже неправильно. И график репетиций может быть отстроен только в связи с пониманием того, когда начнется репертуарный прокат. У нас на выпуске премьера Юрия Николаевича Бутусова. Спектакль фактически уже собран, но тут есть вопрос об изготовлении декораций – насколько быстро мы сможем обеспечить это финансово. Далее у нас запущен процесс работы над спектаклем «Горе от ума» Алексея Владимировича Бородина. Много маленьких спектаклей, из которых своего рода пробка образовалась, и непонятно, как их выпустить. Проблемы растут, как снежный ком, и разрешить их можно будет только тогда, когда мы узнаем о сроках открытия театров.
Что касается возвращения зрителя в театр и цен на билеты, то можно сказать, что у нас цены не были сверхвысокими, но конечно мы будем готовы их снизить, потому что мы заинтересованы прежде всего в том, чтобы приходили зрители. Госзадание по количеству спектаклей и зрителей пока нам не сокращали, а попросили перенести показатели на конец года – видимо это технический момент. Но мы сразу указали, что в 3-м и 4-м кварталах играть спектаклей больше мы не сможем, так как план на этот период всегда и так насыщен.
Если говорить о репертуаре, то кажется важным по выходе из карантина очутиться не только в развлекательной сфере. С другой стороны – я бы не относилась так к нашему зрителю, что вот ему бы только посмеяться. Мы все видим, что во время изоляции люди смотрят очень серьезные постановки, фильмы, передачи, обсуждают их, поэтому потребность в серьезном материале есть. Я думаю, что наш худрук никогда не допустит, чтобы игрались только кассовые спектакли. У нас совсем недавно вышел спектакль «Ромео и Джульетта» в постановке Егора Перегудова, и он даже еще не успел наиграться, потому что прошло только два спектакля. И конечно, нам нужно будет его играть. Не сказать, что он исключительно развлекательный, напротив, вполне серьезный спектакль.
Однако ситуация сложная, она такова еще и потому, что мы до конца не понимаем, в каком размере и когда нам придёт помощь по покрытию убытков. Сейчас мы живем только на средства субсидии, нам их хватит не очень надолго. Понятно, что мы, наверное, в лучшей ситуации, чем многие региональные театры, а тем более независимые коллективы. Но, тем не менее, хотелось бы понимания в этом вопросе, потому что если помощи не будет, то не может быть и речи о том, чтобы выпускать спектакли до конца года. В общем, сейчас больше вопросов, чем ответов.

Антонида Гореявчева, директор Новосибирского государственного драматического театра «Старый дом»:

В самом начале режима изоляции мы перевели все процессы в дистанционную форму, насколько это возможно без потерь в нашем деле. Сейчас у нас в работе три спектакля, два из которых могут хоть как-то репетироваться онлайн, а третий пока условно заморожен в том состоянии, в котором мы остановили репетиции 28 марта. Поэтому прежде всего для нас важно вернуться в оффлайновый репетиционный процесс, чтобы результаты прежней работы не были потеряны. Но мы стараемся использовать технологические ресурсы, актуальные именно в настоящее время. Многие освоили zoom. Не скрою, что нам пришлось переформатировать запланированный с Денисом Азаровым спектакль: мы давно мечтали поставить роман Алексея Сальникова «Петровы в гриппе и вокруг него» и думали сделать премьеру в конце нынешнего сезона, но поскольку очные репетиции сейчас невозможны, обратились к музыкальному проекту. Наши артисты разучивают музыкальный материал, а Денис встречается с ними онлайн и ведет подготовительную работу, которую мы продолжим, надеюсь, оффлайн в мае-июне. Наш главный режиссер начал заниматься «Анной Карениной», хотя мы планировали ее в следующем сезоне. И премьера действительно пройдет в сезоне 2020/21, но поскольку Андрей Прикотенко всегда очень подробно выстраивает застольный период, сейчас мы сделали акцент на онлайн-разборах романа, чтении лекций о нем. Так что мы видим друг друга, пусть и онлайн, довольно часто, и это поддерживает ощущение сплочённости. К тому же, когда творческий процесс в театре не останавливается, не прекращают работу и все службы – от завпоста до бухгалтера, что тоже важно.
В показателях госзадания корректировки властью пока не делались, но областное министерство, насколько мне известно, думает над этой проблемой. Считаю, что мы с властями в этом вопросе слышим друг друга. Другое дело, что разговора о финансировании недополученной прибыли, которая обеспечивает производство новых спектаклей, все расходы на продвижение театра, речи пока не идет. А мы ведь зарабатываем на прокате спектаклей сорок процентов от всего бюджета театра, и все они идут на наши новые проекты. Знаю, что федеральным театрам и театрам московского подчинения уже обещаны такие дополнительные средства, и это логично.
Конечно, выход из режима самоизоляции будет сложным, потому что нужно будет объяснить людям, что в театре безопасно, и обеспечить эту безопасность. Но мы готовы к этому и разрабатываем систему информационной поддержки для зрителей, которые придут к нам сразу после карантина. Здесь важно понимать, что мы не все спектакли апрельского и майского репертуара отменили – часть из них перенесли на следующий сезон, и ждем этих зрителей, так что залы не будут пустыми. С другой стороны, мы понимаем, что покупательская способность упадет, и хотим предложить нашим зрителям выход из этой ситуации программами лояльности. Подстегнуть прежний интерес к театру также позволит и выпуск той самой премьеры, которую наполовину уже подготовили, – спектакля «Петерс» по рассказу Татьяны Толстой в постановке Андрея Прикотенко. Мы не собираемся идеологически менять стиль нашего театра, а уйти в сугубо развлекательную сферу – наоборот, для «Старого дома» значило бы потерять своего зрителя. Нас знают как смелый и экспериментальный театр, мы сохраним этот имидж и будем продолжать привлекать зрителей именно новизной и нестандартным подходом во всех отношениях.

Мнения других руководителей театров ищите на нашем сайте по тэгу жизнь после карантина.

Комментарии
Предыдущая статья
Балеты Мориса Бежара временно доступны онлайн 10.05.2020
Следующая статья
Издана книга о фронтовых бригадах ВТО 10.05.2020
материалы по теме
Новости
#помогиврачам: к акции присоединяется петербургский Театр им. Ленсовета
В эстафету #помогиврачам, инициированную БДТ им. Г.А. Товстоногова и журналом ТЕАТР., включается петербургский Театр им. Ленсовета. Актёры театра будут читать реальные монологи реальных врачей в поддержку Гатчинской клинической межрайонной больницы.
Новости
Teatro Real открывается 1 июля и ждёт Кэти Митчелл
Королевский театр в Мадриде с 1 июля начнёт играть спектакли и представит в сезоне 2020/21 полтора десятка премьер.